«Обидно, что место твоего рождения во многом определяет будущее и ставит барьеры»

«Обидно, что место твоего рождения во многом определяет будущее и ставит барьеры»

Учитель, школьник и краевед города Бутурлиновка — о перспективах для молодёжи и зарплате в 15 тысяч
11 028
7
Фото: Павел Иванков

«Обидно, что место твоего рождения во многом определяет будущее и ставит барьеры»

Учитель, школьник и краевед города Бутурлиновка — о перспективах для молодёжи и зарплате в 15 тысяч
11 028
7

В рассказах о городе Бутурлиновка (а вы знаете, где он?) нет историй про бесконтрольных подростков или обшарпанные улицы. Кажется, это очень уютный и ухоженный город, но большинство молодых людей всё равно стремятся отсюда уехать. О том, как работает местная школа, чем молодёжь отличается от московской и что её не устраивает в Бутурлиновке, рассказали учителя и ученик из городской школы.

«Здесь продвинутые горожане соседствуют с типичными селянами»

Дмитрий Корюхин, учитель географии

Фото: Павел Иванков

Я стал участником программы «Учитель для России» сразу после учёбы в МГУ. Выбирая населённый пункт, хотел уехать подальше от Москвы, потому что очень к ней привязан. Я чувствовал, что если буду близко, то не смогу полностью сосредоточиться на работе. Кроме этого, мне хотелось, чтобы у меня была большая школа. Выбор пал на Бутурлиновку в Воронежской области. Даже от Воронежа туда ехать 2,5 часа на машине.

Весной, когда я приехал в Бутурлиновку впервые, я был поражён, насколько город чистый и аккуратный. Я бывал во многих географических экспедициях, в провинции такое нечасто увидишь. Здесь красивый исторический центр, храмы, красные кирпичные дома, площади, парки и памятники. Есть современный бассейн и кинотеатр — некоторые фильмы мы смотрим одновременно с мировой премьерой, но многие до нас всё-таки не доходят. Тогда остаёмся на периферии.

Здесь очень добрые и простые местные жители. После Москвы ты насторожен, во всеоружии и готов отвечать на хамство. А здесь — позитивные, спокойные и открытые люди. Мне часто приходится сбивать свой оборонительный настрой.

Школа, в которой я работаю, — самая крупная в городе. Она новая и собрала в себе несколько старых школ. По своей материально-технической базе она может соревноваться и с Москвой. Учатся в ней около тысячи человек. Но, конечно, стоит вопрос острой нехватки учителей по некоторым предметам. Дело в том, что в Бутурлиновке нет вузов. Большинство детей, которые хотят его получить, уезжают и не возвращаются — в том числе и люди с педагогическим образованием.

Школа в Бутурлиновке / Фото: Павел Иванков

Малый город — это нечто промежуточное между селом и городом, а потому здесь больше контрастов. Продвинутые горожане соседствуют с типичными селянами, трёхэтажные коттеджи с заброшенными избами, лексусы ездят бок о бок с копейками. В то же время городская отчужденность и холодность ходит рука об руку с деревенской добротой и душевностью.

Это напрямую отражается на детях. Всего у меня 350 учеников, и, разумеется, все они очень разные. Досуг тоже проводят по-разному. Есть те, у кого расписан каждый час — художественная школа, спортивная секция, борьба. Другие могут ходить от безделья по кладбищам и курить. Я убедился, насколько родители влияют на формирование ребёнка. Сейчас для меня это настолько очевидно, что иногда становится страшно. Как учитель ты не всегда можешь повлиять.

Фото: Павел Иванков

Но главным открытием для меня было, что при контакте с большим количеством детей ты не чувствуешь разницы между московскими детьми и детьми из Бутурлиновки. Телефон и интернет сделали своё дело. Они говорят на те темы, которые волнуют московскую молодёжь. Они смотрят Дудя и всех известных блогеров.

Интернет сглаживает различия. А это значит, что скоро мы не узнаем нашу страну. Она уже другая даже в провинции

В выборе профессии ребята отдают предпочтение понятным направлениям. Они видят врачей, юристов или военных — на них и хотят учиться. Выбрать что-то более креативное — дизайн или программирование — сложно, потому что не так много примеров людей, на которые они могли бы ориентироваться.

Самая яркая и отчасти печальная черта старшеклассников — это желание уехать отсюда. Объясняется это просто: хочешь высшее образование — уезжай. И такие ребята говорят, что вряд ли свяжут своё будущее с Бутурлиновкой.

Фото: Павел Иванков

Думаю, с этим ничего нельзя сделать. С точки зрения городских условий сделано уже всё. Это географическая ловушка. Мы периферия, а периферия почти всегда будет терять население. Моя зарплата, в зависимости от нагрузки, в среднем 15 тысяч рублей. Как вы удержите население, когда средняя зарплата учителя в Москве в 7-8 раз больше, чем у учителя в Бутурлиновке? Хотя нагрузка та же. Так во всех сферах.

Но есть большой пласт ребят, которые целенаправленно хотят поступать в заведения среднего специального образования. Они уходят после 9 класса: кто из-за страха перед ЕГЭ, кто из стремления получить рабочую и прикладную специальность, кто из-за невозможности уехать из города учиться по финансовым соображениям.

К сожалению, многие из них разочаровываются в своих возможностях и способностях. Они остаются в этом городе, не ставят перед собой сложных целей и, видимо, будут тут работать.

Фото: Павел Иванков

Как географа меня очень раздражает такое неравенство в нашей стране. В частности — неравный доступ к образованию. Обидно, что место твоего рождения, которое ты не выбираешь, во многом определяет твоё будущее, ставит барьеры, которые ты не можешь преодолеть. Если ты родился далеко от регионального центра, шансы получить хорошее образование снижаются. Моя цель в программе «Учитель для России» — бороться с этим неравенством, чтобы дети увидели на нашем примере: можно приехать после МГУ в небольшой город и работать. В маленьких городах можно делать большие вещи. Наша задача — показать детям разный мир, рассказать о своём опыте и вдохновить их на большие достижения. Чтобы они поверили в свои силы.


«Друзей из Москвы и зарубежья у меня больше, чем из Бутурлиновки»

Артём Камардин, 10 класс, 16 лет

Фото: Павел Иванков

Бутурлиновка делится на старый и новый город. В новом городе — торговые и спортивные центры, в старом — церкви и парки. Летом можно выехать за город, например, к Меловым горам или в Дивногорье. А зимой из развлечений только пять или шесть кафе, у половины из которых печальная репутация. Своё свободное я время провожу с девушкой или в учёбе. Впрочем, стараюсь проводить время нескучно.

Нормальные развлечения моего детства в Бутурлиновке — драться на палках или закапывать друг друга в снег и грязь. Сейчас появилось много детских площадок, раньше их не было. Я бывал в Воронеже, Москве, Краснодаре, Липецке, Сочи. От себя могу сказать, что самое главное в городе, где живёт подросток, — это перспективы учёбы и работы. В Бутурлиновке самая высокая зарплата — это тысяч тридцать-сорок. Столько получает, наверное, чиновник, а остальные пробиваются как могут. Малый бизнес стухает, хотя я верю в него! Ведь мой отец работает именно в нём.

В Бутурлиновке все друг друга знают: здесь невозможно что-то сделать втайне. Перспектив тут мало: всего три колледжа, молодёжь из города уезжает

Я хочу стать юристом, а для этого поступать в университет. В какой-то момент я понял, что хорошая память позволяет мне справляться с изучением истории, а рассказывать друзьям о том, что им будет за нарушение той или иной статьи — это очень увлекательно. Ещё я люблю языки, вот в последнее время начал изучать японский. Весьма экзотично для Бутурлиновки, но кто, если не я, будет этим тут заниматься?

Бутурлиновка / Фото: Shutterstock (Valentina Perfilyeva)

Ещё недавно я был очень замкнутым, но в последнее время стал активнее искать себе друзей. Вот нашёл девушку, с которой я могу проводить интеллектуальные беседы, спорить и вообще не отставать от современного мира. Это, конечно, очень важно. Мне важен физический контакт, но друзей из Москвы и зарубежья у меня больше, чем друзей из Бутурлиновки. Мы знакомимся в тематических пабликах (Лентач, Медуза, PLUM — это паблик про историю и политику): там проще найти людей, разделяющих твои политические и философские взгляды. Также у меня есть своя группа о японском языке. Но это так, для души.

А ещё я слушаю много разной музыки: от Бетховена до Монеточки. Самым главным в людях я считаю честность, доброту и принципиальность. Мои ориентиры — Махатма Ганди и Конфуций, а в современной России большое уважение вызывает, например, Константин Хабенский.


«Молодёжь, для которой в городе строится всё новое, от нас уезжает»

Ирина Эдуардовна, историк и краевед

Фото: Павел Иванков

Я родилась в Бутурлиновке в 1959 году. Мои предки по маминой линии были местными кожевенниками, купцами и вольными землепашцами. Бутурлиновцы выкупили себя в 1842 году — на 19 лет раньше остальной России — и для нас это до сих пор предмет большой гордости. Центральная площадь города названа «Площадью Воли», в центре города стоит памятник Александру Освободителю. Чувство свободного духа для местных очень важно. По старым постройкам заметно, что здесь жили люди состоятельные.

Для меня Бутурлиновка — родная земля. Я уезжала отсюда только на время обучения в университете, а после вернулась работать. Вне Бутурлиновки себя не представляю. В последние годы чувствуется, что люди стали относиться к городу бережнее. Появилась прекрасно оснащённая школа, поликлиника, спортивный комплекс. Дороги асфальтировали, а церкви реставрируют. С другой стороны, промышленность абсолютно загублена. Раньше было много предприятий — некрупных, но позволявших городу прокормить себя: молокозавод, мясокомбинат, маслозавод, сахарный завод, обувная фабрика. Они же обеспечивали людям рабочие места. Сейчас их нет — и молодёжь, для которой строится в городе всё новое, от нас уезжает.

Бутурлиновка / Фото: Wikimedia Commons

Какие развлечения есть для подростков? Кружки, студии, спорт. Выбора совсем не так много, как в мегаполисе, но со временем его становится всё больше. Две трети учеников школы идут в средние специальные учебные заведения, треть доучивается до 11 класса и поступает в вузы.

Школа оснащена всевозможным оборудованием, и мне кажется, что это очень здорово. А вот школьная программа требует большой переработки. Если говорить об истории, то очень мало внимания уделяется изучению XX века. Я бы хотела, чтобы наши дети знали свои корни: кто из их предков воевал, кто был репрессирован. На понимании своих корней взращивается патриотизм, а современные дети этим не интересуются. Меня это расстраивает.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(7)
Подписаться
Комментарии(7)
Естественно (и правильно), что Мел в основном пишет о России. Но в южной Европе примерно такая же ситуация- хочешь достичь высоких целей- уезжай из Сардинии в Милан, а лучше в Англию или в Германию. Вымирают целые деревни. Видимо, это общая проблема.
Ну там все же получше ситуация. И фермеры потомственные неплохо могут жить, и виноделы. И юристы в каждой дыре нужны, и врачи, и строители. И далеко не все стремятся к образованию. Потому что обычный автослесарь вполне может более-менее сносно жить всю жизнь.
Показать ответы (2)
Тысячи населенных пунктов в XXI веке исчезли с карты России. Сохранится ли тенденция в век Интернета? Что об этом говорит историческая наука (список книг по истории можно увидеть на https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/50148-yediny-uchebnik-istorii)? Развивались те города, где был бизнес. Нет бизнеса, то у города мало шан…
Показать полностью
В Бутурлиновке хоть нормальный интернет есть. А как насчёт самого большого региона (Саха)? Я оттуда. Школьники делают доклады и рефераты по энциклопедиям 30-летней давности. Где интернетизация регионов? Только в Якутске есть сносный интернет.
Показать все комментарии
Больше статей