Обратная сторона музыкальной школы — 3 навыка за 18 лет | Мел
Обратная сторона музыкальной школы — 3 навыка за 18 лет

Обратная сторона музыкальной школы — 3 навыка за 18 лет

Преподаватель сельской ДШИ — о «национальном достоянии»
2 042
14

Обратная сторона музыкальной школы — 3 навыка за 18 лет

Преподаватель сельской ДШИ — о «национальном достоянии»
2 042
14

Многие родители, отдавая детей в музыкальную школу, говорят, что делают это «для общего развития». Но что стоит за музыкальным образованием и стоит ли отправлять ребёнка в ДМШ? Об этом и изъянах системы рассуждает наш новый блогер, преподаватель музыки Галина Хохрякова.

Мой «манифест». Часть первая. Я не концертирующий виртуоз, не методист и не чиновник, а «всего лишь» преподаватель провинциальной школы искусств, но дискуссия о судьбах музыкального образования — это в первую очередь дискуссия обо мне, моих коллегах и наших учениках, вы согласны?

Я четверть века работаю в сельской ДШИ. Это хорошая человечная школа: творческая, живая — лицом к детям! Но скажу сразу: это стало возможным не благодаря системе и даже, пожалуй, не вопреки ей, а просто потому, что системе было не до нас. На протяжении многих лет у нас было достаточно свободы, чтобы жить и работать по-своему. Мы ориентировались на ситуацию, на возможности и потребности детей и взрослых, исходя из наших собственных возможностей и желаний.

С «национальным достоянием», которое надо сохранить (или реформировать — хотя одно без другого на самом-то деле немыслимо: всё застывшее мертво), я знакома не понаслышке. Я прошла этот путь от подготовительного класса детской музыкальной школы (ДМШ) до консерваторского диплома. Никогда не метила в исполнители, а вот стать хорошим учителем мечтала, но учили меня всегда как исполнителя! Педагогика и психология «мелким шрифтом» в училище и консерватории не в счёт!

Методика преподавания — да, основательнее, чем педагогика и психология, но ведь это о том, как обучать… опять же исполнителей!

Процитирую один из комментариев к моему посту во «ВК»: «Все 18 лет учёбы дети отрабатывают всего 3 навыка — чтения с листа, выучивания наизусть и выступления на сцене. По-моему, время тратится очень неэффективно». Не помню, чтобы кто-то когда-то короче и точнее высказался о сущности музобразования.

Подбор, аранжировка, импровизация, пение с собственным аккомпанементом, сочинение музыки — всё это либо самотёком в свободное время, либо (если повезло с учителем!)… Хотя нет, всё равно в свободное от подготовки к техзачётам и экзаменам время.

Мой муж много лет работал наладчиком станков с ЧПУ на заводе сельскохозяйственного машиностроения. Основной продукцией завода был разбрасыватель минеральных удобрений. Муж с друзьями однажды подсчитал (умножив производительность машины на план завода), что, если бы все изделия, произведённые заводом, вышли на поля, они покрыли бы страну слоем минеральных удобрений толщиной 30 сантиметров. К счастью, эти уродцы практически не функционировали и, будучи поставленными в сельхозпредприятия, просто стояли там без дела, постепенно ржавея и превращаясь в металлолом.

На мой взгляд, «продукция» ДМШ/ДШИ, музыкальных училищ и консерваторий во многом разделяет судьбу этих машин

Многие ученики этих учебных заведений на выходе — фактически живые машины. Они более или менее успешно воспроизводят нотный текст в соответствии с указаниями преподавателя по части динамики и прочих нюансов. Это во-первых. Во-вторых, многие выпускники, даже «успешные», неработоспособны: боятся сцены, не имеют репертуара, плохо читают с листа. Они вообще готовы провалиться сквозь землю, услышав невинную просьбу «Сыграй что-нибудь!». В-третьих, будь даже все они великолепно воспитаны ИМЕННО КАК ИСПОЛНИТЕЛИ, они покрыли бы весь мир слоем не знаю уж какой толщины. И зачем? Зачем миру столько хороших исполнителей?

Давайте произведём подсчёт только для пианистов. В стране 3 тысячи музыкальных школ — так, кажется? Допустим, каждая из них ежегодно выпускает 10 юных пианистов. Итого 30 тысяч. На самом деле, конечно же, гораздо больше.

Будь все они профпригодными абитуриентами фортепианных отделений музучилищ, да ещё и желающими в них поступить, конкурсы в училища были бы как на актёрских факультетах столичных театральных вузов. Трагедии абитуриентов, не прошедших конкурсных отбор, были бы гораздо горше: театралы точно не пашут ради поступления, лишая себя нормального детства, столько лет, сколько музыканты-инструменталисты «с серьёзными намерениями».

Почему-то подразумевается, что ученики ДМШ, не избравшие музыку в качестве профессии, автоматически становятся образованными любителями музыки, а студенты училищ и консерваторий, не ставшие концертными исполнителями, без проблем становятся адекватными преподавателями. Правда, второе уже давно подвергается сомнению.

Невооружённым глазом заметно, что несостоявшиеся исполнители в роли преподавателей часто просто опасны для учеников

В лучшем случае они могут успешно работать с подобными себе, то есть достаточно одарёнными и мотивированными. А вот что делать с обычными детьми, как учить их — откуда же им это знать?

А насчёт любителей музыки с ДМШ за плечами… Да, такие есть, не спорю, и это прекрасно! Но кто подсчитывал среди выпускников ДМШ процент забывших музыкалку (а заодно и музыку) как кошмарный сон? Навсегда закрывших крышку пианино (футляр скрипки)? Давших клятву не заставлять своих детей учиться музыке? А процент бросивших, не выдержавших двоек по сольфеджио и оскорблений (а то и битья по рукам) на уроках специнструмента? А процент тех, кому учиться было не чрезмерно трудно, но скучно? Для кого это была просто обязаловка, ряд дополнительных учебных предметов непонятно зачем — «без божества, без вдохновенья, без слёз, без жизни, без любви»? Примеров могла бы привести множество, но не буду. Всё это на поверхности.

И наконец: любители музыки — это ведь, по-хорошему, не только посетители концертов, но и люди, музицирующие для себя, для души, в кругу семьи, играющие в любительских оркестрах, поющие в любительских хорах.

За несколько десятилетий работы «системы», будь она продуктивна, такими вот музицирующими любителями (причём приверженцами именно академической музыки — так называемой классики!) стали бы в нашей стране многие и многие тысячи людей, но этого вовсе не наблюдается!

Таким образом, результаты работы системы нашего «лучшего в мире» музыкального образования весьма спорны. Не говоря уж о том, что в меняющемся мире даже просто сохранить хорошее невозможно, стоя на месте, — только двигаясь вперед!

Продолжение будет.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(14)
Комментарии(14)
Замечательно сказано! Я - концертмейстер со стажем - согласен с автором полностью. Тема хорошая и актуальная. Работа педагога направлена, в первую очередь, на участие ученика в престижных конкурсах, так как это даёт педагогу статус и добавку к зарплате.
Выйдя за пределы своего спец.образования, эти дети не приспособ...
Показать полностью
Полностью с вами согласен как ученик. Я не брал в руки скрипку с 1997 года, хотя закончил с красным дипломом, абсолютный слух, пытались отправить в училище и т. д. Никогда не отправлю ребёнка в музыкальную школу, пока не услышу, что там что-то изменилось в системе преподавания.
Полностью согласнсна с автором. Я сама закончила ДМШ, Муз училище, консерваторию. Нет я ни о чем не жалею, но когда то я хотела уйти из консерватории, это было на 2-м курсе, Я подумала о том , что в музыке надо либо быть великим, либо не быть никем, меня тогда отговорила мой преподаватель-концертмейстер. Я закончила...
Показать полностью
Показать все комментарии
Больше статей