Стоит ли говорить с дошкольниками о войне и как это правильно делать?

Стоит ли говорить с дошкольниками о войне и как это правильно делать?

Вы спрашиваете — «Мел» отвечает
3 037
3

Стоит ли говорить с дошкольниками о войне и как это правильно делать?

Вы спрашиваете — «Мел» отвечает
3 037
3

Пока не только школы, но и детские сады вовсю готовятся к 75-летнему юбилею Победы, родители спорят, не рано ли говорить о войне с дошкольниками. Нейропсихолог Наталья Романова-Африкантова поделилась мнением о ситуации у себя в фейсбуке, которое мы публикуем с её разрешения.

По интернету дважды прошли волны репостов сообщений от детских психологов, которые считают, что говорить с дошкольниками о войне рано и поэтому делать этого не нужно. Мол, малыши они ещё, не готовые к обсуждению темы смерти и войны.

Я очень хочу, чтобы альтернативная профессиональная точка зрения также была, хотя мнение оппонентов, безусловно, уважаю. Я считаю, что разговаривать с дошкольниками о войне можно и нужно, и вот почему:

1. Возраст от 3 до 7 лет для ребёнка, растущего в экологичных семейных условиях, время наибольшей безопасности. Это как раз тот период, когда «папа может все что угодно», а мама «самая добрая и красивая». И это лучший период для того, чтобы узнать обо всем, что может вызвать сильную эмоциональную реакцию. Задача родителей — спокойно рассказать, ответить на вопросы, получить эмоциональный отклик, контейнировать эмоции ребенка (помочь с ними справиться). Это возраст, когда в объятиях родителей не страшно ничего! Поэтому неудивительно, что…

2. Именно в дошкольном возрасте у ребенка в голове появляется тема смерти, страха смерти, страха смерти родителей, попытки объять то, что происходит с людьми после смерти. Это естественный процесс, и самым неестественным в этой ситуации будет отложить его обсуждение «на вырост».

Страхи возникают как раз тогда, когда с ребёнком что-то недостаточно обсудили, а не тогда, когда всё рассказали и ответили на все дополнительные вопросы

3. Без введения понятия смерти и её необратимости невозможно введение понятий «безопасность», «смертельная опасность», «высшая ценность жизни» и им подобных, а без них процесс воспитания может быть весьма затруднен. Старший дошкольник должен четко понимать, чем «нельзя» отличается от «смертельно опасно».

4. Дошкольный возраст — лучший период для того, чтобы передать ребёнку ценностное отношение родителей к важным для них понятиям. Уже в начальной школе источником истины для ребёнка станет учитель, а сразу после этого периода — его ровесники и друзья. И если вы считаете для себя важным донести до ребёнка ваше отношение к войне, религии/атеизму, гендерному равенству и другим значимым для вас понятиям, это лучше сделать в дошкольном возрасте.

5. Понятие фашизма и опыт борьбы с ним — отличный мостик к разговору о детях и взрослых с особенностями развития, о недопустимости дискриминации по национальному/расовому признаку, о неприемлемости буллинга тех, кто носит очки/имеет лишний вес/странно себя ведет и прочее. И это всё тоже было бы хорошо обсудить ДО школы.

Если говорить об этом нужно, то как правильно это делать?

  • Впервые рассказывать ребенку о войне/блокаде должен родитель/родители, а не педагог (потому что именно родитель — значимый взрослый, с которым не страшно и который должен помогать прожить любые эмоции).
  • Говорить об этом надо из состояния эмоционального покоя — когда нет других поводов для волнений и переживаний.
  • Родитель может и должен расставить акценты таким образом, как считает приемлемым сам. Например, сказать, что не-фашисты победили фашистов, не внося в обсуждение национальные/государственные категории участников войны. Или внося, если для семьи важно рассказать ребенку именно о холокосте.
  • Разумеется, не нужно подробно обсуждать с ребёнком зверства фашистов, затрагивать «сложные» темы поведения солдат обеих сторон на завоеванных территориях и другие проблемы, не имеющие однозначной трактовки.
  • Ответьте на все дополнительные вопросы и продолжайте на них отвечать, если они будут появляться. Не отмахивайтесь и не переносите их «на потом».
  • И нет, не потому, что «можем повторить», но исключительно в ракурсе «главное — чтобы никогда не повторилось».

Фото: Shutterstock (iyd39)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(3)
Подписаться
Комментарии(3)
О войне я начинаю говорить лишь тогда, когда достигли возраста подростка (https://mel.fm/blog/menedzhment-rynochny/89271-uchimsya-lyubit-russkuyu-klassiku-3). А до этого я прибегаю к приемам, выстроенных на эмоциональном восприятии. Ты хочешь играть в войну? Давай. Поиграли до обеда. На обед овсяная каша без масла — так живут в годы войны. Вот тогда романтика, через которую воспитывают патриотизм, улетучивается.
Меня военная тема смущала на фотосессиях детей в формах. Года три-четыре назад такие проходили как в школах, так и в детских садах. Вот это действительно сомнительно. И согласие родилетей, и со стороны педагогов. В этом бы случае вопрос осведомленности о войне поднять.

С мнением автора согласна. Сама по себе тема войны и смерти должна обсуждаться. Из неё вытекают и другие важные разговоры. Мы на ознакомление получили пособие «Детям о Великой Отечественной войне». Я бы ограничилась художественными произведениями и общими фактами. Хотя дети будут спрашивать больше. Как верно заметили, важен вопрос подачи.
Тут вопрос в первую очередь должен решиться для себя родители, что такое война в принципе (какая разница, ВОВ, Афган или Чечня). Вы уж решите, что война это лубочные картинки в книжках или кишки и мозги по стенкам, трупная вонь и культяпки вместо конечностей.
Какова формулировка «затрагивать „сложные“ темы поведения солдат обеих сторон на завоеванных территориях»?!
А то и про войну хотят рассказать и в розовых очках остаться с розовыми пони в обнимку и с автоматиками побегать.
Больше статей