«За пятерку — платим, за двойку — вычитаем»

«За пятерку — платим, за двойку — вычитаем»

Нужно ли платить ребенку деньги за хорошие оценки
40 679
38

«За пятерку — платим, за двойку — вычитаем»

Нужно ли платить ребенку деньги за хорошие оценки
40 679
38

Многие родители считают, что денежное поощрение лучше всего мотивирует ребенка учиться. Семейный психолог Катерина Демина специально для «Мела» детально разбирает этот вопрос и объясняет, почему оплата хороших оценок — не лучшая практика, и чем она может вредить школьнику.

Я провела небольшой социологический опрос в интернете, задавая один и тот же вопрос на нескольких «родительских» и «семейных» сайтах: о чем вы хотели бы прочесть в книге на тему «Дети и деньги»? На первом месте по результатам голосования в сети оказалась проблема: платить или не платить детям за домашнюю работу, как за школьные задания, так и за работу по хозяйству. По частоте возникновения на форумах и конференциях эта тема также лидирует. Хотя, казалось бы, в чем проблема? Хочешь платить — плати, не хочешь — ищи другие способы воздействия.

Существует несколько вариантов решения этого вопроса.

Иллюстрация Леонида Владимирского / Фото: fairyroom.ru

Метод «пряника»

Все очень просто: за пятерки-четверки платим заранее оговоренную сумму, за двойки — вычитаем. Тройки считаются нейтральной оценкой и не оплачиваются совсем. Некоторые продвинутые родители используют еще и «повышающий и понижающий коэффициент»: допустим, русский язык-литература-история дочке даются легко — за них платим только половину суммы. А труд-изо-физкультуру вообще за работу не считаем. Пятерку за контрольную по математике оплатим вдвое, за четвертные оценки — или дорогие подарки, или большой нагоняй с огромным штрафом (хорошо, если не с тюремным заключением).

Сын пришел из школы и рассказывает: «Мам, представляешь, Алиске мама предложила айфон купить, если четверть без троек закончит. А она так скривилась, и говорит: „Это что, мне целый месяц домашку делать что ли? Мне папа его и так на Новый год подарит“».

Метод «кнута»

Понятно, зеркальный вариант: за пятерки-четверки не платим ничего («учиться — это твоя святая обязанность»), за двойки-тройки лишаем карманных денег.

Иллюстрация Леонида Владимирского / Фото: fairyroom.ru

И тот и другой метод, как мне кажется, ничего, кроме вреда, не принесут. Будем исходить из допущения, что дети любознательны от природы, и учиться им должно быть интересно по умолчанию. Но вот приходит такой любопытный Буратино в первый класс, а там — в основном скука смертная. Сиди прямо, в окно не смотри, не разговаривай. Ни тебе рассказов об интересных вещах, ни сочинений на вольную тему. Самое классное, по идее, должно происходить на уроках труда и рисования — ан нет, опять все делаем по заданию, по шаблону, и вероятность получить «два» за рисунок.

И вот он сидит, мечтает, ждет, пока кончится эта мука, пропускает мимо ушей все, что монотонно говорит учительница. А может, и боится ее смертельно, потому что она кричит и бабахает об стол журналом или указкой. Или родители вчера вечером ругались на кухне. До учебы ли тут?

А родителям нужен результат. Они не хотят краснеть за сына на родительском собрании, не хотят в десятом часу вечера разбираться с уроками, им тяжело выносить собственный гнев и слезы ребенка. Вот тут и появляется это волшебное средство — деньги.

«Давай договоримся, — говорит папа. — Ты уже взрослый, и знаешь, что за работу людям платят деньги. Учеба — это твоя работа, мы будем тебе за нее платить». Далее следуют какие-то переговоры о начальной ставке и штрафных санкциях. Дело сделано!

Поначалу оно и правда работает. Ребенок начинает с энтузиазмом делать домашние задания, это не проходит незамеченным в классе, учительница хвалит. До первой двойки. Когда заработанные тяжелым трудом деньги — отбираются. Ребенок, конечно, в состоянии отследить связь между двумя этими событиями, но не может ничего исправить. Снова в системе появляется страх, как универсальный рычаг управления. А где страх — там паралич воли, блокируется любое творчество, учеба снова превращается в муку и «отбывание номера».

Более щадящий вариант этого метода — когда деньги только даются, без штрафных санкций. В общем, наверное, ничего плохого в этом нет: ребенок приложил некие усилия и получил заслуженную награду. Некоторая опасность таится в том, что ребенок привыкает получать деньги в общем-то за то, что является его обязанностью.

На самом деле без всяких скидок: учиться — обязанность ребенка, а обязанность родителей — обеспечить учебный процесс. Так что я бы, скорее всего, потратила эти средства на репетитора, на консультации психолога, на перевод ребенка в другую школу, чтобы учеба, наконец, стала для него тем, чем и должна быть: способом познания мира, увлекательным путешествием, игрой.

Раздумывая, куда отдать учиться своего сына, я отчетливо понимала, что его нельзя заставить молчать 40 минут, — его просто разорвет. И исходила из этих условий задачи. Он очень живой, подвижный мальчик, информацию выхватывает «из воздуха», любит рисовать, конструировать, играть спектакли. Я знала, что, если посадить его в класс, где надо сидеть «с ровненькой спинкой», отвечать только когда учительница спросит, а самое главное — где его полгода будут учить читать и считать (а он с четырех лет это умеет), у нас будет куча проблем как со здоровьем, так и с администрацией.

И я нашла ее — школу моей мечты: 15 человек в классе, за быстро сделанное задание получаешь звезду на грудь и задание повышенной сложности, литературой занимаемся для того, чтобы статью написать в лицейский журнал, в пятницу показываем спектакль (каждую пятницу!), четыре раза в неделю физкультура на улице; театр, гончарное искусство, оркестр — обязательные предметы. Мой электровеник приходил из школы в шесть вечера, валясь с ног, но глаза у него горели, он не болел ни разу за два года. Каникулы были бы наказанием, но и в каникулы они пропадали в школе: строили, лепили, ставили.

Да, вы правильно поняли: это был частный лицей. Не сильно дорогой, мне было по силам. Это именно то вложение денег, которое я считаю инвестицией: в здоровье, в положительное отношение к учебе, в закладывание социальных навыков. Сейчас мой сын в 7 классе и я до сих пор не напрягаюсь по поводу его учебы.


Не стоит платить ребенку за сделанные уроки или школьные оценки. Лучше наймите на эти деньги репетитора (можно терпеливую старшеклассницу из соседней квартиры) или сходите на прием к семейному психологу. Если денег много, а проблемы серьезные — найдите хорошую частную школу. Но только не устраивайте рыночные отношения там, где полагается быть интересу и доверию.

 

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(38)
Подписаться
Комментарии(38)
Согласна с Андреем. А вообще я за стимулирование ребенка деньгами, а статья написала настолько туманно и сумбурно, что не убедила. Взрослые получают за свою работу деньги и считают это справедливым (поработаете за «интерес», да не один год, а одиннадцать?).
«Но только не устраивайте рыночные отношения там, где полагается быть интересу и доверию». — Многим детям не нравится ходить в школу. Положа руку на сердце, могу сказать, что квалификация школьных учителей оставляет желать лучшего.
«ученик обязан учиться, а родитель обязан обеспечить эту возможность» — казалось бы, простой постулат, но тем не менее, он вызывает очень много вопросов. Давайте разберем другой пример. Обязанность родителей — сохранять здоровье своего чада. Если ребенок заболел — идем к врачу, берем больничный, покупаем лекарства. Я думаю, никто не встает в позу «у меня нет средств на покупку нурофена» или «я не могу себе позволить идти на больничный». или, еще замечательнее «я не могу давать лекарство своему ребенку, тк оно невкусное, ребенок не хочет его пить. С учебой — тоже самое. здоровый ребенок — в норме к 7 годам уже понимает, что есть надо, в состоянии брать на себя обязанности,. Кроме того, здоровому ребенку интересно учится — познавать мир. Если это не так — надо «лечить» — принимать меры самостоятельно или с помощью специалистов, тратить или время, или деньги. нет денег платить репетиторам — и хорошо, вместо того, чтобы откупиться от проблем ребенка — есть возможность начать самостоятельно их решать. Я сейчас выскажу еще одну несколько крамольную, по нынешним временам мысль. по сравнению с 80-ми годами прошлого века, современная школьная программа сильно упрощена. тем не менее, в те времена для усвоения программы большинству школьников репетиторы не требовались, сейчас — картина обратная. Мне кажется, причин к этому несколько, одни из главных — это желание родителей «заплатить» специально обученным людям за решение их проблем, и — условия сенсорной пресыщенности. очень сложно сохранять познавательный интерес, находясь в состоянии сенсорной пресыщенности.
На мой взгляд, «лечить» нужно не ребенка, а современную систему образования. Отметки в школе никакой связи со знаниями ребенка не имеют. Отметки — это просто маркеры того, что ребенок принимает условия социальной адаптации и определенных общественных норм, что само по себе о его интеллекте никак не говорит.

Я сейчас выскажу еще одну несколько крамольную, по нынешним временам мысль. по сравнению с 80-ми годами прошлого века, современная школьная программа сильно упрощена

Мысль вовсе не крамольная. Нормальная мысль. Очевидно, что для многих семидесятников и восьмидесятников программа кажется упрощенной, по меньшей мере потому, что и цели у школьного образования в те годы были другими. И школа была основным источником знания.

Школьное образование — очень косная штука, она не поспевает за реальными потребностями современной кадровой среды. Она учит ребенка куче абсолютно ненужных вещей, просто потому что не умеет учить ничему другому. Вот вам пример.

В старших классах до сих пор проходят синусы и косинусы — зачем? Никто не знает. Они реально хоть кому-то в жизни пригодились, за исключением профессиональных математиков и ИТ-специалистов? А если пригодились, то почему нельзя было пройти эти темы с вузе, с подростками, которые УЖЕ замотивированы.

Равно как я не понимаю, зачем проходить с детьми в шестом классе фонетический и морфологические разборы, тогда как большая часть детей едва-едва пишет по-русски. Я как профессиональный лингвист могу объяснить, зачем это нужно лингвистам. Зачем это нужно детям, я понятия не имею.

Про английский я молчу. Это печальная картина.

Информатика. В шестом классе детей учат работать с Word'ом. Seriously? Когда большинство их них уже начинают программировать на Python. Какого черта вы пичкаете детей синусами, но не можете дать базовые знания о программировании?

Вот вам ответ на вопрос, зачем нужны репетиторы — да потому что школа не справляется. Вот вам ответ на вопрос, зачем нужно платить ребенку за хорошие отметки — да потому что это хоть какая-то мотивация для ребенка учить неинтересное и, что важнее, ненужное.
В детстве моим образованием заведовали в основном бабушка с дедушкой. Оба инженеры, начитанные, интеллигентные люди, но придерживались абсолютно разных стратегий по вопросу оценок. Бабушка за каждую пятёрку давала пять рублей (это в 2000-х), а дедушка за каждую двойку давал по 100 (потому что считал, что я слишком много учусь и слишком мало отдыхаю). Конечно, было очень приятно получать по 10 пятёрок на неделе и потом получать свою «зарплату», но с другой стороны — совсем не было обидно получить 2. Грустные чувства от двойки скрашивались хрустящей сотней. Дедушка, правда, всегда обещал, что даст аж 1000, если мне поставят кол, но такого ни разу не происходило. Единственное, что не поощрялось никак — эдакая посредственность (3 и 4). И в этом был свой смысл, потому что если уж ты выучил, то выучил хорошо, на 5. А если не учил, то значит и не учил совсем — двойка тебе. А тройки и четвёрки — какой-то промежуточный результат, не слишком запоминающийся и никак не выделяющий тебя.
В итоге пробыл несколько лет отличником, а потом стал учить только те предметы, которые нравятся и поступил в ВУЗ по олимпиаде. Но дедушке очень благодарен за такую необычную систему, в классе все завидовали и не верили, что за двойку можно получать деньги)))
Показать все комментарии
Больше статей