«Чьи-то родители пожаловались на меня за маникюр». Как учитель разочаровался в госшколе и влюбил в себя тикток
«Чьи-то родители пожаловались на меня за маникюр». Как учитель разочаровался в госшколе и влюбил в себя тикток
«Чьи-то родители пожаловались на меня за маникюр». Как учитель разочаровался в госшколе и влюбил в себя тикток

«Чьи-то родители пожаловались на меня за маникюр». Как учитель разочаровался в госшколе и влюбил в себя тикток

Анастасия Ларионова

59

13.01.2022

Взрослые, глядя на его внешность, в основном возмущаются: и этот человек работает с детьми? Дети, наоборот, в восторге. Они с удовольствием танцуют, играют в снежки и выбирают для Романа Михайлова новые татуировки. Роман — учитель из Хабаровска, который ушел из госшколы в частную, завел тикток и собрал там 80 тысяч подписчиков. Мы записали его монолог.

Какая-то дедовщина

Мне всегда нравились иностранные языки, поэтому после школы я поступил в Педагогический институт в Хабаровске. По специальности я не просто учитель, а лингвист, переводчик, «межкультурник» и методист-преподаватель — все вместе. Весь первый курс я был уверен, что никогда не буду работать учителем. Летом работал вожатым, а потом попробовал себя в репетиторстве, проводил частные уроки английского. Сначала от преподавания не было никаких эмоций, но довольно скоро я увлекся, стало интересно помогать другим учиться.

На последнем курсе университета мне предложили поработать в государственной гимназии. Я согласился, но почти сразу понял: это точно не мое. Есть люди, которые могут работать в системе: им необходимы рамки для самоорганизации. Меня излишняя дисциплина просто убивает, с ней исчезает пространство для творчества. Работа в гимназии проходила по строгому регламенту, по заранее прописанным планам. Они редко нравились и мне, и ученикам.

Преподаватели в госучреждениях скептически и предвзято относятся к молодым коллегам

Как будто если ты сам молод, то не сможешь ничему научить детей: у тебя недостаточно опыта. Получалась какая-то дедовщина. Завуч неоднозначно относилась ко мне из-за внешнего вида — словно подозревала, что маникюр, татуировки, укороченные брюки и косухи делают меня недостаточно хорошим преподавателем. Она могла без стука зайти в класс и молча смотреть, как я работаю. Мне было некомфортно, но я не подавал виду, так как это была университетская практика и портить учебу из-за конфликтов не хотелось.

Примерно год назад я также работал преподавателем вокала в музыкальной школе. Однажды директор сообщил, что чьи-то родители пожаловались на меня в Роскомнадзор за маникюр. Аргументировали тем, что это «пропаганда ЛГБТ». Лично мне никто негативных комментариев за внешний вид не высказывал, поэтому я до сих пор не знаю, кто это был. Детям же вообще часто все равно, как выглядит учитель.

В итоге к нам на концерт пришла представительница образовательного комитета и наблюдала за выступлением. Она сказала, что все в порядке, я как педагог веду себя достойно и никаких противоправных действий не совершаю. От наклеек на ногтях я, естественно, не отказался.

Выйти на улицу посчитать деревья

Позже меня уговорили какое-то время поработать в местном колледже. Там тоже было много бесполезных ограничений, а в какой-то момент я почувствовал, что просто не хочу ехать и вести пары. Мне хотелось просто закрыться дома и лежать в тишине. Думаю, это было выгорание. Я возненавидел работу и понял, что, если не справлюсь с этим, дальше будет только хуже. В итоге я проработал полгода в гимназии, семь месяцев — в колледже и пообещал себе больше никогда не работать в госучреждениях.

Летом мне позвонила знакомая и сказала, что собирается открыть частную общеобразовательную школу. Предложила мне преподавать, и я согласился. Школа изначально задумывалась как прогрессивная. Здесь ориентируются на желания и предпочтения детей. Во время математики, например, можно выйти на улицу и пойти посчитать деревья, на английском — смотреть сериал «Ханна Монтана» и разбирать оттуда лексику.

У детей нет домашних заданий, оценок, школьной формы

Поэтому школьники, как мне кажется, испытывают гораздо меньше стресса. Вместо оценок наши ученики раз в полгода проходят специальную аттестацию. Но родители и дети этих оценок не знают. Мы только сообщаем, зачтен тот или иной курс или нет. Ученики обращаются к учителям на «ты». Многие возмущаются: «Как так можно? Никакой субординации, дети невоспитанные. Так нельзя, вырастут избалованными». Люди ужасаются, когда на моих видео дети лезут ко мне обниматься, но они всегда сначала спрашивают: «Рома, можно тебя обнять?» Иногда я отвечаю: «Да, можно», — а иногда говорю: «Нет, сейчас я не хочу обниматься. Сначала я разденусь, и тогда можно обняться». Дети и учителя уважают личное пространство друг друга.

Я всегда показываю детям, что я их уважаю, и делаю все, чтобы им было со мной комфортно. Не ругаюсь, не кричу на них. Учу, что ошибаться — это нормально. Стараюсь заинтересовать детей английским и постоянно добавляю в уроки темы, которые им интересны. Сейчас, например, мы с учениками смотрим детский мультфильм «Гравити Фолз», обсуждаем слова и произношение.

Знания не становятся хуже от танцев

Практически одновременно с началом работы в частной школе я стал публиковать видео в тикток — с конца лета 2021 года. Сразу сказал директору, что буду активно вести соцсети, и уточнил, не будет ли это проблемой. Сразу обозначил, что, если они станут давить на меня, требовать закрыть аккаунт или удалить профиль, мы не сможем сотрудничать. Директор ответила, что проблем не будет: «Все что хочешь — лишь бы в рамках приличия».

Если бы я работал в государственной школе, меня бы уже спокойно уволили за мои видео. В своем аккаунте я часто повторяю: все, что здесь появляется — необычная одежда, макияж, — не имеет отношения к обучению. Мои знания не становятся хуже от танцев на видео. И мне очень повезло, что директор это понимает. Понятное дело, что абсолютно голым я не появлюсь. Но в том, что я снимаюсь без футболки, нет ничего страшного: все ходят на пляж загорать.

В тиктоке я не называю школу, в которой преподаю, но школьный аккаунт, который ведет директор, подписан на меня. В своем инстаграме я тоже отмечаю школу, поэтому те, кому интересно, где я работаю, могут это отследить.

Детям, которые спрашивают: «Можно ссылку на ваш тикток?» — я отвечаю: «Если найдете мой профиль — здорово, поздравляю с победой, но сам ссылку вам отправлять не стану». Те, кто находят, обычно просят снять совместное видео, им нравится наблюдать за моим блогом.

«Ты же учитель!»

В моем аккаунте регулярно появляются хейтеры, которых беспокоит, что я с моей внешностью и предпочтениями в одежде работаю учителем. «Как можно тебе разрешить преподавать! Я бы не хотел, чтобы мой ребёнок учился у такого учителя! Парням нельзя делать маникюр — тем более учителям. Да как можно учителю иметь татуировки, кошмар! А почему такой внешний вид? А что за съемка такая откровенная! Ты же учитель!» Ненавистники в комментариях пытаются запретить мне преподавать из-за татуировок, дредов, одежды. Поначалу я отвечал на такие комментарии, но вскоре понял, что таких людей не переубедить, и теперь не обращаю внимания. Не вступаю в перепалки. Иногда отвечаю односложно: «Почему вы ногти сделали?» — «Захотел». «Кто вам разрешил преподавать?» — «Директор».

Мне всегда было страшно превратиться в злую бабушку из школы, которая бьет детей линейкой по рукам и кричит

В таких ситуациях, конечно, можно понять и учителя, и ученика, но не хотелось бы, чтобы система довела меня до такого эмоционального состояния. Думаю, если бы я остался в колледже или гимназии, то постепенно докатился бы до такого.

Конечно, выгорание для преподавателей неизбежно. Дети — это в любом случае энергетические вампиры, потому что общение с ними отнимает силы у любого человека и рано или поздно любой человек устанет. В этом нет ничего плохого, это нормально. Именно поэтому работать учителем нужно только по любви — если тебя действительно к этому тянет, если помощь кому-то вдохновляет тебя и ты готов становиться детям наставником.

Я стараюсь быть с детьми на одной волне, показывать, что мы с ними можем друг друга поддержать или обсудить то, что беспокоит. Мы не так далеки друг от друга: слушаем одну и ту же музыку, смотрим одни и те же сериалы и тиктоки. Мне нравится, что мы с детьми можем вместе зачитать что-нибудь из Инстасамки или поиграть в снежки. Мои ученики тоже счастливы из-за нашего комфортного общения. Они знают, что я, как и они, в первую очередь человек, со своими эмоциями, интересами, личной жизнью, а не просто преподаватель, который живет в школе и не имеет жизни за ее пределами.

Хабаровск — Москва — Америка

Я хочу и дальше развивать свой блог. Это мой способ самовыражения. Как бы высокомерно это ни звучало, мне нравится внимание. Меня радует мысль, что мой блог может замотивировать других педагогов завести профиль, выйти за рамки. Многие благодарят меня: увидели мой блог и поняли, что быть учителем очень интересно. Сейчас, как мне кажется, моему профилю не хватает какого-то характерного образа. Я надеюсь сформировать его, чтобы появилось направление для развития. Хочется остановиться на более узкой тематике, но и не становиться ее заложником.

Ближайший год я планирую работать в школе. Затем мне бы хотелось уехать. Для начала в Москву, потому что Хабаровск слишком далеко от основной России. Добраться куда-нибудь отсюда тяжело, и мне становится тесно в этом городе. А дальше было бы здорово пожить в другой стране. Например, в Америке. Хотя, учитывая ситуацию в стране, сделать это тяжело.

За помощь в подготовке материала благодарим стажеров Лейлу Атасарыеву и Кристину Гаспарян.

Комментарии(59)
Возможность оставлять комментарии отключена
Расскажите, как дети после обучения в вашей школе без оценок получат аттестат? Просто в этом мире, к сожалению, нужна бумажка об образовании. Как у вас это происходит, интересно, я не пытаюсь вас тролить.
Раз в пол года дети проходят аттестацию, пишут контрольные работы по предметам, утверждённые ФГОС, затем отправляются в министерство образования. Там ставят оценки, по итогу, каждый ученик получит аттестат государственного образца
Начала читать настороженно, пока читала, начала склоняться к тому, что парень говорит здравые вещи. Но как посмотрела тик-ток (42)…Это тоже дети смотрят? Но так же нельзя. Возможно, нам это нужно — быть более открытыми, уходить от старых рамок, искать новые, интересные формы взаимодействия, обучения… Но не скатываемся ли мы в этой свободе самовыражения в пошлость, развязность. Все-таки, я считаю, должна быть недопустимость в отношении матов, а также секс. выпячивании, зависимостей. Уважение к старшим должно быть. Нравственность должна быть
а вам не кажется что это ваша трактовка нравственности и есть пошлость?
Уж лучше накрашенные ногти и голова на плечах, чем прилично одетая дама, обзывающая дураками и дебилам. Роман, спасибо Вам за откровенный монолог. Жаль, что таких учителей как Вы мало в нашей огромной стране.
Может даже не обзываться, но ни фига не знать по предмету, не знать языка, иметь плохое произношение, и просто не уметь преподавать — поэтому не смотря на все «приличия» — на фига?
Показать все комментарии