6 важных фактов о травле в школе, которые лучше знать родителям

6 важных фактов о травле в школе, которые лучше знать родителям

Потому что это, к сожалению, может случиться с каждым
107 497
18
Кадр из фильма «Школа выживания» / Paramount Pictures

6 важных фактов о травле в школе, которые лучше знать родителям

Потому что это, к сожалению, может случиться с каждым
107 497
18

Неважно, как называть это явление: «травля в школе» или «буллинг». Если в классе каждый день запирают в кабинке туалета слабого мальчика и не выпускают оттуда — это проблема и учителей, и родителей, и детей. И если травля всё ещё часть школьной жизни, то надо постараться узнать о ней как можно больше.

1. Травля — системный сбой школьного коллектива

Кадр из фильма «Школа выживания» / Paramount Pictures

Травля — системный баг, и разбираться с ней на уровне детей и родителей абсолютно неэффективно. До сведения учителей нужно донести суть происходящего. Нередко учителя начинают сваливать вину на затравленного ребёнка: «он не похож на других», «он неправильно себя ведёт», «он сам подставляется», «его не любят». Или даже: «она такая умная, а умных не любят». Главное, не поддаваться на эти провокации, даже если они имеют вид комплиментов ребёнку.

Читать дальше


2. Жертва — не всегда ребёнок, который чем-то выделяется

Кадр из фильма «Школа выживания» / Paramount Pictures

Важное дополнение к первому пункту. Как обычно объясняют травлю? Слишком толстый, слишком худой, рыжий, в очках. И вообще сам нарвался. Но правда в том, что жертвой буллинга может стать любой, а внешность, музыкальные вкусы, успехи в учёбе или проблемы в семье — лишь повод. Красивые и умные дети страдают от нападок одноклассников не реже других. Всех жертв объединяет разве что повышенная чувствительность: они часто показывают свой страх, могут заплакать, то есть реагируют на травлю именно так, как нужно агрессорам.

Читать дальше


3. Роль агрессора или жертвы — это не навсегда

Кадр из фильма «Школа выживания» / Paramount Pictures

Конечно, последствия травли сказываются в будущем. Люди, которых травили в детстве, вспоминают о школе как о самом худшем, что было в их жизни. Но это не значит, что жертвы становятся неудачниками, а агрессоры никогда не признают своих ошибок. И всё же поведение в школе — это не те модели поведения, которые человек будет реализовывать всю жизнь. Кристин Аудмайер в книге о школьной травле «Все на одного» приводит истории десятков успешных и уверенных в себе взрослых, которых гнобили одноклассники. И столько же историй обидчиков, которым уже в старшей школе становилось стыдно, и они начинали защищать того, на кого сами недавно нападали.

Читать дальше


4. В школьной травле участвуют не только ученики, но и учителя

Кадр из фильма «Школа выживания» / Paramount Pictures

Учитель-буллер — такая же реальность, как и агрессор-одноклассник. Только у учителя гораздо больше ресурсов для масштабной травли. Часто дети молчат о том, что происходит. И здесь речь может идти в том числе о сексуальных домогательствах. Ребёнку может быть стыдно или он просто не знает, как говорить о происходящем. Именно поэтому необходимо дать детям те слова, которыми они могут описывать свои эмоции. А ещё — объяснить, в каких именно ситуациях они сталкиваются с проявлением ненормального отношения со стороны учителя. Ребёнок должен понимать, что между учителем и учеником существует дистанция, которую нельзя нарушать. Учитель не должен унижать ученика, и роман между ними — невозможен.

Читать дальше


5. Родитель может сделать только хуже

Кадр из фильма «Школа выживания» / Paramount Pictures

Например, посоветовать дать сдачи или не обращать внимания на происходящее. Первый совет сформирует у ребёнка представление, что все проблемы можно решить силой, и даст индульгенцию на вымещение накопленной обиды и злости на других детях. Второй — запустит две мысли у ребёнка: мне плохо — я не должен обращать на это внимание, мои переживания не важны — я не важен, в том числе и для родителей. И то и другое в решении проблемы не поможет, но скорее приведёт к разрушению доверительных отношений в семье и только усугубит ситуацию с травлей.

Читать дальше


6. Слова действительно могут помочь

Кадр из фильма «Школа выживания» / Paramount Pictures

Главное — правильно их подобрать. Часто, сталкиваясь с буллингом, родители хотят отправиться к обидчику и его родителям/директору/учителю, устроить скандал или просто забрать ребёнка из школы. Но важно понять, что сложившуюся ситуацию надо обязательно обсуждать с ребёнком. Только в этом случае появляется шанс действительно что-то изменить. «Ты ни в чём не виноват», «Давай вместе подумаем, что можно сделать», «Спасибо, что поделился со мной. Я это ценю и понимаю, что ты чувствуешь» — все эти фразы помогут ребёнку понять, что он не остался с проблемой один на один, и дадут возможность почувствовать себя защищённым.

Читать дальше

Все о травле в школе читайте по этому тегу.


Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(18)
Подписаться
Комментарии(18)
Корень проблемы в том что школа — это тюрьма. Т.е. учреждение в котором группа людей (детей) сгоняется и удерживается принудительно, против их воли и интересов. В замкнутом пространстве, в условиях несвободы неизбежны конфликты между обитателями. То же самое происходит в животном мире: заприте стаю собак в тесном вольере, и они неизбежно начнут выяснять кто тут главный (сильный).
работа — это такая же тюрьма, или массовая мышеловка с сыром под видом зарплаты, и там тоже каждый пятый страдает от буллинга.м и, кстати, как и в школах, где половина случаев — буллинг учителями, так и в рабочей жизни в половине случаев буллят начальники. трудно отказаться от любого вынужденного контакта с людьми, продолжая жить в социуме. значит, надо думать не о том, не как уйти от проблемы, а как её решить. опыт конкретных школ и организаций показывает, что это вполне возможно.
Так просто сказать «дай сдачи».
Но в моем случае официальная причина травли — я была
самой слабой и тихой в классе девочкой. Подоплека — изначальная травля со стороны учительницы, которая инициировала и поддерживала это поведение со стороны других учеников (ей не нравилось, что мама носит мой рюкзак, а я — мамину сумку, ей не нравились мои волосы, моя одежда, мои подарки, сам факт моего прихода в ее класс — обычная человеческая антипатия).
И на меня никогда не нападали в одиночку. Поодиночке они против меня ничего не имели. Нападали всегда 3-5 человек. Стоило слабой девчонке замахнуться на одного из нескольких крепких мальчиков — жестоко запинали бы группой. Чем в итоге все и закончилось.

Интересно повернулась эта ситуация много лет спустя.
Встречала случайно на улице своих школьных обидчиков. Они принимались извиняться и говорить, как их сейчас тяготит то, что тогда было.
А вот муж… любимый муж… призналась ему в том, что со мной это было. Ни поддержки, ни сочувствия. Только осуждающее «значит, ты их провоцировала и вообще все неправильно делала» и — с хохотом — цитата из «Теории большого взрыва»: «Дети точно знали, за что макали Шелдона головой в унитаз». И это больно.
муж конечно разочаровал.
но и эти извинения — демагогия.

с моего «легкого языка» одним из «слоганов» риторической травли новенькой тихони в 9-м классе стала брошенная ироническая фраза.
учитывая то, что в итоге посреди уч. года девочка вынуждена была перевестись в другую школу, мне, конечно,
постфактум дискомфортно из-за своего такого «креативного» соучастия в преступлении. но тогда даже отчасти льстило что меня «цитируют».
Начинается с массированной организованной травли учителей системой образования.В результате копится агрессия, которую лишь единицы педагогов умеют обратить по адресу — на исторчник издевательств. Уйти из школы мешает экономическая зависимость, зарплата нужна. Поэтому агрессия перенаправляется (канализируется) в сторону, на слабого (на ученика, чаще всего, или на коллегу). Когда подобное происходит в детском коллективе, затравленный учитель не считает происходящее чем-то экстраординарным, ибо по его личному опыту «такова жизнь». Когда я однажды, очень давно наказала в своем воспитательном классе всех, кто участвовал в травле, заставив мыть рюкзак жертвы, который они запинали и заплевали, потом пригрозила, что впредь будут иметь дело со мной, а не с затюканным ими одноклассником, и что на всякую силу найдется еще бОльшая сила, директор вызвала меня и сделала мне замечание, что, дескать, я «мешяю детям учиться жизни». Эти затравленные и прибитые люди считают моббинг нормальным, ЗДОРОВЫМ явлением.Начинать надо с общей атмосферы школы.
Показать все комментарии
Больше статей