«Почему у нас в городе ничего нет?» Как учительница из Искитима пытается менять жизнь детей

«Почему у нас в городе ничего нет?» Как учительница из Искитима пытается менять жизнь детей

И с какими трудностями она столкнулась
Время чтения: 6 мин

«Почему у нас в городе ничего нет?» Как учительница из Искитима пытается менять жизнь детей

И с какими трудностями она столкнулась
Время чтения: 6 мин

Светлана Раевская живёт в небольшом индустриальном городе под Новосибирском. Она пытается организовать свою школу программирования и сейчас собирает на неё деньги. Мы поговорили со Светланой о том, что ею движет, почему с программированием в школах большие проблемы и чего не хватает детям в маленьких городах.

У нас в городе не учили ничему, что называется «навыками XXI века»

Мне 41 год, я замужем, и у меня две дочери: одной 15 лет, второй восемь. Мы живем в Искитиме (город в Новосибирской области. — Прим. ред.) уже 10 лет. Когда мы сюда переехали, я сначала ушла в декрет, а потом работала удалённо — занималась SMM. Но понимала, что дети растут и им нужно дополнительное образование — например, какие-нибудь кружки.

Светлана Раевская

Я окончила Новосибирский педагогический университет с красным дипломом учителя истории и социального педагога, но никогда не работала по специальности. При этом тема образования мне всегда была интересна.

Когда дочь вошла в подростковый возраст, я начала думать, кем она станет и как помочь ей выбрать профессию, — начала читать о высшем и среднем образовании и о том, что у нас с ним вообще происходит. И то, что мне было интересно, те курсы, на которые я рекомендовала пойти своему ребёнку, были только в Новосибирске. То есть надо ездить в другой город, и, естественно, цены там новосибирские, а зарплаты у большинства — местные. Она съездила на один из тренингов и спросила: «Почему у нас в городе ничего нет?»

Я довольно долго думала, наблюдала: для маленьких детей есть развивающие курсы, аниматоры. Есть центр дополнительного образования, школа английского языка, спортивные секции. А вот тренингов по профориентации, курсов повышения финансовой грамотности, эмоционального интеллекта и вообще того, что называется навыками XXI века, нет.

Когда я разговаривала об этом со знакомыми учителями, они даже не понимали, о чём я вообще: им не знакомы такие термины, как «эмоциональный интеллект»

Я начала искать, что смогу сделать в этой сфере, и придумала образовательный проект «Нешкола», где дети смогли бы получать те навыки, которым в обычной школе не учат.

Я закончила заниматься SMM и на те деньги, которые у меня оставались, прошла обучение тренеров по профориентации. Хотела работать просто как коммерческая организация, постепенно добавляя какие-то тренинги, курсы, но поняла, что родители не очень интересуются всем этим и денег на это у них нет. Даже если стоимость в два раза ниже, чем стоимость такого же тренинга в Новосибирске.

Я их понимаю. За первый год у меня не было продаж: я организовывала бесплатные мастер-классы, участвовала в каких-то общегородских мероприятиях, где был большой поток людей и я могла пообщаться и с детьми, и с мамами. Так я подружилась с молодёжным центром нашего города, проводила на их базе бесплатные профориентационные тренинги. За год была у меня одна продажа, корпоративная: местное предприятие приобрело услугу для детей своих сотрудников.

Между городскими и деревенскими детьми огромный образовательный разрыв

Тогда я стала понимать, что жить на это нельзя. И развивать так проект нельзя. К тому времени набралось уже достаточное количество обратной связи. Естественным образом у меня повернулся взгляд в некоммерческую сторону.

Я зарегистрировала региональную общественную организацию по работе с детьми и молодежью «Нешкола», прописала профориентацию, развитие цифровой грамотности и финансовой грамотности, давая себе простор для развития творческих способностей детей и функциональных грамотностей.

Первое мероприятие, в котором мы приняли участие как некоммерческая организация, — Европейская неделя программирования. Мы получили два небольших гранта, благодаря которым смогли провести мастер-класс, где научили детей делать сайты, а также занятие по робототехнике в коррекционной школе для слабослышащих детей.

Я начала смотреть, какие школы программирования есть в Новосибирске и в Москве, и обнаружила, что везде есть Python, Scratch, это актуально и нужно.

Городские дети этим занимаются и владеют, а наши лишены такой возможности

Я вернулась к идее, что существует слишком большой разрыв между детьми из малых городов, сельской местности и детьми, которые живут в мегаполисах: образовательный разрыв в возможностях, в доступе к интересному, актуальному, полезному.

Из Искитима до Новосибирска ехать полтора часа на электричке: здесь чуть меньше ста километров. Моя дочь ездила, я её отпускала, но для большинства детей поездка в Новосибирск — это событие. Также существует расписание электричек, то есть нужно подстраивать под него свои занятия.

Существует ещё и разница в менталитете, потому что человек, принимающий решение, на что потратить зарплату, — это взрослый. Отправить ребёнка на профориентацию, финансовую грамотность или в школу программирования решают мама и папа. И, соответственно, они должны понимать, что это реально важно, действительно нужно, что на это сейчас стоит потратить деньги и это инвестиция в будущее своего ребёнка.

У нас, наверное, не все родители это понимают. Накладывает свой отпечаток жизнь в небольшом городе, в ограниченном пространстве. Да и наличие пивного магазина в каждом доме также привносит особый колорит в жизни родителей и детей.

Word и Excel в резюме заменяются на владение языком программирования

Я не могу говорить обо всех школах города, их 11, и где-то точно есть грамотные преподаватели. Но дети говорят, что уроки проводятся не всегда регулярно, неинтересно и непонятно. Я не знакома с программами по информатике, но, скорее всего, они писались довольно давно и не очень актуальны.

Возможно, они будут обновляться, потому что в государственной политике сейчас есть фокус на развитие естественно-научного направления, но когда это ещё придёт, мы-то сейчас живём. Есть дети, которым уже 13–14 лет, и им это нужно сегодня.

Когда я окончила институт, в резюме у меня стояло умение пользоваться Word и Excel, сейчас это кажется смешным

Сейчас в этой строчке указывают владение каким-то языком программирования. Оно необходимо в большом спектре профессий, иногда даже неожиданных.

И неважно, какое направление выбирает ребёнок. Технологии будут необходимы и в культуре, и в образовании, и в биологии, и в медицине. Возможно, это плохо понимают люди старшего возраста, потому что им труднее адаптироваться, а молодёжь чувствует. Кто-то самостоятельно осваивает, кто-то приходит в программирование из компьютерных игр. И здорово, если родители это осознают и помогают ребёнку овладеть дополнительным навыком, который сделает его более успешным в будущем и более конкурентным на рынке труда.

Через год работы в НКО я поняла, что такое эмоциональное выгорание

Мне интересно работать с подростками — это наша основная целевая аудитория. Вы не представляете, насколько они классные. Сейчас говорят, что наши дети какие-то не такие. Это полная ерунда.

Мне хочется, чтобы у них было больше возможностей. Я сама из рабочего посёлка Линёво, это ещё на 25 километров дальше от Искитима. Я окончила школу с одной четвёркой, приехала в Новосибирск поступать и чувствовала себя несколько ущербно на фоне городских детей. Но это было в 1996 году. Иметь такую же ситуацию в 2020-м просто стыдно.

У всех детей должны быть одинаковые возможности, одинаковый доступ ко всему, они должны одинаково себя чувствовать после выпуска из школы, а не ощущать ущербность, потому что они из посёлка в 20 тысяч человек.

Что касается финансовой составляющей — да, это трудно. Иногда бывают глубокие эмоциональные спады, ощущение надвигающейся депрессии

Когда я начинала этим заниматься, я не могла понять, почему так много пишут об эмоциональном выгорании, это вообще что такое? Уже через год я поняла, потому что сама начала балансировать на грани.

Я постоянно читаю, смотрю, обучаюсь работе в сфере НКО, потому что я совсем молодой руководитель. Для меня всё новое, всё надо изучать. Кроме того что я занимаюсь «Нешколой», я ещё работаю на полставки в благотворительном фонде, там есть минимальная зарплата, которая позволяет элементарно не умереть с голоду.

Я надеюсь всё-таки, что удастся привлечь на проект «Нешкола» средства, которые позволят платить зарплату мне и нашим тренерам. Пока я работаю второй год на энтузиазме.

Но меня очень поддерживают муж, дети, подруга. И я благодарю тех, кто уже меня поддержал на платформе «Планета.ру». Я вижу, что там есть небольшие платежи — 50, 80, 100 рублей, а есть крупные: например, какой-то незнакомый человек перевёл 10 тысяч. В моём мире это очень большая сумма. Но я благодарна за любой перевод.

Я понимаю, что у каждого свои возможности, и каждый рубль — плюс к моему эмоциональному состоянию. Меня это очень сильно поддерживает и помогает не опускать руки

Конечно, в моей идеальной картине школы программирования я вижу как минимум двух преподавателей, помещение не такое, из которого надо уходить и уносить с собой ноутбуки, как происходит сейчас, несколько групп детей, стабильное финансирование, дополнительные курсы по монтажу и видеомонтажу, по блогингу, то есть то, что детям будет действительно полезно и интересно. Но, безусловно, это зависит от того, удастся ли нам найти финансирование на все наши идеи.

Для запуска школы программирования Светлане необходимо 10 ноутбуков для детей, один ноутбук для педагога и проектор для демонстрации экрана педагога ученикам. Поддержать её идею можно здесь.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет