Никто не предлагал запретить чаты, или О реальных проблемах школ и педагогов

Никто не предлагал запретить чаты, или О реальных проблемах школ и педагогов

«Запретить родительские чаты», «Узаконить обязательное обращение на „вы“ в стенах школы» — эти инициативы вызывают бурное возмущение у родителей. Но почему? Наш блогер, учитель и эксперт профсоюза Марина Балуева, считает, что такие меры отвлекают общество от глобальных проблем в школе, которые никто не хочет решать.

Когда я встретила в интернете слово «хайп», посчитала, что оно не имеет ко мне никакого отношения. Оказалось, напрасно. Потому что вскоре мне довелось в полной мере ознакомиться с особенностями этого понятия и рассмотреть довольно широкий спектр оттенков смысла, который обычно вкладывают в это слово.

Начало было положено месяц назад, когда приятный мужской голос, представившийся корреспондентом одного из информационных ресурсов, попросил прокомментировать драку со стрельбой в одном из районов Санкт-Петербурга, произошедшую после общения родителей в школьном чате. На вопрос первого журналиста (а потом второго и третьего) я ответила, что, мол, если люди не умеют цивилизованно договариваться, вероятно, можно рекомендовать, чтобы их беседы модерировал кто-то третий и, возможно, на другой платформе.

Через некоторое время посыпались звонки с просьбой прокомментировать мое предложение «запретить родительские чаты». В недоумении я обратилась к поисковику, который выдал изрядный перечень публикаций под заголовками типа «Профсоюз учителей потребовал запретить родительские чаты».

В текстах большинства заметок мои слова давались в вольном пересказе, без кавычек и без границ с журналистским комментарием, содержащим требования запрета. Понять, где мои слова, а где — журналиста, было невозможно.

На основе первых трех заметок как грибы после дождя сыпались «новости» с новыми комментариями, содержащими весь спектр диаметрально противоположных оценок «инициативы»: от одобрения до сопротивления вплоть до лозунгов вроде «Никакая Балуева не запретит родителям школьников общаться в чатах!»

В течение нескольких часов одного дня я, человек в жизни крайне осторожно относящийся к запретам, превратилась в руководителя некоего мифического запретительского движения. Интервью и просьбы комментариев продолжались еще несколько дней. И везде я оправдывалась и объясняла, что же хотела сказать на самом деле. Не знаю, что поразило меня больше: механизм формирования «хайпа» или интерес, который вызвала эта тема.

Интерес, с одной стороны, понятный, ведь это чистая экзотика, когда родители школьников собираются вместе, чтобы друг в друга пострелять

Кроме того, незадолго до этого случилась трагедия в Волгограде, где разборки между родителями закончились не так мирно — смертью для одного и, вероятно, тюрьмой для остальных участников инцидента. Однако, мы живем в такое время, когда зачастую и более острые новости остаются без внимания. Не говоря уже о серьезных проблемах, не острых с виду, но лежащих глубоко в основе горячих вопросов.

Особенно обидно мне, как активистке профсоюза осознавать, что мало кому интересны проблемы рабочего времени учителей, оплаты их труда, организации учебного процесса и охране здоровья его участников (точнее было бы сказать отсутствия охраны здоровья). Мало кто видит причинно-следственные связи положения учителя в обществе с качеством обучения собственных детей, и поэтому данные темы мало кого волнуют.

Почему же так задело выдуманное СМИ, и главное — совершенно невыполнимое, якобы намерение прикрыть («запретить») родительские чаты? Не потому ли, что такие темы отвлекают от более тяжелых мыслей и трудных задач по переустройству школы и дают легкий «выход пара» в возмущении и борьбе за «свободу собраний» в чате?

Наивно было бы предположить, что родителями становятся только ответственные трезвомыслящие люди

Или, наоборот, что родительство само по себе меняет человека в лучшую сторону. Социальный срез родительской общественности идентичен социальному срезу общества. Если в обществе распространено насилие, хамство и неуважение к знанию и труду, то пропорционально столько же проявлений подобных качеств будет со стороны семей, отдающих ребенка в школу.

Ждать от школы какого-либо существенного эффекта по перевоспитанию этой, близкой к критической, массы детей и взрослых было бы нелогично. Особенно в условиях насаждаемого неуважения к школе и отсутствия у этого общественного института каких-либо рычагов воздействия на потребителей образовательных услуг.

Как же исправить эту ситуацию? В КПРФ, например, предложили узаконить в стенах школы обращение на «вы». Такое обращение действительно способствует дистанции и взаимоуважительному (хотя бы внешне) общению. Вся соль в том, как именно это будет воплощено в жизнь.

В конце девяностых одна моя знакомая школьная директриса посетила Финляндию. Больше всего ее впечатлило в финской системе образования, что дети по школе ходят в носочках. Руководительница мучилась проблемой вечного отсутствия у детей сменной обуви и затаптывания коридоров, которые уборщицы не успевали приводить в надлежащий вид.

Сознавая, видимо, что школа в Санкт-Петербурге не настолько уютна, чтобы обеспечить желание и возможность ходить по ней без обуви, но не сознавая, как много проблем вызывает у школьников необходимость ежедневного ношения в школу мешка со сменкой вдобавок к набитому рюкзаку, директриса решила пойти по самому простому, как ей казалось, пути.

Она приобрела ковровую дорожку, которую велела расстелить в центральном коридоре, куда выходили двери ее кабинета. Она была совершенно уверена, что школьники не посмеют наступить на чистую дорожку грязными кроссовками и это заставит их задуматься насчет сменки. Конечно, через неделю дорожка была затоптана.

Вот я и думаю, не станет ли инициатива с «выканьем» подобно той дорожке всего лишь попыткой простого решения сложных вопросов, заведомо обреченной на провал. Не будет ли само обращение на «вы» в таком случае быстро дискредитировано? Хотя в комплексе с остальными мерами, направленными на формирование взаимоуважительных отношений между участниками образовательного процесса, это могло бы укрепить остальные меры и сработать неплохо.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Иллюстрация: Shutterstock / EkaterinaDanilova

Читайте также
Комментарии(8)
Предложение перейти на «вы» адресовано педагогам, дети и так обращаются на «вы», осталось перейти взрослым. Если дети и родители — срез общества, то учителя это ведь определенная страта, имеющих определенный уровень образования, так что должно пойти «не так»?
В инициативу фракции КПРФ входит и предложение детям, начиная с первого класса, на уроках общаться друг с другом на «вы». Кроме того, образование само по себе и вежливость сама по себе связаны слишком опосредованно, чтобы из общей образованности учительской страты выводить непременную успешность внедрения «выканья».
«Почему же так задело выдуманное СМИ, и главное — совершенно невыполнимое намерение… […] Не потому ли, что такие темы отвлекают от более тяжелых мыслей и трудных задач по переустройству школы?..»

Да нет, тут всё гораздо проще; современные «блогеры» не способны продумывать такие сложные ходы. Дело в самой природе так называемых СМИ и так называемых журналистов, всюду выискивающих «трупную изюминку». Композитор Шниперсон из фильма «Ширли-мырли» выразился по этому поводу кратко и ёмко: «А журналистов я не люблю. Потому что сволочи!»

Писатели Ильф и Петров пытались сказать об этом немного раньше, но цензура запретила, и получилось что-то вроде акробатов пера, виртуозов фарса и шакалов ротационных машин.
Ну, я бы не была столь категорична. Безусловно, Вы правы в следующем — практика работы с новостями требует чего-то «горячего», и тут неизбежны деформации. Но что считать «горячим», зависит от запроса аудитории. Это вопрос к обществу — почему такие темы интереснее требований отмены ВПР или оплаты труда на экзаменах. Кроме того, случаев когда людям помогали журналистские расследования, так много, что комментарии не нужны. Любая профессия имеет примеры своих «сволочей» и своих «героев».
Больше статей