«Я злилась. На себя и других педагогов»: чему ученик может научить учителя

«Я злилась. На себя и других педагогов»: чему ученик может научить учителя

Время чтения: 3 мин

Что кроется за плохим поведением подростка? Иногда это способ привлечь к себе внимание, иногда — избежать насмешек окружения. И важно, чтобы в этот момент рядом оказался взрослый, который сможет разобраться с причиной и помочь. Наш новый блогер Айнур Кадырова оказалась как раз таким взрослым.

Я работаю учителем биологии в центре социальных инклюзивных программ в городе Алматы с 2019 года. Написать этот текст мне предложил ребенок, который помог мне пересмотреть свои педагогические принципы и подходы. Он надеется, что эта история поможет кому-то еще преодолеть свои барьеры.

Зовут этого мальчика Виктор. Я учу его уже два года. Все это время он демонстративно прогуливал уроки, опаздывал и никогда не делал домашних заданий. Контрольные работы он списывал или вообще сдавал пустыми, срывал уроки и порой откровенно хамил.

Конечно, я понимала, что причина такого поведения — сиротское прошлое. Мальчик вырос в детском доме, в приемную семью он попал только в 15 лет. Почему-то я ощущала чувство вины и стыда за преподавателей, которые его учили раньше. Очень хотелось как-то искупить эту вину, хотя бы частично. Поэтому я не сдавалась и старалась изо всех сил: много читала, изучала обновленную программу, вспоминала подзабытое из науки. Мне хотелось помочь не только Вите, но и остальным приемным детям — отогреть, раскрыть перед ними горизонты будущего, внести сколько-нибудь значительный вклад в их судьбу.

Но несмотря на все мои усилия, успехи в учебе у Вити были незначительны

Это огорчало, раздражало, приводило в отчаяние. И все же, у нас сложились прекрасные отношения: мы разговаривали, обсуждали события в его жизни, Витя делился личными переживаниями. Я понимала, что ему просто надо было выговориться, поделиться эмоциями, и старалась все-таки поговорить и про учебу. В одну из таких бесед он бросил мне раздраженно: «Да я не понимаю, что там написано!»

Я вспомнила разговор с его приемной мамой. Она говорила, что Витя, когда пришел в семью, очень плохо читал. Я поняла, что у него трудности с восприятием текста, но масштаб проблемы не осознала. И только когда услышала, с каким трудом (по слогам, не замечая знаков препинания и не осознавая смысла) читает взрослый, совершенно здоровый 17-летний парень, до меня дошла вся чудовищность этой ситуации.

Он читал, а я сидела, обхватив голову руками, и такой злости давно не испытывала

Злости на себя — за то, что не догадалась раньше и упустила время, на всех тех педагогов детского дома и начальной школы, кто специально научил здорового 10-летнего ребенка притворяться на комиссии дурачком, чтобы его направили в коррекционный класс, где учились дети с ЗПР.

Он читал, а я думала про себя: «Как?! Как можно учиться, если не умеешь читать? Понимать смысл написанного? Как такое возможно?! Чего мы все хотели от него?» Пазл сложился. Стали ясны причины его агрессии, провокаций и прогулов. Конечно, он стеснялся признаться, что плохо читает, поэтому всячески избегал учебы. Боялся насмешек и унижений со стороны одноклассников.

Я договорилась с учителем русского и литературы, что во время её уроков буду сама заниматься с Витей. Предложила ему на выбор несколько книг, он выбрал «Моя семья и другие звери» Джеральда Даррелла. Я хотела, чтобы он не просто научился читать. Важно было, чтобы Витя научился представлять героев, использовать воображение, находить скрытые смыслы. Мы отдельно проговаривали, что готовые образы (фильмы, комиксы, картинки) — это чужие образы, а ему необходимо создать свои.

И вот мы читаем, рисуем в воображении портреты героев книги, всякий раз добавляя детали и штрихи, смеемся, оценивая по достоинству тонкий юмор автора. И самое неожиданное — изучаем биологию и географию, ведь книга полна описаний потрясающих пейзажей, животного и растительного мира греческого острова Корфу.

4 недели длится этот эксперимент. Интерес к чтению держится. Улучшилась скорость, дикция и интонирование. А еще отношения с одноклассниками теперь совсем другие. Витя сказал, что такие проблемы есть почти у всех приемных детей. И им тоже нужны такие уроки. Вызвался даже помогать им в этом.

Я очень надеюсь, что Витя сможет со временем преодолеть барьер и вовлечься в самостоятельное чтение. Сейчас он пробует писать небольшие тексты, пусть с ошибками, но свои собственные! Даже заговорил о своей книге. Это большое достижение для Вити, и я верю, что однажды мы прочтем его книгу.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Фото: Shutterstock / littlenySTOCK

Комментариев пока нет
Больше статей