«Я не хочу», или Почему важно растить детей, которые умеют не слушаться
«Я не хочу», или Почему важно растить детей, которые умеют не слушаться
«Я не хочу», или Почему важно растить детей, которые умеют не слушаться

«Я не хочу», или Почему важно растить детей, которые умеют не слушаться

От редакции

2

11.06.2022

Изображение на обложке: hoshinosuu / Shutterstock / Fotodom

«Какой невоспитанный ребёнок! Как это он не хочет?! Должен!» Слышали такое? Уверены, что да. Шаблон послушных и улыбчивых детей по-прежнему считается важным и работающим в нашем обществе. Меседу Булач, специалист в области детско-родительских отношений, в книге «Идеальная любовь неидеальных мам» рассказывает, почему у такого паттерна есть тёмная сторона.

«Волшебные» слова, которым стоит учить ребёнка

Мы очень много и усердно учим детей быть вежливыми, послушными, не противиться и не создавать неловких ситуаций. Быть всегда и везде удобными и хорошими.

А как часто мы разрешаем им обозначать свои границы в экологичном ключе и учим их этому? Отказ и «нет» — совсем не про нарушение отношений и потерю контакта, а про уважение к своим границам и собеседнику. Ты не подстраиваешься и услуживаешь, показывая ненастоящую себя, а выбираешь быть честной и прямолинейной, сохраняя отношения и близость.

Вот каким фразам, по моему мнению, стоит учить детей:

  • «Извините, я не хочу»;
  • «Мне это не нравится»;
  • «Прекратите, мне неприятно»;
  • «Я так не считаю»;
  • «Я думаю иначе»;
  • «Я хочу сейчас побыть одна»;
  • «Я выбираю другое»;
  • «Я сейчас злюсь».

Я не умею говорить «нет»

Жила-была девочка. Было ей годиков пять или даже четыре. Мама её очень любила и всегда знала, как лучше. Девочка росла очень хорошей, послушной и удобной. Она отлично училась, и даже подросткового кризиса у неё не было! Это было полностью заслугой любящей мамы. Дочка рано уяснила одну вещь. Чтобы оставаться любимой и ценной, нужно всегда со всеми соглашаться.

Мама души в ней не чаяла. Но когда девочка не слушалась или делала не то, что нужно, мама вдруг становилась холодной и отвергающей. Иногда она даже атаковала: кричала, наказывала, пугала. Девочка довольно быстро уяснила, что быть несогласной страшно.

Именно так в первые годы жизни формируется тревожно-амбивалентный паттерн привязанности. От амбивалентной мамы никогда не знаешь, чего ждать: безумной любви или тотального отвержения. Поэтому на всякий случай нужно всегда быть удобной и хорошей, соглашаться и улыбаться, даже если внутри клокочет буря. Мало ли что?

Девочка выросла доброй и покладистой, только больно щемило в груди, когда другие в доброте видели безотказность и удобство. Как можно уважать чужие границы, когда их не обозначают?

В жизненную программу девочки не входило отказывать и говорить «нет», «я не хочу так», «мне это не по душе», «не буду». Конечно, её позиция была завёрнута в красивую обёртку хорошего воспитания. На самом деле эти понятия не имеют ничего общего. Выученное удобство и компульсивная забота об интересах других не случайный сценарий, а намеренно выбранный путь сохранения и поддержания отношений. Сначала с мамой, а потом со всеми остальными.

Затем с девочкой случилась долгая и временами мучительная психотерапия

Она узнала, что отказ от чего-либо не означает нелюбовь. В безопасных зрелых отношениях отказ не должен сопровождаться отвержением, атакой или стыдом.

В зрелых отношениях (в том числе в партнёрских или детско-родительских) каждая сторона имеет право на согласие и несогласие, причастность и непричастность, на «да» и «нет», на «хочу» и «не буду». Каждая сторона имеет право на выбор, чтобы в каждой конкретной ситуации оставаться собой, а не тенью чужих проекций и ожиданий.

Надо оставаться собой и не лишаться контакта и близости даже при несогласии. Этот навык формируется с раннего детства из маленьких кирпичиков отношений между ребёнком и значимыми для него взрослыми.

Про слёзы

Я думаю, почти каждому из нас в детстве не разрешали плакать. По крайней мере, нет ни одного человека, слёзы которого не порицались бы внутри семьи. Методы воспитания по вытравке слёз были разными.

Некоторым девочкам говорили, что они становятся жутко некрасивыми, когда плачут: «Только погляди, какая ты страшная!» Мальчикам внушалось, что настоящие мужчины не плачут, а слёзы — первое, что выдает слабака и труса. Одних угрожали отдать цыганам или милиционерам, других запугивали ремнём, третьих мамы лишали любви, контакта и близости — становились отвергающими и холодными. Историй много, но суть одна.

Потом мы, эти самые дети, выросли, создали собственные семьи и растим наших детей. Некоторые не отступают от «традиций» и растят по старым шаблонам, вросшим глубоко под кожу.

Это единственное знакомый им сценарий. Чувствовать и проживать эмоции — слишком уязвимо, невыносимо, иногда слишком стыдно.

Поэтому они выбирают шаблоны для себя и своих детей

Но есть те, кто, несмотря на собственный деструктивный опыт, нащупали другую дорожку. Они захотели встретиться с собственными детскими чувствами, загнанными в далекий угол подсознания, чтобы выпустить их на свободу. Такие взрослые решили смеяться, если весело, и плакать, если грустно. Они позволяют это и своим детям, даже если неуместно. Даже если смелый мальчик и красивая девочка. Конечно, их сердца колотятся сильнее и пелена застилает глаза, когда они слышат «неудобный» плач. Но такой родитель понимает, что это про него самого, а не про плачущего ребёнка, поэтому справляется.

Такая мама знает, что детские слёзы — самый верный и надежный путь к психологической зрелости. Выплакивая свою горечь, грусть и фрустрацию, ребёнок учится адаптироваться к тому, что не в силах изменить. Пока ребёнок чувствует, его сердце остаётся мягким и психологическое развитие продолжается. Самое важное — быть рядом и транслировать состояние «Плачь, бойся, грусти. Я принимаю тебя любым. Я тебе разрешаю».

Изображение на обложке: hoshinosuu / Shutterstock / Fotodom
Комментарии(2)
Собственно об этом книга Петраневской «Тайная опора».
Петрановской *
Больше статей