Как я принимала экзамены в Вышке
Как я принимала
экзамены в Вышке
Как я принимала
экзамены в Вышке

Как я принимала экзамены в Вышке

Шеф-продюсер «Дождя» Маргарита Журавлёва — о тех, кто собрался в этом году поступать на журфак

Маргарита Журавлёва

37

29.07.2016

Среди тех, кому в последние годы доводилось сидеть в приёмной комиссии и проводить собеседования, популярно ироничное отношение к нынешним абитуриентам. Амбиции колоссальные, а самых элементарных знаний нет. Несостоявшиеся студенты, напротив, любят пожаловаться на субъективизм и завышенные требования экзаменаторов. Шеф-продюсер телеканала «Дождь» Маргарита Журавлёва провела день в приёмной комиссии факультета медиакоммуникаций Высшей школы экономики и посмотрела, кто в этом году собирается учиться журналистике.

11 утра, четвёртый этаж здания Высшей школы экономики на Мясницкой улице. Экзаменаторы пьют растворимый кофе из пластиковых чашек.

— Разбирайте ваши бейджи, пожалуйста!

Встречаю бывшего коллегу, у него на бейдже написано, что он все ещё мой коллега, а не главный редактор российского отделения международной медиакомпании. Пока мы это обсуждаем, нас распределяют в одну комиссию.

— А мы надолго тут? Я рассчитываю часа в три свалить, — говорит коллега.

— Вообще до девяти, может, и позже, — отвечает девушка из Вышки, которая должна помочь нам заполнить ведомости.


В аудитории помещается четыре комиссии, мы (бывший коллега, девушка из Вышки, мужчина из информационного агентства и я) сидим у двери. Приглашают первого абитуриента, девушку с очень длинными красными ногтями.

— Ну рассказывайте. Кем хотите стать, почему поступаете на журналистику? — спрашивает мужчина из информационного агентства.

— Хочу быть военным фотографом, — радостно отвечает девушка.

— А кто ваш любимый фотограф? — спрашиваю я.

— Роберт Капа, — девушка продолжает улыбаться.

— А из российских?

— Евгений Халдей.

— Хорошо, а из современных?

— Я, к сожалению, не очень слежу.

— Тут недавно одному российскому фотографу дали важную премию, не припоминаете?

— Нет, я не очень слежу, — девушка продолжает улыбаться.

— Пулитцеровскую премию.

— Нет, к сожалению.

— Хорошо, а какую линейку портретов вы бы сделали с Нюрнбергского процесса? — включается мужчина из информационного агентства.

— С Нюрнбергского процесса? Хм… У меня с историей не очень, — девушка перестаёт улыбаться.

Дальше девушка рассказала, что ей очень нравится Маргарет Бурк-Уайт, но фотография отрубленной головы убитого северокорейского партизана ей кажется не очень этичной.


Следующая девушка тоже хочет работать военным фотографом. Сразу спрашиваю её, кто из российских фотографов недавно получил премию и какую.

— Это World Press Photo, её получил Сергей Пономарёв за фотографии беженцев. Это очень престижная премия, россияне раньше её не получали, кажется.

Как успешно пройти творческий экзамен при поступлении в вуз

Дальше девушка складно рассказывает про Анри Картье-Брессона и Стива Маккарри и что если не военная фотография, она бы хотела снимать программы о путешествиях. Но «Орёл и решка» — это как-то слишком, лучше National Geographic. Любимое издание — «Русский репортёр», любимый журналист — Даниил Туровский. С Ельциным всё не так просто, хотя сначала он абитуриентке нравился, а «плюрализм — это мнение большинства».


Третья девушка — на вид ей лет 13 — хочет стать журналистом, потому что ей нравится писать.

— Мне бы хотелось рассказывать о бездомных животных. Недавно я увидела на улице мёртвую собаку и поэтому задумалась об этом. А ещё я была в Финляндии, там бездомных животных нет.

— А откуда узнаёте новости?

— Из «Ленты», «Медузы», РБК, РИА «Новости».

— Может быть, читали что-то о журналистике?

— Да, «Кисло-сладкую журналистику» Ганапольского.

— Хорошо, давайте теперь немного про историю, в каком году была Октябрьская революция?

— Октябрьская революция?

— Да.

— Октябрьская революция… Не помню.


Четвёртая девушка хочет говорить правду, поэтому поступает на журфак. Любимый журналист — Евгений Поддубный, который «снимает репортажи под пулями». Новости узнаёт из «Медузы» и работать хочет там же, хотя «это, наверное, невозможно».

— А сколько партий в Госдуме?

— Ой, я так не помню… Ну, «Единая Россия», «ЛДПР»… «Яблоко» там еще.


Следующая абитуриентка считает, что журналистика — это наука, поэтому после бакалавриата она пойдёт в магистратуру, потом напишет диссертацию и будет преподавать журналистику. В руках огромная папка с грамотами и благодарностями. Среди них диплом за лучшие оценки по английскому во втором классе.

— Какой у вас любимый журналист?

— Предположу, что мои слова прозвучат банально, но это Владимир Владимирович Познер.

— А какой у него последний проект был? Они там снова с Ургантом ездили.

— Ой, не помню, к сожалению.


Шестая абитуриентка — первая, кто не волнуется. Вернее, не очень сильно волнуется. Журналистика — это творческая профессия и служит обществу. Любимый журналист — Парфенов. Училась в Петербурге в Лицее искусств. Читает «Медузу», слушает «Эхо», смотрит «Россию-1» и «Пятый канал».


Седьмая хочет работать в «Афише», писать про музыку, кино и выставки.

— А что в последнее время с журналом «Афиша» происходит?

— Ну в последнее время я готовилась к поступлению.

— Хорошо, когда вы последний раз в киоске печатный номер «Афиши» видели?

— Зимой, кажется.

— А где узнаёте новости?

— В основном читаю The Village.

— The Village?

— Да, у них очень удобная лента, ну та, которая утром. И моя мама читает The Village, я у неё эту привычку переняла.

— Хорошо, а вот вы хотите писать про музыку. Может быть, вы на фестиваль какой-то собирались?

— Да, на «Пикник Афиши».

— Кого хотите послушать?

Как правильно выбрать журфак

— Оксимирона, конечно же.

— А чем вам нравится Оксимирон?

— А вы знаете Оксимирона? — удивляется девушка.

— Ну как вам сказать, мы с коллегой точно знаем, он вообще даже с ним дру… — в этот момент бывший коллега толкает меня в бок.

— Так чем он вам нравится? — перебивает меня коллега.

— Ну он… Как это правильно сказать, он остросоциальный.

— А можете что-нибудь процитировать? Ну чтоб убедиться, что он остросоциальный.

Девушка молчит, краснеет, улыбается, но процитировать ничего не может. Когда она уходит, спрашиваю бывшего коллегу, зачем он начал меня толкать.

— Ну ты что, она и так стеснялась, а тут ты ещё сообщаешь ей, что я знаком с Оксимироном. Я бы на её месте вообще больше ничего сказать не смог.

Следующая девушка сообщает нам, что поступает ещё и на филологию.

— Кто ваш любимый журналист? Может быть, не один, несколько?

— У меня нет любимого журналиста, так как я считаю, что не нужно творить себе кумиров, каждый должен решать все за себя.

— А что читали в последнее время?

— Фрейда.


Ещё одна девушка хочет стать журналистом, потому что слово обладает огромной властью. Показывает свои фотографии, одна из них подписана «Маша после работы на Бутовском полигоне».


Дальше к нам наконец-то попадает юноша. Он хочет работать на федеральном канале, больше всех ему нравится Владимир Соловьёв за его «взвешенность и адекватность».

Что изменилось в правилах поступления в вузы

—…травля и критика Собчак и Познера, — слышу я отрывок его ответа, но сосредоточиться не могу, потому что за соседним столом член комиссии спрашивает у абитуриента про Сербскую Краину. Надеюсь, абитуриент сам об этом заговорил.

Возвращаюсь к нашему абитуриенту. Говорит уверенно, рассказывает, что стажировался на местном телеканале.

— А можете показать что-нибудь?

— Да, конечно, — у молодого человека зависает телефон.

— Давайте на моем посмотрим, — говорю я.

Смотрим его стендап про Новый год и чудо, отпускаем и сходимся во мнении, что вполне можно поставить ему высший балл, потому что на все вопросы он ответил.

— Готовый сотрудник для федерального канала, — говорит коллега из информационного агентства.


За ним очередная испуганная девушка. Говорит, осознала силу слова, поэтому хочет быть журналистом.

— А как вы её осознали?

— Ну я, например, посмотрела несколько выступлений Малалы Юсуфзай…

— То есть вы знаете, кто это?

— Да, это девушка из Пакистана, на которую напали. А ещё лекции TED…

— Хорошо, а какими темами хотите заниматься?

— Вообще, у меня был блог про рабство, пока я училась год в Америке. Мы там каждый делали проект…

— Про рабство? Серьёзно?

— Да, я увидела фильм про людей, которые годами ловят рыбу на лодках и не видят свою семью.

— А про рабство в России вы что-то знаете? — спрашиваю я в надежде, что она хоть что-то не знает.

— Да, я слышала, такое есть на Северном Кавказе, на заводах. А ещё есть люди, которые помогают их спасать.

— А что читаете? Откуда новости узнаёте?

— «Медузу», «Такие дела».

— А школу вы в каком году закончили?

— В этом.

Девушка получает высший балл и уходит, а я думаю, как мне её потом найти, чтобы позвать на канал постажироваться, потому что фамилию не записала.


Следующая абитуриентка читает Interview, L’officiel и Numéro. Держится уверенно.

— Расскажите о себе.

— Я училась в Южной Корее, школу закончила в Москве.

— А кто из журналистов вам нравится?

— Алёна Долецкая и Ксения Соколова.

Чем полезен годовой перерыв перед поступлением

— А вы знаете, чем сейчас собирается заниматься Ксения Соколова?

— Ммм, она идёт на выборы в Госдуму, кажется.

— Читали какие-нибудь книги о журналистике?

— «Кисло-сладкую журналистику» Ганапольского и «Всю кремлёвскую рать» Зыгаря.

Дальше один из коллег пытается выяснить у девушки, уверена ли она в том, что книга Зыгаря — это действительно книга о журналистике. Я не готова с ним спорить. Отвлекаюсь и слышу, что слева в другой комиссии спрашивают, когда в России появились суды присяжных. С ужасом молчу вместе с абитуриентом, потому что сама не помню, несмотря на два года работы судебным корреспондентом.


Ещё одна девушка поступает на журфак, потому что любит читать и в школе делала газету. Смотрит BBC на английском, а любимый журналист — Александр Бовин.

— Скажите, а в каком году распался Советский союз?

— Хм, в 98-м? Ой, нет, в 96-м. Нет? В 91-м, простите.

— Что-нибудь слышали про «Болотное дело»? — выдавливаю я из себя, когда у коллег заканчиваются вопросы.

— Нет.


У следующей девушки, цель которой приносить пользу, спрашиваю то же самое.

— Ну сейчас идёт отлов людей по «Болотному делу», — мне с этим сложно спорить.

Дальше второй за весь день юноша.

— Зачем идёте на журналистику?

— Я хочу несколько лет поработать журналистом, во всём разобраться, а потом пойти в пиар.

Рассказывает, что интересуется историей искусства, помогал делать выставку. Рассматриваю его грамоты, рекомендации из музея, и вижу, что родился он в 1999 году. Вундеркинд, экстернат, думаю я, а потом понимаю, что нет.


Дальше ещё несколько девушек, которые читают РБК и «Медузу», любят Познера и читали Ганапольского.

За ними юноша, который пишет про киберспорт и хочет про него писать и дальше. Долго тараторит про Алишера Усманова и Virtus.pro.

— А журналист любимый, который не про киберспорт пишет, у вас есть?

— Да, Илья Азар.

— Почему?

— Мне очень понравилось его интервью с «Квартетом И».


Дальше снова девушка.

— Мой любимый журналист Александр Невзоров, мне очень нравится его фильм про лошадей.

— А название «600 секунд» вам о чем-то говорит?

— Нет. Я только полгода назад решила, что журналистика — это моё.

— А чем хотите заниматься? На какие темы писать?

— Не знаю пока что.

— А куда хотели бы поехать в командировку, например?

— Во Францию, я была там один раз, мне очень понравилось, а больше я нигде не была. И, боюсь, не буду, если не поступлю, потому что меня родители просто из дома не выпустят.


Комментарии(37)
Возможность оставлять комментарии отключена
Искренне не вижу ничего криминального. Колоссальные амбиции — это must have в возрасте абитуриентов журфака. Ответ про командировку во Францию и родителей — очень остроумно и непосредственно. Девушка, которая читает Фрейда — вполне себе крутая)
Молодые дурашки. Такими же были :)
Не поняла, что так не понравилось госпоже эксперту — что никто ее не назвал любимым журналистом, а любимым медиа не указал «Дождь»? Нормальные ответы вполне неглупых детей. Зачем и почему ждать от вчерашнего школьника глубинных знаний истории фотографии, если человек только идет учиться? Если он сам всё будет знать заведомо, на кой-ляд ему вы?
Странные приемщики, надеюсь, что не всем так не повезло, как тем, кто попал к ней.
А разве автор пишет что-нибудь о том, что ей понравилось или не понравилось? По-моему, она вообще никак не показывает своего отношения, просто пересказывает, что было. Если же вы о предисловии, то перечитайте повнимательнее. Там приведено расхожее мнение среди тех, кто принимает экзамены, а не впечатления автора от участия в работе комиссии. Никаких претензий автор абитуриентам не предъявляет и не говорит о том, что ждет от них каких-то глубинных знаний.
Показать все комментарии