«Какой футбол? Вы их кривоногими сделаете!»: история первой на Кавказе футбольной команды для девочек

«Какой футбол? Вы их кривоногими сделаете!»: история первой на Кавказе футбольной команды для девочек

6 921
2

19 июня на фестивале «Докер» покажут документальный фильм «Ты же девочка» про футбольную команду «Адыг» из Карачаево-Черкесской Республики, в которой играют 12 девочек. Мы поговорили с главным тренером «Адыга» Виталием Кундоховым о том, как он решился создать девичью команду в мусульманском селе, где все дети занимаются только борьбой и национальными танцами.

«И отдала её, нашу рыженькую, на танцы»

У нас в ауле, как везде на Кавказе, самый популярный вид спорта, конечно, борьба. Ребенок родился — сразу на вольную борьбу. Когда я решил создать футбольную команду, даже не смог набрать 11 мальчишек. Но в какой-то момент на тренировке появилась рыжая такая девчонка, детдомовская. Начала играть. И тогда что-то мне ударило в голову — вокруг нее надо сделать команду из девочек! Первую на Кавказе! Это был 2011 год.

Главный тренер «Адыга» Виталий Кундохов. Кадр из фильма «Ты же девочка»

Сначала никто из жителей не хотел пускать к нам детей. Говорили: «Какой футбол на Кавказе?», «Что вы выдумываете?», «Легкую жизнь себе ищете, чтобы с мальчиками не мучиться?» Но на самом деле девочек-то тренировать намного труднее, хотя при этом и интереснее, и приятнее. Я говорил: «Отпустите попробовать. Получится — останется, не получится — ладно».

Было тяжело доказывать что-то словами. В ответ говорили: «Вы их кривоногими сделаете, погубите». Девочки приходили, извините меня, не совсем в спортивной форме, пухленькие, прямо скажем, а потом, когда начали появляться результаты, стали стройными, красивыми. Уже через год после создания команды, в 2012-м, мы взяли первенство России «Кожаный мяч» — и пошло-поехало, нами начали гордиться. Люди стали поворачиваться к нам лицом: весь аул, республика.

В итоге родители забирали дочерей с танцев, отпускали на соревнования. Потихоньку смирились

А вот девочку, вокруг которой я сделал команду, через три года тренировок мать на соревнования не пустила. А девочка-то была настоящей звездой в команде, могла одна любую игру вытянуть.

  • gallery image
  • gallery image
  • gallery image
Кадр из фильма «Ты же девочка»

Вечером перед соревнованиями мне ее мать сказала: «Дай свидетельство о рождении, я утром занесу». Звоню утром, а она отвечает, что девочка на футбол больше ходить не будет: «Она детдомовская. Я не знаю, какие у нее гены. Она и так как мальчишка, а вы еще хуже сделаете». И отдала ее, нашу рыженькую, на танцы.

Она была звездой, стала бы игроком сборной России. Родители ее забрали и погубили, сами же испортили ей всю карьеру, хотя она была талантище. Меня до сих пор спрашивают: «Где твоя рыженькая?» Никогда не видели такого игрока. Такая девочка — и пропала из-за родителей, которые не поняли ее таланта. С танцев она ушла на боевые единоборства, а дальше… Пошло-поехало.

«С 2012 года я сам стираю форму и сушу её на заднем дворе»

Скоро у нас в ауле открывается физкультурно-оздоровительный комплекс. Большой. Зал 40 на 20, игровой. Мы когда узнали, счастливые ходили, потому что до появления этого ФОКа всегда играли на улице, в любое время года. В школу нас никогда не пускали: «Вы пол испортите». Но радовались мы недолго: в зал нас тоже не пустят, там будут лежать борцовские маты.

Кадр из фильма «Ты же девочка»

Футбольного игрового зала в районе нет. А в новом комплексе, получается, будет два борцовских зала — один на втором этаже, другой на первом — тот самый игровой, с матами. Мы пытались договориться с тренерами, но руководство уже все решило. Так что мы опять остаемся без ничего: спонсора у «Адыга» никогда не было, с 2011 года я не собрал с родителей ни одного рубля. Даже если бы попробовал, мне бы ответили:

«Радуйся, что я дочку пускаю, а тебе еще деньги на соревнования давать»

У нашей команды есть два основных комплекта формы. Играем в ней с 2012 года. Я сам ее стираю и сушу на заднем дворе. Мы с Артуром (вторым тренером) выкручиваемся сами: берем деньги с зарплаты, выклянчиваем у друзей на поездки. Хорошо, что Российский футбольный союз предоставляет бесплатное проживание и питание на финальных соревнованиях. За год мы участвуем в 5–6 турнирах — но только в тех, где есть бесплатное проживание и питание, потому что на коммерческие выезды денег нет. Но мы не жалуемся — продолжаем доказывать, что мы еще живы.

Кадр из фильма «Ты же девочка»

«Дети и так знают, что я их люблю»

Я сам не хочу и не собираюсь бросать футбол: играю с детства. Я десять лет учился в интернате, а там хочешь не хочешь, но научишься играть. Мы играли сутками, и потихоньку я начал заниматься этим профессионально. Играл в черкесском «Нарте», мы тогда соревновались в первенстве края. Уже после армии я решил сделать взрослую футбольную команду «Адыг» — она появилась в 1983 году. А детским футболом занимался просто так, «на свой интерес». Сейчас взрослую команду возглавили мои друзья, а я работаю только с детьми.

Кадр из фильма «Ты же девочка»

Я всю жизнь в футболе и всегда любил детей, так что в том, что я занялся детским футболом, нет ничего удивительного. С девочками в команде у меня скорее отцовские, семейные отношения. Вот Артур не женат — он с ними построже. А у меня не получается, я сразу говорю: «Вы для меня внучки».

Кадр из фильма «Ты же девочка»

Иной раз хочется девочек обнять по-отцовски, но я себя останавливаю: думаю, неправильно поймут. Дети и так знают, что я их люблю. У меня в команде играла моя внучка — ей на тренировках доставалось больше остальных. Я ее больше ругал, чтобы не говорили: «Свою внучку жалеет, а нас ругает». Наоборот, ставил ее последней, чтобы показать — у меня ко всем равное отношение.

«Когда фильм сняли, купили всем комплекты формы»

Когда нам позвонили и сказали, что собираются снимать кино, я сразу спросил: «Вы откуда нас нашли?» Мы все очень разволновались — не знали, как себя вести. Потом оказалось, что к нам приедут три женщины: режиссер Настя Тарасова, оператор Ирина Шаталова и звукорежиссер Елена Петросян. Мы чуть успокоились.

Съемочная группа фильма «Ты же девочка»

Встретили их в Минводах, и уже в машине наше настороженное отношение прошло — мы будто всю жизнь друг друга знали. Девочки тоже вошли в роли. Да и съемки прошли идеально — стали как одна семья. Настя, Ирина и Елена снимали и на тренировках, и у нас в домах. Родители сами звали, ходили вместе со съемочной группой друг к другу в гости. Потом девушки ездили с нами на финал «Кожаного мяча» в Майкоп. Жаль, что не успели подольше погостить: работа, только работа.

  • gallery image
  • gallery image
  • gallery image
Кадр из фильма «Ты же девочка»

Но зато когда фильм сняли, они повезли нас в магазин. И купили всем комплекты формы, одели с ног до головы. Мы им, девочкам из съемочной группы, очень благодарны: теперь играем в футболках с нашим названием и эмблемой.

Создатели фильма «Ты же девочка» — о съемках в ауле Адыге-Хабль

Настя Тарасова, режиссер: Меня как киношника интересовали темы, где есть драматургия, необычные персонажи или обстоятельства. История о кавказских девочках-футболистках невероятно кинематографична сама по себе, в ней гармонично сочетаются эти три элемента.

Героини фильма во многом отличаются друг от друга, у них разные семьи, условия, даже национальности. Их объединяет русский язык и любовь к футболу, однако многие жители аула Адыге-Хабль осуждают женский спорт как явление. Это скрытый глубокий конфликт, тихий и незаметный на первый взгляд. Без очевидных угроз и упреков бывает сложно понять, насколько опасно идти против общества и где пролегает граница допустимого.

На мой взгляд, эта недосказанность делает жизнь и взросление детей на порядок сложнее и запутаннее, ведь, несмотря на любовь и поддержку со стороны семьи, давление общественного мнения ощутимо и мучительно для подростков. И очень сложно в такой ситуации продолжать верить в мечту, открывать себя миру и доверять ему.

Ирина Шаталова, оператор: Многое в съемках зависело от тренера. Когда Настя связывалась с Виталием по телефону, стало ясно, что он открыт к съемкам и очень рад, что мы заинтересовались его командой. Видно, что он — пассионарий, без которого не было бы никакой команды. Нам повезло с ним как с героем, потому что он позволял снимать все, что нас интересует, никуда не направляя специально.

Открытого религиозного конфликта мы там не увидели. И фильм получился сделанным на полутонах, с внутренним напряжением. В фильме оно есть благодаря тому, как настроены девочки. Помимо того что они должны хорошо сыграть, они должны еще и доказать что-то аулу. Если они не приедут победителями, не войдут в пятерку выигравших, то опозорятся. Им будут говорить: «Мало того что вы непонятно чем занимаетесь, вы еще в этом и не самые лучшие».

Настя Тарасова: До фестиваля пять фильмов о детском футболе должны были выйти в прокат в Китае. Но еще на этапе монтажа в стране обострилась ситуация в регионе уйгуров (тюркский коренной народ, мусульмане-сунниты. — Прим. ред.). Китайцы попросили нас полностью убрать из фильма мусульманскую версию — цензура оставила 40 минут вместо 52. Все, для чего мы вообще снимали, сказали вырезать. Но для фестиваля в Москве мы попросили разрешения показать авторскую версию, вернув туда все недостающие сцены. Поэтому в России покажут полный, не цензурированный вариант фильма.

«Наша вратарь, кажется, уже родила»

Футбол для девочки, для ее физического и эмоционального здоровья, достойнейший вид спорта. Недаром его включили в Олимпийские игры. Честно вам скажу, женский футбол покажет больше результатов, чем мужской.

Кадр из фильма «Ты же девочка»

Две наши воспитанницы играют в сборной России, представляете? Девочки из маленького аула — в сборной! Еще одна девочка, наш первый профессиональный игрок Алина Тхакохова, сейчас из азовской «Дончанки» готовится к переходу в ЖФК «Краснодар». Говорит, команда там лучше. За все время семь наших девочек ушли в профессиональный спорт — и это отличный результат.

А такого, чтобы девочку из команды забрали, потому что она, например, замуж выходит, у нас не было. Хотя наша вратарь, Альвина Санглибаева, сразу после окончания школы замуж вышла. И уже, кажется, родила.

Все героини фильма играют — никто футбол не бросил, все в команде. Только экзамены закончат и подтянутся — мы начнем готовиться к финалу чемпионата России, поедем в Ессентуки.

Кто не знает, думает, что Чечня рядом и у нас война. Но в Карачаево-Черкесии нет никакой войны

С религией у нас никогда проблем не было. Наоборот, все — и старейшины, и просто жители — рады, что девочки чем-то заняты. В республике развита только борьба, тем более в нашем маленьком районе на 5000 человек. У нас в ауле девочки могут заниматься баскетболом и волейболом, но только в школе. А после появления «Адыга» — футболом, и не только на физкультуре.

Бывает, что нет-нет, но кто-нибудь скажет нам, что мы что-то не так делаем. Но таких единицы. Вот снимали мы фильм, девочки купались в речке. Спрашивают, возмущаются: «Неужели вместе купались?» Еще как вместе купались и в жмурки в воде играли! Это ведь не арабская республика, чтобы нас за это осуждали.

Посмотреть документальный фильм «Ты же девочка» можно 19 июня на фестивале «Докер», который пройдет с 18 по 27 июня в Москве.

Если вы хотите поддержать тренеров Виталия Кундохова, Артура Айбазова и ЖФК «Адыг», с ними можно связаться по почте kundohov-adig@mail.ru.

На обложке: кадр из фильма «Ты же девочка»

Комментарии(2)
Футбол в России должен быть запрещен!
фильм конечно хороший. смотря на девчушек, их страхи, маленькие для нас и большие в их понимании — победы. фильм меняет внутреннее отношение к кавказкой крови.
Больше статей