«Сделать из „вагины“ „вагон“ в родительном падеже»: Игорь Вережан — о сексизме в российских школах

«Сделать из „вагины“ „вагон“ в родительном падеже»: Игорь Вережан — о сексизме в российских школах

От редакции

28

10.04.2021

Есть ли сексизм в российских школах? Есть, причём на всех уровнях, от учебников до высказываний педагогов, считает журналист Игорь Вережан. Когда с сексизмом на уроках труда столкнулась его младшая дочь Алиса, он решил изучить проблему и написал об этом книгу «Школа тёмного будущего», вызвавшую немало споров. Недавно вышло ее второе переиздание. Делимся с вами фрагментом и приглашаем обсудить!

Средняя средневековая школа XXI века

Неизвестно, когда именно человечество начало употреблять термин «слабый пол». Практически до конца XVII века пол был один — мужской, а женщины считались его хрупкой вариацией, поэтому в Античности дефиниции «слабый пол» просто не могло быть. Аристотель, при всех прочих своих достижениях, поленился, как мы помним, пересчитать количество зубов у обеих своих супруг, а про влагалище он вообще говорил, что это вывороченный наизнанку и спрятанный внутри тела пенис. Через 500 лет это повторил Гален, римский анатом и особа, приближенная к императору в прямом смысле, так как он был врачом у нескольких римских императоров II века нашей эры. В XVI веке основоположник научной анатомии Андреас Везалий (кстати, врачевал Карла V и Филиппа II) считал, что клитор — это патология и у здоровых женщин его нет. И только в конце XVII века женский пол начали выделять от мужского и в 1680 году придумали новый анатомический термин — «вагина».

Правда, этот термин до сих пор считается неприличным, в 2010 году американские телекомпании отказались давать рекламу производителя женских прокладок и тампонов KOTEX из-за употребления «слова на букву В». Даже когда в KOТЕХе заменили «вагину» на «там, внизу», это рекламу приняла только одна телекомпания, остальные отказались. А «Микрософт ворд» и сейчас настойчиво предлагает изменить написание «вагина» на фамилию Вáгина или на слово «вагона» (т. е. сделать из «вагины» «вагон» в родительном падеже).

Можно предположить, что в XVIII веке, когда женщины начали бороться еще и за свои политические права, патриархальное общество, по всей видимости, согласилось, что вагина — не пенис, а женщина тоже человек, но придумало оговорку, что все-таки женщина — это «слабый пол». И в XIX веке это выражение уже общеупотребительно. У Пушкина (1799–1837) в набросках к «Евгению Онегину» мы читаем:

В начале жизни мною правил

Прелестный, хитрый, слабый пол.

И друг Ганса Христиана Андерсена, датский философ Кьеркегор (1813–1855), который был помладше Пушкина, тоже называет женщин det svagere køn («слабый пол»).

«Я посмотрел учебники дочери — и обнаружил там совершенно бредовый сексизм. Например, цитаты о том, что мальчики мечтают стать банкирами, а девочки — фотомоделями. Или что девочки „генетически“ предрасположены к тому, чтобы быть эгоистичными и скрывать свои чувства. Я решил сделать полноценный анализ, и он вырос в книгу. Я анализировал учебники по всем предметам, кроме, кажется, химии. Поэтому даже какие-то рисунки из учебников русского языка подразумевают, что женщина и мужчина всегда будут в определенных ролях (мама, бабушка вяжут чулки, стоят на кухне, мужчины на рыбалке и так далее). Раньше я на это не обращал внимания».

Игорь Вережан, фрагмент выступления на встрече, которая прошла в профсоюзе «Учитель» в преддверии Международного женского дня

В наши дни «слабый пол» кочует по всем учебникам всех школьных предметов. Если нужен рисунок о стародавних временах, то мужчина на нем будет с оружием, а женщина — с коромыслом или прялкой, а если надо изобразить современных мальчика и девочку, то девочка опять будет что-то шить, а мальчик — играть в футбол, кататься на велосипеде или чинить его, как, например, мы видим на стр. 112 «Учебника русского языка, 6-й класс», часть 1, М. Т. Баранов, Т. А. Ладыженская, Л. А. Тростенцова («Просвещение», 2012).

А в учебнике «Обществознание» для 6-го класса Л. Н. Боголюбова, Л. Ф. Ивановой («Просвещение», 2014) на стр. 19 приведены рисунки лестницы, символизирующей самооценку Марины и Владимира. Марина, как и положено (по замыслу художника) «слабому полу», нарисовала себя на последней ступеньке, Владимир — на самой верхней. Примечательно, что девочку (уже не Марину, а другую) на лестнице Владимира художник нарисовал тоже на самой нижней ступени.

Девочки всегда на самой низшей ступени. И в своих, и в чужих глазах

Но учебники не ограничиваются только визуальной передачей стереотипов. Так, рабочая тетрадь по «Обществознанию» для 5-го класса Л. Ф. Ивановой, Я. В. Хотеенковой («Просвещение», 2012) в задании на стр. 42 недвусмысленно определяет для девочек зависимое положение: «Дополни список требований к поведению мальчиков и девочек друг к другу», при этом первое требование уже заранее прописано: для мальчиков это «Защищать девочек», а для девочек — «Ценить в мальчиках готовность защищать девочек».

От кого защищать, учебник не говорит, но так как дикие животные давно уже не представляют опасности для современного человека, то, наверное, защищать от мужчин?

Такую же роль предписывает девочкам и сборник готовых домашних заданий «ГДЗ по обществознанию» для 7-го класса, Соболева О. Б., Корсун Р. П., «Вентана-граф» («Алгоритм успеха», 2018), который на стр. 76–77 спрашивает: «Какие различия в поведении мальчиков и девочек отражены на фотографиях?» И сразу же отвечает: «Девочки послушные, мягкие, помогают мамам по хозяйству. Мальчики энергичные, инициативные, изучают технику».

Если занести эти характеристики в небольшую таблицу, то сразу видно, что имеется в виду:

Учебник «Обществознание» для 8-го класса, Д. Д. Данилов, С. М. Давыдова, А. А. Николаева, Л. Н. Корпачева, Н. С. Павлова, С. В. Паршина, Е. В. Сизова, («БАЛАСС», 2015), дает более подробные характеристики обоим полам: «Мальчики более агрессивны, подвижны, склонны к борьбе, властны, абстрактны умом, импульсивны, мускулисты, рослы, более настойчивы. В противоположность к ним девочки заботливы, склонны к домашнему уюту, спокойны, общительны, зависимы. …Следуя определенным эталонам поведения, человек принимает на себя свойственную его полу конкретную социальную роль (гендерную роль) и тем самым создает необходимые условия для своей успешной социализации» (стр. 100).

Другими словами, учебник убеждает учеников и учениц, что зависимость женщины от мужчины — это «необходимое условие успешной социализации», и сразу знакомит их с социальной ролью, которую девочки должны играть в обществе (читай — в обществе мужчин).

В духе времени бумажных учебников (читай, в духе Средневековья) следуют и электронные учебники, так, на Фестивале педагогических идей «Открытый урок», который позиционирует себя «одним из самых массовых и представительных открытых педагогических форумов» в разделе «История и обществознание» опубликована статья «Роль женщины в современной политике» учительницы математики Татьяны Герасимовны Булыгиной из средней школы № 2, города Кяхта, в которой просто и аргументированно (на библейских примерах) доказывается, что женщины сами хотят быть «слабым полом»:

«Но вспомним, для чего была создана Ева? Чтобы быть спутницей Адама в его жизни, а потом хранительницей „огня Прометея“ и хорошей матерью. „Слабый пол“ и по сей день ревностно сохраняет за собой право на эти хозяйские обязанности, а также — право на слабость. Женская судьба — дом, семья, дети; и надо согласиться с тем писателем, который сказал, что женщина хочет казаться слабой, потому что это единственная черта, не доставшаяся характеру мужчины. А вообще, право выбора — быть женщине матерью или политиком — остается за ней. В конце концов, каждый ищет дело жизни по душе».

Кстати, фраза Татьяны Герасимовны про Еву и писателя (слово в слово) встречается во многих других рефератах и статьях в интернете. Хорошо еще, Татьяна Герасимовна тактично умолчала, что Ева была создана из кривого ребра и что благодаря ей пятно грехопадения лежит на всех женщинах планеты. Даже предположение, что у женщины может быть выбор (стать политиком), представляется тут как исключение возможности быть матерью (по мнению Татьяны Герасимовны, может быть или так, или так). И, конечно же, Татьяна Герасимова полностью на стороне неизвестного писателя, вместе с которым она, надо думать, многие лета своей педагогической деятельности в средней школе № 2 города Кяхта убеждает детей (на уроках математики), что девочки — слабый пол, а «слабый пол и по сей день ревностно сохраняет за собой право на слабость».

Если бы уважаемая учительница математики знала историю нацистской Германии, то она удивилась бы, насколько ее взгляды совпадают с мыслями Гитлера: «Часто, рассуждая о политике, нацистский вождь заменял слово «человек» (Mensch) словом «мужчина» (Mann), поскольку женщина в политике для него была немыслима (цитата из статьи историка Германии Александра Ермакова).

Точка зрения Т. Г. Булыгиной отражает общепринятую точку зрения большинства учительниц, которые не видят никаких проблем гендерных стереотипов в школе и сами являются их глашатаями на уроках. На этом же ресурсе учительница начальных классов Г. Д. Шилкина из школы № 2128 «Энергия» (Москва) ведет праздник, посвящённый 23 февраля и 8 марта: «Сегодня мы отмечаем двойной праздник „Двадцать три плюс восемь“, на котором слабая половина человечества будет чествовать представителей сильного пола».

Стереотип «слабого пола» стал таким устойчивым и вездесущим, так въелся в наше мировоззрение, что работает даже тогда, когда его пытаются опровергнуть. Так, на уже упомянутом ресурсе в уроке, посвященном женщинам-математикам, целый женский коллектив пишет:

«В наше время уже никого не удивляет тот факт, что многие представительницы „слабого пола“ занимаются (и не без успеха) столь, казалось бы, трудным делом»

Уважаемые учительницы не отдают себе отчет, что сообщение «слабый пол» все-таки осилил «трудное дело» только укрепляет стереотип про «слабый пол», соглашаясь, что женщина-математик — исключение из правил.

Чтобы закрепить эту идею, на этом же ресурсе есть еще одна работа про женщин-математиков, которая повторяет то же самое: «Представительницы „слабого пола“ занимаются (и не без успеха) столь, казалось бы, трудным делом…» — правда, авторский коллектив тут указан другой.

Как мы видим, школьникам и школьницам навязывают (наперебой, одними и теми же фразами) деление на «слабый» и «сильный» пол как через учебники, так и через учительниц. Поэтому неудивительно, что в нашем патриархальном обществе выражение «ведешь себя как девчонка» считается оскорблением.

Де-факто у нас даже слово «девочка» — оскорбление. В апреле 2019 год интернет-СМИ широко освещали протест жителей Екатеринбурга против строительства в городском сквере православного храма, так называемый «скверный» протест, на котором некий «православный журналист», как он сам себя позиционировал, провоцировал мужчин, протестовавших против храма, называя их «девочками». Эта лингвистическая провокация закончилась потасовкой и уголовным делом, которое возбудил «православный журналист» против толкнувшего его мужчины, оскорбленного, что его обозвали «девочкой». Ни журналисты, ни Следственный комитет, ни, конечно, оба участника конфликта не обратили внимания на то, что оскорблением, про которое все говорят, выступает принадлежность к женскому полу, то есть общество как само собой разумеющееся принимает, что быть женщиной — это оскорбительно.

Чтобы не заканчивать главу про «слабый пол» на такой грустной ноте, хотелось бы рассказать про российскую мотогонщицу, чемпионку мира по кросс-кантри ралли в 2015 году и вице-чемпионку в 2014 и 2016 годах, дважды участницу гонки «Дакар», при этом первую в «Дакаре» россиянку и первую в мире женщину, которая финишировала «Дакар» без команды и механиков, стройную красивую девушку Анастасию Нифонтову. В интервью для этой книги на вопрос, как она чувствует себя, когда соревнуется с представителями «сильного пола», Анастасия ответила: «Это спорт. Всегда есть кто-то быстрее, кто-то медленнее, и пол тут совершенно ни при чем». Кстати, во время гонки в Африке в 2016 году она упала и получила два компрессионных перелома позвоночника, перелом лопатки, ребра, ключицы, пальца и множественные ушибы, но продолжила участвовать в гонке еще полтора дня и дошла до финиша.

Фото: Shutterstock / Alexmalexra

Комментарии(28)
= некий «православный журналист», как он сам себя позиционировал, провоцировал мужчин, протестовавших против храма, называя их «девочками» =

Это вырвано из контекста. Это связано с уголовной субкультурой, где обозвать мужчину «девочкой» означает сравнить его с пассивным («опщенным») партнёром.
Ну так как эта подробность противоречит утверждению, что слово «девочка» означает в культуре нечто плохое? Более того, ваше уточнее рисует ситуацию с восприятием женщин в культуре ещё печальнее, ведь быть ею символизирует не просто слабость, но, как вы указываете, пассивное и опущенное положение.
Все так, общество очень патриархально. К женщинам — или снисходительно, или откровенно плохо относятся многие мкжчины. А многие женщины, переворачивая всё в шутку, терпят и как бы не видят ничего плохого.
Ну давайте будем как в Европе употреблять термины «пол #1» и «пол #2». Глупость. Я считаю, должны существовать и мужчины, и женщины, и девочки, и мальчики. Мы ФИЗИОЛОГИЧЕСКИ разные, и это прекрасно, нас сделала такими природа! И никто никому ничего не насаждает, уж тем более, покорность. Сейчас возможностей огромное множество для женщин. И Я хочу быть МАМОЙ для своих детей, ласковой и заботливой, а не родителем #1. И хочу чтобы МУЖЧИНА защищал семью, был ответственным и надежным, уважающем женщин. Это природа. Каждому своё, конечно.
от кого мужчина должен защищать семью? На вас саблезубые тигры регулярно нападают? А папа не может быть ласковым и заботливым? Женщина не может быть ответственной, надежной, уважающей окружающих? Разве в этих качествах природа?
Да, физиология разная, есть разные эволюционные настройки, но какое это отношение имеет к человеческим качествам?
Показать все комментарии
Больше статей