«А ты что сопли развесил? Врезал бы ему, да посильнее». Надо ли учить детей давать сдачи — и как это делать
«А ты что сопли развесил? Врезал бы ему, да посильнее». Надо ли учить детей давать сдачи — и как это делать
«А ты что сопли развесил? Врезал бы ему, да посильнее». Надо ли учить детей давать сдачи — и как это делать

«А ты что сопли развесил? Врезал бы ему, да посильнее». Надо ли учить детей давать сдачи — и как это делать

Бомбора

2

16.04.2022

Изображение на обложке: EvgeniiAnd / Shutterstock / Fotodom

Желая своим детям лучшего, многие взрослые с дошкольного возраста учат «давать сдачи» обидчикам. Публикуем отрывок из книги Анны Быковой «Малыши „ленивой мамы“ в детском саду», из которого можно узнать, почему этот совет не подходит для любого возраста, от чего зависят наши защитные реакции и как научить ребёнка реагировать на агрессию, не создавая ему новых проблем.

Есть у родителей спорное убеждение, что ребенка надо учить давать сдачи. Надо — я согласна с этим. Но, пожалуйста, не в младшем дошкольном возрасте! Представляете, какая путаница возникает в голове у малыша, если его учат «Тоже дай ему как следует!» и при этом учат, что драться плохо.

Малыш не может четко разграничить, когда он нападает, а когда защищается. Он может пнуть ребенка, случайно задевшего его лопаткой. В его понимании он так дал сдачи. Может сильно толкнуть того, кто взял желанную игрушку раньше, — это тоже будет «дал сдачи». Может стукнуть того, кто сел на его стульчик, восприняв этот факт как личную обиду. Я могу привести много примеров из личной практики и практики коллег, когда «сдача» была неадекватна и с печальными последствиями в виде рассеченного лба или выбитого зуба.

Когда вы учите своего малыша давать сдачи, вы подвергаете риску его же безопасность. Другой ребенок может оказаться гораздо крупнее вашего. Неважно, кто из малышей первым затеял конфликт, одной «сдачей» дело не ограничится. Они будут «давать сдачи» друг другу до вмешательства воспитателя. Так не лучше ли сразу научить ребенка звать на помощь воспитателя? Это тоже рабочий способ не дать себя в обиду.

Воспитатель несет ответственность за жизнь и здоровье детей. В его интересах выступать медиатором в детских конфликтах, а не отвечать за их синяки и шишки перед родителями. Прибегнуть к услугам медиатора — это цивилизованный способ решения конфликтов. Вы бы хотели, чтобы ребенок научился договариваться и решать конфликты мирным путем? Вы бы хотели, чтобы у ребенка сформировались нравственные ценности о добре и справедливости? Или достаточно научить, что «кто сильнее — тот и прав»?

Есть правило, а есть исключение. Сначала вводят правило. Потом рассказывают, что бывают исключения. То, с чего начинаем обучение, становится правилом. Мы можем сделать правилом «Дай сдачи!». А потом знакомить с исключениями: «Только не надо бить в ответ, если тебя задели случайно и извинились», «Не надо бить сестру, потому что она еще маленькая и не понимает, что творит» и т. п. Мы можем, наоборот, сделать правилом «Нельзя бить». И сначала учить договариваться, соблюдать интересы сторон. А потом знакомить с исключением: «Бывают ситуации, когда надо ударить, потому что все мирные способы не работают».

То, каким будет общество, зависит от того, что большинство делают правилом, а что исключением. Чему учат детей в первую очередь. Негуманность наставления «Дай сдачи!» хорошо проявляется, когда у вас несколько детей и они начинают конфликтовать. Будете ли вы подбадривать одного сына: «Дай ему как следует!» — а потом учить другого: «Что стоишь? Ответь ему, и посильнее!»? Или покажете пример ненасильственного решения конфликта?

«Дай сдачи!» — это когда чужого ребенка не жалко

На курсах по самообороне обучают в том числе оценивать силу противника и свои возможности. Знакомят, хотя бы в общих чертах, с анатомией человека. Учат рассчитывать силу удара и предвидеть последствия. Давая сдачи обидчику, ваш малыш анализирует в голове все эти нюансы?

Чего хотят добиться родители, обучая ребенка «давать сдачи»?

  • Хотят, чтобы ребенок отстаивал свои интересы.
  • Хотят, чтобы мог постоять за себя, не дать себя в обиду.
  • Хотят, чтобы обидчик понял, что так с ним поступать нельзя.

Все эти задачи ребенок может решить и другим способом. Например, прибегая к помощи воспитателя. Он рассудит, объяснит, кто не прав, как нужно поступить — и при этом (заметьте!) никакого физического насилия.

Дети — разные. Отличаются комплекцией, скоростью реакции, психотипом. Их поведенческие стратегии не могут быть одинаковы. Нет правильной или неправильной стратегии. Есть подходящая или не подходящая конкретному ребенку. Если малыш способен на физический отпор, он ударит обидчика инстинктивно и без ваших наставлений. Это у него встроенная опция. Если же такой встроенной опции нет, то получим только ситуацию неуспеха: «Мама говорит, что надо ударить, а я не могу. Со мной что-то не так».

У каждого человека какая-то одна из инстинктивных реакций — «бей», «беги», «замри» — ведущая. Определяется тип ведущей реакции генетически. Потому что предки этого человека выжили благодаря именно этой реакции. Выжили те, кто бил. Или выжили те, кто убежал. Или выжил тот, кто замер в укрытии. Мы наследуем суперсилу предка. Научить человека другой реакции можно. Например, научить его бить. Секция бокса или карате в помощь. Но это будет на уровне навыка, а не инстинкта, и в стрессовой ситуации, вероятнее всего, запустится инстинктивный автоматизм, зашитый в генах. И когда стресс отступит, человек будет думать: «А зачем я убежал? Мог бы ударить».

Чем более новая ситуация, тем выше вероятность, что сработает бессознательный автоматизм. Для маленького ребенка почти все ситуации — новые.

Учить махать кулаками замирающую девочку-былиночку — противоестественно

Даже если она вспомнит наставления и замахнется тоненькой ручкой, ребенок с инстинктивной реакцией «бей» моментально ответит ей со всей силы… Пока по причине нежного возраста девочку не берут в секцию карате, научите ее лучше громко визжать: и противника введет в ступор, и внимание воспитателя привлечет.

Навык «дай сдачи» будет актуален в школьном возрасте, когда дети уже остаются одни, без присматривающего взрослого рядом. И вот тут надо самому за себя постоять. Но к этому возрасту ребенок должен быть научен мирным способам решения конфликтов и элементарным принципам ведения переговоров, способен адекватно оценить, где он обороняется, а где выступает в роли агрессора, может соизмерять силу противодействия. Все это возможно при условии, что он не бездумно «давал сдачи» с годовалого возраста, а учился у взрослых решать конфликты, параллельно развивая физический интеллект.

Всему свое время. Плохо, если мозг в развитии отстает от силы, а сила не опирается на нравственность. Хорошо, когда парень может постоять за себя и за своих. Плохо, когда малыши калечат друг друга. При этом можно учить малышей обороняться, защищать себя. Учить ставить блоки, уклоняться от ударов и звать на помощь.

Изображение на обложке: EvgeniiAnd / Shutterstock / Fotodom
Комментарии(2)
Давать сдачи сейчас опасно. Можно в итоге ответить как первому напавшему.
Звать воспитателя — это, конечно, правильно. С точки зрения взрослых. А ребенка назовут стукачом и будут бить всей группой, когда воспитатель отвлечется.