«Убью брата, маму и папу». Как дети начинают ненавидеть весь мир: история одной приёмной девочки
«Убью брата, маму и папу». Как дети начинают ненавидеть весь мир: история одной приёмной девочки
«Убью брата, маму и папу». Как дети начинают ненавидеть весь мир: история одной приёмной девочки

«Убью брата, маму и папу». Как дети начинают ненавидеть весь мир: история одной приёмной девочки

Анастасия Никушина

2

17.08.2022

Изображение на обложке: Radharani / Shutterstock / Fotodom

«Дитя ярости» — так называли Бет Томас, шестилетнюю девочку, у которой случались приступы необъяснимой агрессии. Чтобы разобраться в проблеме, приёмным родителям пришлось не только обратиться за помощью к психиатрам, но и добиться разглашения информации о том, почему девочку с братом изъяли из родной семьи.

Нашла и растоптала гнездо с птенцами

«Убью брата, маму и папу» — эту фразу произносит шестилетняя Бет Томас, отвечая на вопрос врача о том, зачем она стащила из кухонного ящика все ножи. У девочки отсутствующий взгляд, скучающее выражение лица и спокойный голос, отчего страшные слова звучат совсем жутко.

Бет стала героиней документального фильма HBO «Дитя ярости» после того, как её приёмные родители, пастор Тим Теннет и его жена Джули, обратили внимание на пугающее поведение дочери. Девочка часто била и душила своего младшего брата Джонатана, однажды столкнула его с лестницы и ударила головой об пол. Иногда она бесконтрольно мастурбировала в публичных местах, по ночам её мучили кошмары.

Теннеты предпочитали запирать Бет на ночь, чтобы без их присмотра она не могла навредить брату. Но когда девочка, оставшись во дворе дома одна, нашла и растоптала гнездо с птенцами, родители решили отвести её к психиатру.

Сначала врачи диагностировали у Бет симптомы психопатии, которую обычно считают врождённым заболеванием. Однако Тим, приёмный отец девочки, рассказал психиатрам о кошмарах, которые преследовали Бет: во сне девочка постоянно видела «мужчину, который падал на неё, а потом причинял боль некой частью себя». Возможно, пугающее поведение девочки было всего лишь защитной реакцией.

Дети были изъяты из настоящего ада

Согласно правилам усыновления США, приёмные родители не должны интересоваться прошлым усыновляемых детей, поэтому Теннеты фактически ничего не знали о том, как Бет и Джонатан жили с родными родителями. Когда они попытались разобраться в теме самостоятельно, обратившись в агентство по усыновлению, то не узнали фактически ничего: в компании ссылались на законы о конфиденциальности.

Только во время врачебного исследования выяснилось, что дети были изъяты из настоящего ада. Мать Бет и Джонатана умерла через несколько недель после рождения сына. Девочка, которой тогда едва исполнился год, и её брат остались с одним отцом.

Неизвестно, что именно делал с детьми биологический отец, но его явно нельзя было назвать заботливым или любящим. Судя по всему, девочка постоянно подвергалась сексуализированному и физическому насилию.

Служба по уходу за детьми навестила дом Томасов, когда Бет почти исполнилось два. Отец детей был абсолютно безучастен к их судьбе — не ответил даже, что случилось с головой сына: лоб малыша был слишком выпуклым, затылок — слишком плоским. Судя по всему, череп младенца деформировался из-за того, что тот весь день лежал в кроватке на спине.

Открывшиеся факты помогли установить, что у Бет нельзя диагностировать врождённую психопатию. Речь шла о реактивном расстройстве привязанности (РРП) — заболевании, которое возникает в результате жестокого обращения, пренебрежения ребёнком. Дети с таким расстройством не могут сформировать чувство привязанности, ведут себя антисоциально, у них отсутствует эмпатия.

Из-за чего начинается и как лечится РРП

Марина Гогуева, кандидат психологических наук:

«Реактивное расстройство привязанности, как в случае с Бет, — это расстройство личности, которое возникает из-за сильных психотравмирующих ситуаций. В данном случае речь идет о насилии, но это могут быть и страшные аварии, природные и техногенные катастрофы. Причина обычно заключается в чём-то, что глубоко потрясает человека, как бы ломает основы его жизни. Допустим, он живёт в безопасном пространстве, с ним или его близкими что-то ужасное не может произойти. А оно происходит — и это событие работает как спусковой крючок.

К расстройствам личности склонны люди с истероидными чертами личности, которым свойственно демонстративное поведение. Речь может идти и о подростках, организм которых находится в процессе постоянной гормональной перестройки. Тревожные люди тоже склонны к такого рода расстройству личности. Тем не менее его степень зависит от множества факторов: уровня тревожности человека, личностных особенностей, возраста, физиологии.

Сексуальное насилие не всегда приводит к расстройству личности, но действительно может стать тем самым спусковым крючком. Реакция детской психики зависит от возраста ребёнка, здоровья, уровня благополучия семьи, наличия у него хронического стресса и т. д.

Что происходит с ребёнком, который подвергается сексуальному насилию? Он не до конца понимает, что с ним происходит и что с ним делают. Не знает, как об этом говорить, а потому не может сознательно «обработать» травму. Тогда-то психика ребёнка, чтобы не разрушиться окончательно, изолирует эти переживания, «отщепляет». Внешне это проявляется так:

  • ребёнок становится молчаливым, подавленным, ничего не хочет, ни с кем не играет;
  • становится очень агрессивным (в том числе аутоагрессивным);
  • пытается соблазнять сверстников и взрослых;
  • у него может наблюдаться выученная беспомощность;
  • ребёнок чувствует себя «грязным», обвиняет себя в случившемся.

Во взрослой жизни травма может стать причиной самоповреждений — селфхарма, употребления наркотиков или алкоголя, курения.

Бет Томас проявляла очень неожиданное поведение с аффективными выпадами (в данном случае «аффект» — слово, близкое по значению к «эмоции»). С таким человеком невозможно расслабиться, потому что он постоянно совершает новые выпады. РРП у Бет — очень сложный, нестандартный случай, который нельзя было пустить на самотёк.

Если говорить о российских реалиях, то, например, в школе ребёнка с таким расстройством личности не оставят. Как правило, условия, которые способствуют развитию или сохранению заболевания, существуют в семье, а не в школе, поэтому восстановить психику ребёнка преподаватели не в состоянии. Не смогут они и обучать ребёнка наравне со всеми — из-за его специфического поведения, представляющего реальную опасность для жизни других учащихся.

Помочь человеку с РРП может совместная работа психиатра и психотерапевта (или клинического психолога), в процессе которой слой за слоем снимается психическая защита, скрывающая травму. Например, на восьмой сессии может выясниться, что человек уже вовсе забыл о проблеме, но при этом не восстановил эмпатию — просто психика во избежание больших проблем «отключает» целый эмоциональный слой, притупляет его вместе с воспоминаниями о травмирующем событии. Поэтому задача клинического психолога — помочь человеку не блокировать воспоминание (психика сделала это и так), а устранить последствия травмирующих событий».

Беспощадная терапия привязанности

Изучать случай Бет начал клинический психолог Кен Магид — это его закадровый голос звучит в документальном фильме. Он же поставил девочке диагноз. После этого, признавая тяжесть заболевания, Магид предложил Теннетам временно разлучиться с Бет и передать ту на попечение экспертов.

Бет попала на лечение к психиатру Коннелу Уоткинсу, который предложил терапию привязанности: девочка должна была постоянно спрашивать разрешения на совершение любого действия, при этом находясь под постоянным присмотром. Постепенно, обучаясь взаимодействовать, Бет получала послабления и заслуживала всё больше похвалы и ласки со стороны взрослых. Она начала чувствовать любовь и принятие — метод Уоткинса сработал, девочка отказалась от пугающих намерений, начала контролировать свои чувства.

Но надо сказать, что поведенческая терапия Уоткинса другим детям с РРП не подошла. Десятилетие спустя Бет будет давать в суде показания по делу своего бывшего врача: в процессе лечения проблем с привязанностью на его сеансе задохнётся 10-летняя девочка, которую попытаются заново провести через процесс рождения.

И все-таки в случае с Бет Томас лечение сработало.

Вышла замуж, работает медсестрой

После нескольких лет работы с психиатром Бет смогла пойти в обычную школу, начала петь в церковном хоре, научилась доверять другим. После школы окончила курсы медсестёр. Сегодня она живёт в Аризоне, вышла замуж и работает в отделении интенсивной терапии новорождённых.

История Бет закончилась счастливо. Этот случай продемонстрировал не только обывателям, но и профессионалам, что даже непоправимые (на первый взгляд) ситуации могут быть разрешены. Девочке повезло с приёмными родителями, которые не отказались от неё из-за пугающего поведения, повезло с лечащим врачом, который выбрал довольно жёсткую, но действенную терапию.

При этом некоторые психиатры уверены, что Бет просто «научилась притворяться» — такой точки зрения придерживается, например, испанский врач Хосе Луис Кано Хиль. Он убеждён, что женщина не смогла справиться с болью и приступами ненависти, но подстроилась под общество и начала демонстрировать то поведение, которого от неё ждут.

В подготовке материала принимала участие стажёрка «Мела» Ирина Романова.

Изображение на обложке: Radharani / Shutterstock / Fotodom
Комментарии(2)
Очень интересная статья. Спасибо.
Спасибо
Больше статей