«Ты плохая! Уйди отсюда!». На что злятся дети и как реагировать на их гнев
«Ты плохая! Уйди отсюда!». На что злятся дети и как реагировать на их гнев
«Ты плохая! Уйди отсюда!». На что злятся дети и как реагировать на их гнев

«Ты плохая! Уйди отсюда!». На что злятся дети и как реагировать на их гнев

Екатерина Красоткина

27.07.2022

Изображение на обложке: mamaza / shutterstock / fotodom

Недавно на «Меле» выходил текст о канадских эскимосах, которые учат детей не проявлять ярость и агрессию. По словам психолога Марии Гололобовой, в нашем обществе такая тактика невозможна — ребёнок не должен держать чувства в себе. Мы попросили её рассказать, почему дети злятся и, главное, как правильно реагировать на их гнев.

«Ему больно — он стремится принести такую же боль окружающим»

Гнев — это крик о помощи. А агрессия по своей сути — это всегда защита. Она возникает у всех живых существ, когда их границы нарушаются, — таким образом мы пытаемся восстановить некую справедливость.

Если представить злость в виде шкалы, то гнев будет близок к ярости — наивысшей степени эмоционального накала. Гневу нередко сопутствует деструктивное поведение (и у детей в том числе), которое направлено на причинение ущерба окружающим или самому себе. Когда ребёнок в гневе, ему неприятно и больно — и он стремится принести такую же боль окружающим. Скажем, он столкнулся с тем, что его отвергли. Тогда он начинает плакать и отталкивать маму — точно так же, как только что оттолкнули его, только уже не словами, а физически. Это агрессия, и она бывает трёх видов:

  • вербальная, когда кто-то ругается;
  • физическая, когда мы причиняем кому-то вред;
  • деструктивная, когда мы что-то ломаем и крушим.

Как правило, ребёнок проявляет агрессию так, как её проявляют окружающие. Например, если в семье принято бить тарелки во время ссор, то ребёнок тоже будет стараться причинить ущерб квартире. И если так происходит, то ребёнка нужно, конечно, останавливать (а главное — не подавать ему пример впредь). Встречаются и другие проявления агрессии: ребёнок, например, может просто чувствовать бессилие, печалиться.

Как и в случае с детскими истериками, причиной гнева может быть всё что угодно: и плохая погода, и конфетка, которую не дали. Причем конфетка может стать настоящей трагедией, потому что потребность ребёнка была не услышана и желание не было выполнено.

Чем младше ребёнок, тем важнее разобраться в причинах его агрессивного поведения. Когда дети становятся постарше, они, как правило, социализируются и начинают вести себя более понятно для взрослых — с ними становится в каком-то смысле проще.

«Я вижу, что ты злишься. Чем я могу помочь?»

Когда ребёнок в гневе, родителям важно переждать это состояние вместе с ним, при этом понимая, что он сейчас себя не контролирует. Важно просто быть рядом. Если он не крушит всё вокруг, можно его даже не трогать, но если поведение ребёнка деструктивно, нужно в первую очередь его остановить. (Главное — не отвечать на агрессию собственной агрессией.)

Маленького ребёнка в таком состоянии лучше всего обнять, пусть даже насильно — скорее всего, это его остановит. С ним обязательно нужно быть в общем пространстве, чтобы он не оставался один. Важно попробовать успокоить его — например, называть по имени, говорить, что вы рядом. Когда дети ещё не могут сами распознавать свои эмоции, их должны называть родители.

Например, мама с ребёнком идут по парку, и, видя, что он начинает злиться из-за долгой прогулки, она может сказать прямо: «Я вижу, что ты злишься». Потом спросить: «Чем я могу помочь?» И предложить варианты решения проблемы. Часто в таких случаях ребёнок говорит что-то вроде «Уйди отсюда!». Тогда следует отойти на пару шагов — но не выходить из поля зрения ребёнка. Он же в свою очередь почувствует, что его состояние меняется — ведь мама его услышала, поняла, отошла.

Когда ребёнок начинает понимать, что именно он чувствует, он может сам указывать на решение проблемы. Например, захотеть побыть в одиночестве или, наоборот, уткнуться маме в коленки. (Подросток может открыто сказать во время ссоры, что именно его разозлило, — родитель либо извинится, либо скажет, что сейчас сам злится. Это позволит вести диалог дальше. И главное тут — вести диалог, а не отмалчиваться, обмениваясь упрёками и колкостями.)

Когда ребёнок успокоится, следует поговорить с ним и разобрать причины его деструктивного поведения.

Фото: LightField Studios / shutterstock / fotodom

«Я остыну — и продолжим разговор»

Задача родителя — помочь ребёнку «социализировать» агрессию, то есть упаковать её в определённые социальные рамки. По сравнению с физической и деструктивной агрессией вербальная (словесная) гораздо безопаснее для окружающих. Когда ребёнок научится выражать гнев не действиями, а словами, можно будет научить его делать это тактично.

Чтобы выражать свои эмоции, ребёнок в первую очередь должен научиться их распознавать и видеть их причины. Когда ребёнок называет свою эмоцию, его понимают окружающие, а сам он чувствует себя лучше.

Прямое объяснение того, что происходит с ребёнком, нередко помогает ему быстро успокоиться

Но и в этом случае родителя должны показывать ребёнку пример. Когда взрослый, который на что-то сердится, говорит: «Подойди минуты через две. Я остыну, и мы продолжим», — ребёнок делает выводы о том, как можно (и нужно) вести себя в подобных обстоятельствах. Поэтому важно, чтобы «я остыну — и продолжим» не звучало как угроза.

Вам незнакома эта техника? Попробуйте провести такой эксперимент: во время сильных эмоций называйте вслух своё состояние. Как правило, от этого становится гораздо легче. С состоянием горя это, конечно, вряд ли поможет, но вот с гневом, чувством обиды, негодованием — вполне.

Этому же нужно учить и детей.

«Мне очень жаль, что ты остался без конфеты»

Агрессия бывает и демонстративной — с её помощью дети пытаются манипулировать взрослыми. Дети маленькие и безвластные, но зато они чутко замечают то состояние родителей, которое позволяет от них чего-нибудь добиться.

Например, ребёнок заплакал, когда ему не дали конфету. Мама, увидев слёзы, расчувствовалась и конфету в итоге дала. Всё, это готовый сценарий: чтобы получить конфету, нужно расплакаться. И ребёнок будет повторять то же самое и со всеми остальными своими «хотелками».

А вот если мама установит чёткий лимит на конфеты и не будет отходить от правил, то и ребёнок будет понимать, что «нет» значит «нет».

Но ведь как обычно происходит? Мама конфеты не даёт, а бабушка — с удовольствием. И что в таком случае делать маме? Отстаивать свои границы, не менять правила, сказать: «Да, бабушка даёт, а я нет. Мы все разные». Нужно понимать, что у ребёнка внутри в этот момент будет беда и разочарование, досада и гнев, поэтому лучше просто сесть и погоревать вместе с ним. Можно сказать что-то вроде «Мне очень жаль, что ты остался без конфеты, но сейчас я не могу тебе её дать». И назвать причину: например, что конфет дома больше нет (и их действительно не должно быть) или что ребёнок уже съел свою норму, поэтому придётся подождать завтрашнего дня.

А дальше вы уже знаете: «Да, я понимаю, ты злишься. Уйти? Хорошо, я уйду». Но не теряйте ребёнка из поля зрения, будьте рядом. Разговаривайте с ним.

В подготовке материала принимал участие стажёр «Мела» Степан Луговой.

Изображение на обложке: mamaza / shutterstock / fotodom
Комментариев пока нет