«Кошку легко могли забить камнями». Бывший воспитанник детского дома — о жестокости и любви к животным
«Кошку легко могли забить камнями». Бывший воспитанник детского дома — о жестокости и любви к животным
«Кошку легко могли забить камнями». Бывший воспитанник детского дома — о жестокости и любви к животным

«Кошку легко могли забить камнями». Бывший воспитанник детского дома — о жестокости и любви к животным

Елизавета Луговская

22.03.2022

Изображение на обложке: Jaromir Chalabala / shutterstock

Истории из жизни бывшего воспитанника детского дома Саши стали на «Меле» чем-то вроде сериала. Он уже писал про жестокость в детском доме, про то, почему не может полюбить своего опекуна и куда на самом деле пропадают новогодние подарки. Теперь вместе с фондом «Измени одну жизнь» публикуем дневниковую запись о том, что давало ему надежду.

«Буду помогать тем, кому хуже, чем мне»

Однажды я шел на пруд и увидел около проезжей части двух маленьких щенков. Думаю, их выбросили из машины «добрые» хозяева, чтобы собаки как-нибудь выжили в деревне. Я испугался, что они выбегут на дорогу, взял и сунул за пазуху, а потом не смог оставить.

В интернат я их, конечно, не понес. На территории интерната держать собак было запрещено, да и это было небезопасно. Не все любили животных. Старшие девочки однажды, посадив щенка в мешок, играли им в футбол, после чего он умер от травм. Парень из нашего корпуса однажды убил щенка, сбросив с крыши. Пробегающую кошку легко могли забить камнями.

Я отнес щенков в лес, положил под корни большого дерева и оградил забором из веток. У учителя по сельхозтруду попросил ненужные деревяшки и сколотил будку.

Собаки стали моей отдушиной. Я разработал стратегу, что буду помогать тем, кому хуже, чем мне. Я приходил к собакам иногда по несколько раз в день и очень привязался к ним. Приносил им под кофтой еду. Иногда из своего обеда, иногда из магазина. Я копал для местных огороды. Собирал ягоды, которые они продавали на трассе в трехлитрухах, помогал на лесопилке. На заработанное покупал молоко и сосиски. Иногда, когда не было работы, признаюсь, воровал в столовке.

В лесной будке я собрал всех бездомных деревенских собак. Их было 7. Семь и я

Это была моя большая собачья семья. Я держал это в тайне и ходил в лес обходными путями.

Любимым моим псом был Джек. Он достался мне взрослым, его избивал пьяный хозяин. Проходя мимо их забора, я не раз видел эти сцены и слышал, как Джек скулил. Я выследил, когда хозяин уехал в город, перелез через забор, перерезал веревку осколком стекла и забрал Джека с собой. Больше к хозяину он не возвращался, да тот его и не искал. Я гулял с псом, играл на поле в догонялки, дрессировал. Он был умный и добрый. Он был моим другом. Когда мне было плохо, он прижимался ко мне своей головой.

Фото: osobystist / shutterstock

«Ведь, по сути, я предал друга»

Закончилось все плохо. Три собаки убежали. Говорят, что их видели живыми. Две пропали. Деревенский отморозок убил выстрелом из ружья собаку Найду. Стрелял ей в голову. А Джек, оставшись один, начал приходить ко мне в интернат. Я прогонял его. Но однажды не успел. Его поймали какие-то люди в рабочей форме, накинули на голову мешок из-под картошки и увезли.

Я помню, как машина уезжает, а Джек сидит с сеткой на голове, смотрит на меня. А я стою как м…к и смотрю, как его увозят. Я мог бы разбить стекло, чтобы машина остановилась, или преградить дорогу, но не сделал этого, потому что боялся, что меня отправят в психушку.

Мне больно об этом вспоминать. Я, конечно, пытаюсь думать, что это был мой урок. Что собаки были периодом, когда я учился о ком-то заботиться. Сейчас у себя в городе я посещаю собачий приют и помогаю их выгуливать. Но все равно я себя не простил. Наверное, так и должно быть. Ведь, по сути, я предал друга.

В память о Джеке я обязательно возьму из приюта дворнягу. Приемная мама пока против, но я обязательно сделаю это, когда буду жить отдельно. Я хотел бы любить ее и заботиться о ней, как когда-то не смог о Джеке.

Изображение на обложке: Jaromir Chalabala / shutterstock
Комментариев пока нет
Больше статей