«Если отменить отсрочку от призыва, вузы рассыпятся». Почему высшее образование в кризисе
«Если отменить отсрочку от призыва, вузы рассыпятся». Почему высшее образование в кризисе
«Если отменить отсрочку от призыва, вузы рассыпятся». Почему высшее образование в кризисе

«Если отменить отсрочку от призыва, вузы рассыпятся». Почему высшее образование в кризисе

Александр Молчанов

101

17.01.2022

Изображение на обложке: ТАСС / Антон Новодережкин

Основатель проекта «Профессиональное электронное образование Е-проф» педагог Александр Молчанов считает, что кризис образования сегодня наблюдается не только в России, но и по всему миру. Одна из причин — появление так называемого инфобизнеса: сетевых коучей, наставников и ораторов, которые предлагают не только знания, но и, что называется, заряжают на успех.

Хотел сегодня написать пост #про_вузы, но потом посмотрел фоном американский сериал «Кафедра» и понял, что не только наша система образования хромает на обе ноги: похоже, весь мир не успел за изменениями общества и теперь пожинает плоды двух кризисов –кризиса доверия и кризиса внимания.

В чем они выражаются? Первый — в том, что молодежь не доверяет опыту предыдущих поколений. Они почему-то считают, что знания педагогов устарели и в обычном мире не востребованы («Ну вот кому нужна ваша теория вероятностей с вытаскиванием из корзины шариков черных или белых? Где это может быть применимо?»). Усугубляется это тем, что дети живут в сети, где каждый второй блогер рассказывает о собственной жизни и собственном опыте. И там реально часто оказываются невостребованными именно профессиональные навыки и знания, которые получались ранее. Но востребовано образование — именно как уровень мышления, а не как корочка или свод ЗУН или компетенций.

Этот эффект усиливается другим: большая часть педагогов — теоретики, которые зачастую никогда не применяли на практике в реальном бизнесе то, что они пытаются донести студентам. Это именно то, что отличает современный вуз от вузов 50-х и 60-х годов, когда обучали реальные практики, запускавшие спутники в космос или создававшие реальные двигатели.

Второй заключается в том, что система образования бесконечно проигрывает в вопросе завладения вниманием студентов, вне зависимости от их возраста. У молодежи это борьба с соцсетями и развлекательными сервисами. Ранее тоже была борьба за внимание, но с блудом и пьянством взрослеющего поколения, то есть игра была на «одном поле» и студент физически должен был находиться в другом месте. Сейчас же, в мире интернета, студент может быть на паре физически, а вот в телефоне он в своем мире, где у него все развлечения и интересы. А потому налицо масса инструментов для построения искусственного спроса на образование — от профстандартов, где в большинстве своем описано в том числе и образование сотрудника, и заканчивая отсрочками от призыва в армию.

Я уверен, что если просто отменить отсрочку от призыва или вообще сам призыв, то вузы и частично колледжи рассыпятся, как карточные домики, на очень коротком промежутке времени. Реальные борцы за внимание широких слоев населения, вы не поверите, инфобизнесмены. И если вузы, колледжи и многочисленный эдтех работает ради 5–10% населения с осознанным образовательным запросом, то инфобиз работает с остальным сегментом и борется за внимание на поляне противника — в интернете, гаджетах, задалбывая уведомлениями, запугивая и т. д.

Если же сравнить средний вуз и среднего инфобизнесмена, то мы увидим поразительное сходство:

  • Оба дают информацию (не путать со знаниями) для начинающих, в знания информация превратится после осмысления обучающимся, экспериментов, применения на практике, то есть после усвоения. Гарантировать усвоение не могут ни одни, ни вторые. Лишь предлагают статистику удовлетворенности.
  • Оба в качестве преподавателей выставляют тех, кто был успешен в более ранних потоках обучения. Ну реально: в инфобизе это те, у кого получилось соответствовать шаблону результата, у вуза это выпускники, которые более податливы для вуза, чем для реального бизнеса, то есть бизнесу они не очень-то и нужны, потому они остаются учиться и учить.
  • Оба хвалятся успехами учеников предыдущих поколений, не рассказывая, чем именно они помогли этим людям стать такими. Все мы слышим и видим на сайтах «У нас учился сам… Он сейчас знаете где» в вузе или «Наш выпускник… заработал 100 тысяч миллионов» в инфобизе.
  • Оба продают невнятный результат. Результат обучения в большинстве своем внутренний для ученика, именно он становится лучше, чем вчера. Вуз не гарантирует трудоустройства и успешности на выбранной должности, инфобиз не гарантирует, что ваша жизнь поменяется, они лишь показывают путь, но идти по нему надо снова вам.

Единственное отличие — в том, что в вузе работают исследователи, которые делают выводы на анализе множества факторов и должны делиться именно такими, новыми закономерностями и знаниями. К сожалению, реальными исследованиями в вузах занимается очень мало людей, ведь там же план по горловым часам, то есть по трансляции знаний и опыта предыдущих поколений. В инфобизе люди тоже не могут похвастаться богатым опытом работы, но они доносят очевидные для специалистов вещи понятным языком до широких масс.

Это вовсе не говорит о том, что вузы — это плохо или что инфобиз — это плохо, они в последнее время для конечного потребителя стали очень похожи друг на друга. И да, очевидно, что это системная ошибка вузов, которые должны быть впереди развития отраслей на несколько лет, а то и десятилетий. А значит, они никак не должны были оказаться на одних весах с инфобизом, но что-то пошло не так. Нам это еще предстоит переосмыслить, и не раз, чтобы понять, куда и как бежать при модернизации высшего образования. Но зачастую первый шаг должен начинаться с появления расширенных производственно-образовательных цепочек: фундаментальные исследования — прикладные исследования — поиск клиентов на результаты — технологические карты внедрения — обучение внедрению и сопровождению — сопровождение изменений — обучение сотрудников (формирование кадрового резерва) работе в новой технологической парадигме. Иначе вузы успешно продолжат двигаться к инфобизу, рассказывая про успешный опыт предыдущих поколений.

Ну а сериал «Кафедра» (США, 2021) посмотрите, он бродит по сети и легко гуглится.

Изображение на обложке: ТАСС / Антон Новодережкин
Комментарии(101)
Согласен со многим, но хочу возразить по одинаковости всех вузов. Для примера можно послушать «Родительское собрание», где говорится о наличии модульного образования в Шанинке (https://echo.msk.ru/programs/assembly/2966154-echo/). Требуется время для осознания преимуществ модульного построения образовательного процесса. Этот принцип естественным образом входит в образовательную среду, если признать, что структура образования должна соответствовать структуре экономики, которая в развитых странах перешла на модульный принцип (https://nashedelo.ru/a/organizatsiya-obucheniya-dolzhna-sootvet-stvovat-organizatsii-truda).

Что задерживает развитие образования? Это время для осмысления его полезности. При покупке товара в дом быстро убеждаемся в преимуществах одних товаров перед другими. Но при образовании в преимуществах его новых форм сначала должен убедиться работодатель, он должен предпочесть работника с модульным образованием, а лишь потом выгоду поймет наемный работник.

Фрилансеру не требуется работодатель, он самостоятелен, осознает необходимость получения знаний и находит в интернете те модули, которые ведут к росту спроса на его знания и навыки (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/7612-biznesmeny-formiruyut-novuyu-pedagogiku). Но госстатистика не учитывает модульное образование вне вуза, хотя рост новых форм образования соответствует росту числа фрилансеров с хорошей подготовкой, а их рост в процентах характеризуется двузначным числом (для стран с рыночной эк-ой выше).
Фрилансеру не требуется работодатель-это как? Он же на кого-то работает, выполняя заказ. А человек, который дал этот заказ по сути и есть работодатель. Если это сотый проект, то допустим, ладно, работодателю не важно где учился его работник, есть классные работы в портфолио и отзывы предыдущих заказчиков. А если фрилансер только начинает свой путь, как он выйдет на рынок с одними учебными работами и отсутствием рекомендаций? Все равно придется ему где-то поработать, и тут возвращаемся к вашему «в преимуществах новых форм сначала должен убедиться работодатель, он должен предпочесть работника с модульным образованием». Как быть, как быть…
Отличная статья! Понимаю, что от сравнения вузов и инфобиза у некоторых представителей высшей школы или людей, получивших посредственную вышку максимально мозольным путём, будет подгорать, но факт остаётся фактом — методы похожие. Про отсрочку/призыв тоже очень хорошо.
В нашей жизни можно сделать много хорошего. Есть госпрограмма в развитие указаний Президента. А вот что по этому поводу пишет Катерина Шульман «Вообще рубрику Все поручения на сайте kremlin.ru перечитывать полезно: это настоящее кладбище несбывшихся надежд и затонувших кораблей. Странно наша госмашина стала работать последние пару лет: как-то её, бедную, крючит. И мачта гнется и скрипит» (https://echo.msk.ru/blog/ekaterina_schulmann/2967090-echo/).
Не думаю, что отход от обязательного призыва разрушит вузовскую систему образования. Иначе среди студентов было бы больше юношей. Дело в приеме на работу. Наемному работнику требуется продемонстрировать диплом о получении вузовского образования. Кадровикам и начальникам подразделений нет смысла интересоваться альтернативным образованием, если компании находятся вне зоны опасной конкуренции.

Конкуренция подталкивает к модернизации, чтобы снизить цены, а сговор с согласия государства позволяет сохранить стабильность без хлопот по поиску специалистов, способных провести модернизацию. Но государство поощряет ценовой сговор для остановки роста цен (https://www.rbc.ru/rbcfreenews/61de92279a79470c0f627e8a).

Любое качественное образование требует финансовых средств. Через ЕГЭ государство финансирует только вузы (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/65901-kak-sistema-i-yege-razrushayut-tseli-obrazovaniya-neravenstvo-i-neprozrachnost). Тем самым вне вузов оплату производят сами студенты без поддержки государством. Вузы боятся экспериментов, так как при новых работах легко попасть под обвинение по финансовым преступлениям (https://www.interfax.ru/russia/806524). Я не слышал, чтобы в вузах кого-то обвиняли в преступном использовании бюджетных средств, если бывшие студенты через пару-тройку лет перестали работать по вузовской специальности.
Так проблема студентов, не работающих по специальности, куда глубже. Государство должно гарантировать бюджетникам работу по специальности. Формально оно пытается анализировать количество требуемых бюджетных мест (в т. ч. по частникам оценивает, целевики идут отдельно). На деле же получается так, что при наличии платного отделения возможно занятие рабочих мест теми, кто учился на платном, причем достаточно посредственно. Так, моя одноклассница, троечница, от которой наша математичка разбивала лицо фейспалмами, нынче работает бухгалтером в газпроме. Вопрос, как она туда попала, открыт, но формально у нее есть диплом полностью платного ВУЗа, ректор которого в свое время прославился личным сайтом про рептилоидов и прочий бред. То есть уволить ее в пользу более толкового сотрудника затруднительно.
Показать все комментарии
Больше статей