Как вырастить из ребёнка олимпийского чемпиона по фигурному катанию

Как вырастить из ребёнка олимпийского чемпиона по фигурному катанию

Куда идти заниматься, чем придётся пожертвовать и правда ли, что все тренеры очень жёсткие
6 407
3
Олимпийская чемпионка 2018 года Алина Загитова / Фото: Shutterstock (Leonard Zhukovsky)

Как вырастить из ребёнка олимпийского чемпиона по фигурному катанию

Куда идти заниматься, чем придётся пожертвовать и правда ли, что все тренеры очень жёсткие
6 407
3

Фигурное катание сейчас — один из самых популярных видов спорта для детей. Сотни разнообразных академий и клубов предлагают вырастить из вашего ребёнка чемпиона. Мы рассказываем, на что обратить внимание при выборе и что придётся преодолеть ради мечты когда-нибудь увидеть свою дочь или сына с золотой медалью.

Когда и куда идти заниматься

Фигурным катанием начинают заниматься очень рано — уже с трёх лет. Большинство начинающих спортсменов в четыре года уверенно стоят на коньках, а в пять — пробуют первые прыжки. Если вы пришли в секцию позже, о большой спортивной карьере можно не мечтать. Речь пойдёт уже только о занятиях на коммерческой основе.

Хотя тут возможны исключения: например, участница последнего чемпионата Европы Станислава Константинова пришла на каток почти в семь лет. Сейчас Константиновой 18, и недавно она обошла саму Евгению Медведеву, которая тренируется с трёх с половиной лет. Тут крайне важно найти правильного тренера: далеко не все готовы ломать стереотипы и тратить время на девочку, которая заметно отстаёт от ровесниц.

Вариантов, где именно поставить ребёнка на фигурные коньки, очень много. Главное, определиться: будет это государственная спортивная школа олимпийского резерва или одна из коммерческих академий. И там, и там родителям обещают хорошие результаты. Но если в частные школы берут практически всех, для обучения в СШОР придётся пройти отбор.

Тренеры будут смотреть на:

  • антропометрические данные ребёнка и родителей (поэтому на тестирование стоит идти всей семьёй);
  • гибкость;
  • прыгучесть;
  • ловкость и в целом спортивность.

Конечно, в три-четыре года определить, получится ли из ребёнка спортсмен, практически невозможно. Но заведомо неподходящих детей — слишком высоких, тяжёлых, неповоротливых — отсеивают уже на этом этапе.

В государственных спортшколах родители лишены возможности выбирать расписание занятий, зато в них обычно выше результаты учеников.


Сколько стоит фигурное катание

Обучение фигурному катанию в любом случае не будет бесплатным. Даже бюджетные школы берут за месячный абонемент около двух тысяч рублей. Но по меркам коммерческих клубов это символические деньги.

Скажем, месяц обучения ребёнка пяти лет в академии «Ангелы Плющенко» обойдётся в 60 тысяч рублей. Есть и более бюджетные варианты — там цена составит 10 тысяч или даже чуть меньше. Но нужно быть готовыми, что траты на покупку абонемента — это только начало.

В фигурном катании распространены так называемые «подкатки». Это репетиторские занятия, когда тренер дополнительно занимается с вашим ребёнком один на один. Если речь идёт о серьёзном спорте, без достаточного количества «подкаток» результата не добиться. Стоят эти занятия на уровне хорошего университетского репетитора — около 2500-3000 рублей в час. При желании, можно взять «подкатку» не только с собственным тренером, но и практически с любой звездой. Правда, тогда цена взлетит в разы.

Например, час занятия один на один с Евгением Плющенко обойдётся в 60 тысяч рублей

«Хочу предупредить родителей: если тренер предлагает вашему ребёнку „подкатку“, это вовсе не означает, что ребёнок очень талантлив. Естественно, тренерам тоже хочется заработать. Поэтому если говорят: „У вашего сына или дочки всё замечательно, а если ещё вот этот элемент подтянуть, то станет просто шикарно“ — подумайте. Обычно талантливый ребёнок явно выделяется из всей группы. Но если есть желание, чтобы ребёнку поставили красивую программу и он потом с ней выступал — можно брать „подкатки“. Потому что в группе, конечно, танец не поставят и сложные элементы, которые не получаются, не отработают. Но тратить на это последние деньги семьи не стоит», — делится своим опытом Надежда Пучкова, чья дочь занимается фигурным катанием.

По сравнению с оплатой льда и дополнительных занятий, затраты на инвентарь — это почти ерунда. Коньки на первых порах можно и даже нужно покупать подержанные. Детская нога растёт быстро, износить лезвия и ботинок за это время невозможно. Понадобятся ещё форма для занятий ОФП и хореографией, утяжелители, прыгалки, а также костюмы для выступлений.

Тут фантазия родителей ничем не ограничена, особенно, если речь идёт о девочках. Видео с детских соревнований потрясают — по красоте и сложности костюмы маленьких фигуристок порой превосходят даже наряды олимпийских чемпионок. Платье со стразами «Сваровски» может стоить до 100 тысяч рублей, более скромный наряд — в районе 10-15 тысяч. Естественно, тут тоже есть вариант купить подержанный — часто платья перепродают уже в раздевалке после турнира.


Чем придётся пожертвовать ради спорта

График тренировок маленького фигуриста практически не оставляет свободного времени. В спортивных группах у детей ежедневно час или два льда, плюс занятия в зале и хореография. Тренировки чаще всего разбиты по времени: скажем, в 7 утра лёд, потом перерыв до 13-14 часов, и ещё час или два тренировок. И всё это с одним, максимум, с двумя выходными.

«Наш вид спорта построен на тактильных ощущениях — чувстве льда и собственного тела — поэтому долгие перерывы в тренировках вредны», — говорит тренер спортивной школы по фигурному катанию Санкт-Петербурга Роман Усатов. По его словам, важно соблюдать меру, потому что иначе есть риск довести ребёнка до травмы. Но минимум на начальном этапе — это три часа льда и ещё три хореографии и ОФП в неделю. В 99% случаев этого недостаточно, и ребёнку требуются ещё индивидуальные дополнительные занятия. При таком расписании крайне сложно ходить в школу и тем более в детский сад.

Начиная примерно со второго класса, приходится уходить с последних уроков, чтобы успеть на тренировки

Оставлять ребёнка одного на катке на два-три часа тоже нежелательно — по крайней мере, если речь идёт о дошкольниках и младших школьниках. Всегда есть вероятность травмы, плюс ребёнку нужно помочь переодеться (самостоятельно зашнуровать коньки в этом возрасте нереально), дать перекусить и тому подобное.

Обычно у фигуристов либо один из родителей не работает и всё свое время посвящает ребёнку, либо есть постоянная няня. Под тренировки постепенно подстраивается вся жизнь семьи. Возможно, из-за этого многие родители начинают рассматривать большой спорт как инвестицию: сейчас мы вкладываем в ребёнка массу денег и времени, а потом он отплатит нам результатами. К сожалению, этот принцип не работает, и шансы, что ваш вклад в будущее не принесёт ожидаемых дивидендов, в сотни раз больше тех, что ребёнок станет чемпионом и оправдает всё в него вложенное.


Кто позволяет тренерам жёстко вести себя с детьми

Психологическое и даже физическое насилие тренеров — больная тема в фигурном катании. Евгения Медведева рассказывала, что в детстве тренер заставляла её вытирать лужи на льду собственным телом в наказание за падения на прыжках. И это абсолютно типичная история, большинство фигуристов тут даже не увидят жестокости.

Еще жёстче тренеров порой ведут себя родители. Точнее, тренерская жестокость обычно происходит с их молчаливого согласия или даже одобрения.

Психолог и мастер спорта по фигурному катанию Мария Красильцева рассказывает: «В три-четыре года ребёнок только учится взаимодействию с миром и определению собственных границ. Если в этом возрасте к нему применяют насилие, и при этом никто не объясняет, что это плохо, для ребёнка подобное обращение становится нормой. При этом, если мы говорим о насилии со стороны тренеров, очень многое делается с согласия родителей.

Родителям почему-то кажется, что спорт — это всегда очень жёстко, агрессивно и даже жестоко

На самом деле это неправда. Спорт связан с усилием, с напряжением, с подходом к пределу собственных возможностей, но он не должен превращаться в насилие. Добиваться результата, работая с детьми спокойно и доброжелательно, тоже возможно. Хотя, конечно, наладить конвейер, как у Этери Тутберидзе, вряд ли получится.

Как бы странно это ни звучало, но если между тренером и спортсменом есть некий договор на насилие, тогда ребёнок переносит его легче, и это нельзя назвать насилием в том смысле, в котором мы его обычно понимаем. Например, терпеть растяжку или делать много «пистолетиков» до боли в мышцах. Да, это насилие, но о нём договорились, и ребёнок понимает смысл этого действия. Он терпит неприятные ощущения ради чего-то: много «пистолетиков» — чтобы прыжок был выше, растяжка — для красивых спиралей, шпагатов и вращений.

Ко мне на консультации ходит 11-летний мальчик, который во время работы со мной сменил тренера. Родителям показалось, что предыдущего наставника они переросли. Так вот, мальчик говорит: «К старому тренеру я шел на тренировку с удовольствием, потому что он всегда спрашивал, как у меня дела, интересовался проблемами. А новый наставник меня просто тренирует. Ему всё равно, что со мной происходит в жизни». В этом и есть разница между обучением и просто тренировкой. Обучение всегда связано с личностным взаимодействием.

Вообще, самый частый запрос, с которым ко мне обращаются родители маленьких спортсменов — это так называемый «минус-старт». Ситуация, когда на тренировках у ребёнка всё отлично получается, а на соревнованиях он ничего не может сделать. Обычно ведь дети не боятся самих соревнований.

Детт боятся того, что будет, если они проиграют — то есть реакции со стороны тренера и родителей. Эта картинка сковывает их и не даёт выступать

Бывает, что родители заключают с ребёнком своеобразный договор: мы столько в тебя вложили сил и денег, подчинили все семейные дела твоему графику, и ты за это должен достичь хороших результатов. Но ребёнок-то чаще всего не в курсе, что такой договор существует. И когда ему предъявляют претензию: мол, мы на тебя всю жизнь потратили, а ты не смог, он логично спрашивает: а зачем?».

При этом, по словам Марии Красильцевой, фигурное катание, конечно, не стоит воспринимать как ужастик. Оно даёт массу плюсов для развития ребёнка: координацию, гибкость, силу, артистичность, плюс опыт самодисциплины и новый круг общения. Фигурнокатательная тусовка очень сплочённая, и обычно умения прыгать какой-нибудь двойной аксель тут достаточно, чтобы стать своим.

Помимо чисто антропометрических противопоказаний (например, двухметровых фигуристов не бывает), лучше не отдавать в «фигурку» эмоционально подвижных и ранимых детей. Во-первых, заниматься этим видом спорта порой действительно больно — тут и жёсткие падения об лёд, и обязательная растяжка. Во-вторых, рамки допустимого на льду куда шире, чем в обычной жизни. Даже в платных абонементных группах дети конкурируют между собой за результат и внимание тренера. А в спортивных группах эта конкуренция в разы жестче.

«Фигурное катание — это агрессивная среда для ребёнка, не каждый её эмоционально выдержит, — говорит Надежда Пучкова. — Бывают дети, которые от каждого крика начинают плакать, уходить со льда. Как правило, они быстро отсеиваются. Принято считать, что без жёсткости тренер в фигурном катании работать не может. Но бывают и случаи рукоприкладства — могут побить жёсткими чехлами от коньков, дёрнуть за волосы, ударить по руке. Хотя ни в коем случае не хочу сказать, что так работают все тренеры, есть адекватные специалисты, которые ни при каких обстоятельствах себе такого не позволяют.

Моей дочери восемь лет, и в нашем случае заниматься фигурным катанием — это её собственное желание. До этого мы пробовали несколько видов спорта, но нигде она не зацепилась. А тут она с удовольствием ходит на тренировки, предвкушает выступления в красивом платье. Замечаю, что даже дома отрабатывает элементы, просит совета, как лучше смотрятся движения. Я её не заставляю тренироваться, хотя знаю, многие родители очень жёстко требуют результатов».


Какие кризисы проходят фигуристы

Первый кризис в карьере фигуристов наступает в районе десяти лет. В этот момент стоит определиться: продолжать ли дальше серьёзные занятия спортом с перспективой стать профессионалом или лучше сосредоточиться на учёбе. Проблема в том, что гарантий всё равно никто не даст. Бывают случаи, когда середняки в детском спорте внезапно начинают выигрывать во взрослом, и наоборот.

Тренер Роман Усатов объясняет: «Особенно сложно предсказать будущее с мальчиками, потому что они физиологически развиваются позже, чем девочки. Если по девочке годам к 9-10 обычно понятно, будет из неё толк или нет, то мальчик в этом возрасте — просто „кот в мешке“. Он может стоять на отчисление, а пройдут года два-три — и будет в лидерах. Есть универсальные показатели, на которые мы смотрим: высота прыжка, резкость, круткость. Если этого совсем нет, наверное, дальше будет сложно. Но бывает, что всё есть, а что-то не получается. Тогда имеет смысл подождать».

Если первый кризис успешно преодолён, приходит время задуматься о дисциплине. Начинают все без исключения фигуристы как одиночники — иначе не овладеть базовыми элементами. Но в начале пубертата тренеры выделяют будущих парников и танцоров. Успешных в одиночном катании спортсменов не трогают — нет смысла что-то менять. Остальных распределяют, исходя из спортивных показателей и антропометрии.

Скажем, в танцы на льду идут высокие, артистичные, красивые парни и девушки, испытывающие сложности с прыжковыми элементами. Типичная парница — невысокого роста, бесстрашная, владеющая базовыми прыжками. Её напарник — слишком мощный для одиночника, но тоже прыгающий «базу».

Второй и самый главный кризис случается в подростковом возрасте. Особенно тяжело этот период переживают девочки.

Рост и вес критически важны для качественного исполнения прыжков — порой даже 300 лишних граммов полностью ломают технику

В подростковом возрасте, когда тело неизбежно меняется, крайне сложно сохранить прежний технический контент. Поэтому для фигурного катания не удивительна ситуация, что маленькие девочки обыгрывают взрослых женщин. Например, на последнем чемпионате России первые три места заняли фигуристки, которым не исполнилось ещё и 16 лет.

Чтобы сохранить детскую фигуру и замедлить процесс взросления, фигуристки порой прибегают к крайним мерам. Скажем, 15-летняя олимпийская чемпионка Алина Загитова рассказывала, что во время Игр не позволяла себе даже лишнего глотка воды — только полоскала рот и потом выплёвывала.

«Когда у спортсмена начинается взросление, любой тренер понимает, что природу в любом случае не обмануть, — говорит Усатов. — Тут важно поставить рамки, причём не только самому спортсмену, но и его родителям. Это не значит, что мы прикуём его цепью к батарее и будем держать голодным. Фигурист сам должен быть готов от многого отказаться ради своей мечты. Если хотеть выигрывать, но параллельно кушать булки и шоколадки, то в переходном возрасте — это катастрофа. Совсем голодать — другая крайность, такие спортсмены обессилены, истощены и никому не нужны даже худые. Важно грамотно, желательно с участием диетолога, составить рацион и его придерживаться. Но, конечно, привлечение дополнительных специалистов могут позволить себе только спортсмены довольно высокого класса. Если речь идёт о более низком уровне, тут всё на совести тренера, родителей и самого фигуриста».


Что делать, если ребёнок не стал чемпионом

Если профессиональная карьера в спорте всё же не складывается, после окончания школы приходит время определяться с будущим. Самый комфортный и безболезненный вариант для таких детей — это остаться в своей среде, где-то рядом с фигурным катанием. Можно пойти учиться на тренера и подрабатывать «подкатками» с детьми. Или, если повезёт, пройти кастинг и попасть в одно из многочисленных ледовых шоу. Далеко не во всех из них нужны именно чемпионы, часто требуются артисты и без особых титулов. Качественные шоу, как правило, хорошо оплачиваются — по крайней мере, обычный студент 17-18 лет вряд ли может рассчитывать на аналогичную зарплату.

По словам Марии Красильцевой, обычно маленькие фигуристы общаются в своём круге, и им редко удаётся выстроить коммуникации вне спортивной среды. Они привыкают к определённому лексикону, сфере интересов. Когда такие дети уходят из спорта, они испытывают двойственные ощущения. С одной стороны, это радость: «Наконец у меня появится свободное время!». А с другой, когда это свободное время к ним приходит, они этого очень пугаются и не знают, что с ним делать. Потому что они привыкли годами жить в графике, который был расписан по минутам. Причём расписан другими людьми, а им нужно было только ему подчиняться. Поэтому в момент ухода из спорта для них есть риск либо пойти в разнос и в какую-то девиантную среду, либо погрузиться в депрессивное состояние. Ведь эти дети не умеют самостоятельно распоряжаться своими ресурсами — временем, силами, интересами.

Фото: Shutterstock (Sergei Gonin). Гифки: giphy.com

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(3)
Подписаться
Комментарии(3)
Про Медведеву и "вытирать лужи своим телом" вы сами сейчас придумали?
Интересно, спасибо
А есть еще художественная гимнастика. там вообще жесть.
Больше статей