«В России стресс считается нормальным состоянием для всей системы образования»

«В России стресс считается нормальным состоянием для всей системы образования»

3 610
16

«В России стресс считается нормальным состоянием для всей системы образования»

3 610
16

В декабре 2019 года были опубликованы результаты международного исследования PISA. Выяснилось, что российские школьники реже, чем сверстники из других стран, чувствуют себя счастливыми. Ещё ответы показали высокий уровень буллинга в школах России. Мы попросили директора Центра общего и дополнительного образования им. А. А. Пинского Института образования НИУ ВШЭ и куратора кластера ММСО «Дополнительное образование» Сергея Косарецкого рассказать, почему эти результаты требуют нашего внимания и что теперь делать школе, родителям, педагогам.

Уровень тревожности школьников таков, что перестаёт быть мотивирующим фактором

Исследование PISA известно нам прежде всего измерением функциональной грамотности школьников. Поэтому мы по привычке обращаем внимание на достижения учеников в области математики, чтения, естественных наук. Но в последнем исследовании большое внимание уделялось оценке так называемого well-being (субъективного благополучия).

Сегодня школа рассматривается не только как место, где дети получают необходимые академические знания и навыки, но и как пространство, в котором школьники приобретают социальный опыт, формируют установки и ожидания об окружающих и самих себе.

PISA определяет качество жизни учеников как показатель, относящийся к различным аспектам их состояния, а также к возможностям или условиям, необходимым для их счастливой и продуктивной жизни.

Конечно, в нашей образовательной культуре учеба всегда рассматривается как труд, то, что не приносит радости

То, что предполагает мобилизацию усилий, беспокойство, ответственность за результат, — обоснованную в каком-то смысле тревогу. Но, как и во многих других случаях, вопрос здесь в границах этой тревожности, в ее допустимых пределах.

На мой взгляд, в целом уровень психоэмоционального благополучия, тревожности российских школьников таков, что перестает быть мотивирующим фактором, позитивно влияющим на результаты. Он работает на противоположный эффект, негативно влияя на образовательные результаты и даже демотивируя. Ухудшение качества жизни ребенка в школе тесно связано со снижением качества результатов обучения.

Ощущение неблагополучия в значительной степени связано с низким качеством отношений в школьной среде, со сверстниками, с учителями. И это также, несомненно, воздействует на образовательные результаты, но, как мы видим, выливается и в открытые формы деструктивных отношений — буллинг.

Установка на достижение формальных результатов в России доминирует над всеми другими задачами

Чем можно объяснить высокий уровень «несчастливости»? Причины, на мой взгляд, разнообразны, и именно их совокупное влияние, видимо, определяет остроту проблемы.

Если говорить о школе, то на протяжении последнего десятилетия она живет на прицеле сначала ОГЭ, затем ЕГЭ. Результаты Единого экзамена до недавнего времени влияли даже на уровень оценки качества работы губернаторов.

Сейчас эта позиция снята, но внимание к ней остается крайне острым на всех уровнях. Показатели ЕГЭ часто используют для принятия кадровых решений, в том числе в системе стимулирования. Создаются разнообразные более или менее примитивные рейтинги школ, формируются «красные» списки школ.

К сожалению, мы видим явное доминирование логики требований и контроля, а не разумной озабоченности, конструктивной обратной связи и поддержки. В итоге регионы давят на муниципалитеты, те — на школы, школы — на учителей. Это давление перекладывается на семьи и на детей и в том числе проявляется в высоком уровне стресса и тревожности детей, которым уже не на кого переложить эту ответственность.

В современном российском образовании установка на достижение формальных результатов безусловно доминирует над всеми другими задачами. Цена этих результатов, в том числе риски для эмоционального благополучия детей (их самооценки, уверенности в себе и др.), да и педагогов, фактически не обсуждается. Стресс считается нормальным состоянием для всей системы.

Надо заметить, что сейчас инструменты оценивания в школе достаточно грубы: тесты, регулярные контрольные, Всероссийские и региональные проверочные работы

У нас в школьной практике пока, в отличие от многих стран, не развиты другие формы оценивания, не связанные с отметками, баллами. Например, «формирующее оценивание», где оценка становится индикатором того, чего именно не хватает ребенку, в чем его дефицит, как его восполнить.

В мире же в целом мы наблюдаем другой тренд. При измерении качества образования принципиально важен не только результат экзаменов, тестов, контрольных, но и благополучие, чувство уверенности в себе.

Сегодня способность конкретной школы обеспечить высокий уровень психологической защищенности ученика и педагога — это уже не второстепенный вопрос, но ее важная задача, зона ответственности.

Многие образовательные системы активно ищут баланс между академическими результатами и благополучием. Они запускают соответствующие проекты и инициативы, направленные как на изменение организационной культуры, уклада школ, так и на развитие у школьников навыков управления своими психоэмоциональными состояниями. Те страны, преимущественно европейские, которые реализуют этот подход, демонстрируют лучшие показатели оценки благополучия в PISA.

Не имея возможности поступить в хороший вуз на бюджет, ребёнок оказывается в социальном тупике

Однако, помимо давления системы, ориентированной на результат, есть и давление родителей: существенная часть их очень тревожно относится к результатам ребенка. Она, с одной стороны, заряжена школой, с другой — собственными установками.

Придуман даже такой специальный термин — helicopter mother, «мама-вертолет». Это гиперопекающие ребенка родители, включающие его в разные образовательные практики, записывающие на бесконечные кружки, нанимающие бесчисленное количество репетиторов, тренеров и так далее.

Высокие вложения семьи формируют очень высокие ожидания: от ребенка ждут максимальной успешности. Часто чувство эмоционального благополучия и тревожность ребенка связаны с тем, что он не реализует родительские ожидания.

Эта проблема касается детей из благополучных семей, где родители хотят реализовать через ребёнка свои амбиции, сделать так, чтобы он соответствовал достигнутому ими уровню и шел дальше.

Надо сказать, что эта ситуация не уникальная для систем образования с использованием экзаменов с высокими ставками (ЕГЭ или гаокао в Китае) и сильно стратифицированной системой вузов. Недаром страны Юго-Восточной Азии демонстрируют близкие к нам показатели — Корея, Япония, Китай близки к нам в обсуждаемом исследовании.

Однако рискну утверждать, что есть факторы тревожности и стресса со стороны ребенка

Часть детей ощущает свое неблагополучие, высокую тревожность и, с другой стороны, агрессию в части результатов, даже не надеясь сдать ОГЭ или ЕГЭ на сто баллов, но мечтает сдать его хотя бы на минимальные оценки. Это уже дети из не самых благополучных семей.

Часто они не получают поддержку семьи вовсе. Их родители не испытывают беспокойства, однако дети сами понимают свои риски не интегрироваться в нормальную социальную жизнь, не сдав экзамены.

В стране очень остро стоит проблема неравенства и низкой социальной мобильности. Образование — один из немногочисленных социальных лифтов. Не имея возможности поступить в хороший вуз на бюджет или в хороший колледж (а сейчас конкуренция есть и в них), ребенок рискует оказаться в образовательном, а затем социальном тупике.

У этих детей тоже есть стресс и тревога, связанная с их будущим. Увы, это редко оказывается предметом внимания, большая часть детей в этом состоянии не получает поддержки не только в семье, но и в школе.

Для профилактики тревожности и стресса нужно менять климат российских школ

Очевидно, если вы ощущаете выходящую за допустимые границы тревожность об успешности ребёнка в семье, с этим необходимо что-то делать. Однако задача не такая простая, как кажется на первый взгляд.

Я часто сталкиваюсь с рекомендациями, в том числе от известных экспертов, в духе «Расслабьтесь! Перестаньте тревожиться! Перестаньте формулировать свои ожидания!», а также с советами в любой другой сфере. Сами по себе они не помогают: недостаточно просто сказать.

Часто я сталкиваюсь с ответом родителей в духе «Да я и не давлю на своего ребенка. Не говорю, что жду от него высоких результатов!».

Но некоторые вещи не обязательно произносить вслух. Родители, не говоря напрямую, могут транслировать эту мысль образцом своего поведения, определенными похвалами и поощрениями, реакцией, мимикой, формируя в ребенке эти ожидания.

Важно, чтобы родитель был внимательным. Видел себя в этом качестве, наблюдал себя в этом состоянии, в конкретных проявлениях поведения. Эта осознанность уже сама по себе может оказаться действенной: смотреть на себя, на свои реакции и понимать, что именно они формируют в ребенке.

Очень важно оказывать ребёнку поддержку. Создавать опыт позитивной реакции, похвалы, обратной связи

Это, конечно, не работает автоматически, но сам сигнал ребенку о том, что его ценность в глазах родителя высока и не связана напрямую с образовательными результатами, очень важен.

Но также следует понимать: когда тревожность приобретает опасный характер, необходимо обращаться к специалисту. Ребенку и семье в этой ситуации может помочь психолог. Культура психологической помощи в стране развивается уже более двух десятилетий, и процесс идет медленно. Дефицит профессионалов, особенно доступных для массовой школы, выражен довольно остро.

Однако неправильно перекладывать ответственность исключительно на семью. Для профилактики тревожности и стресса нужно менять климат российских школ, установки её руководителей и педагогического коллектива. Очень важно, чтобы учитель оказывал поддержку, давал обратную связь, включался в происходящее, дополняя действие позитивной оценкой.

Сегодня уже есть предлагаемые российскими группами инструменты оценки благополучия, с одной стороны (например, Институт образования ВШЭ), с другой стороны — программы работы профилактической и коррекционной. Это и программы развития осознанности, внимательности, управления ресурсными состояниями, и программы профилактики буллинга.

Стоит сказать, что изменения возможны и нужны не только за счет помощи извне, но и за счет изменения характера образования, форм и методов обучения. Недавно были опубликованы и результаты исследования «Уверенность в процессе обучения» («Confidence in Learning Poll»), проведенного аналитической компанией Harris Insights & Analytics в сотрудничестве с LEGO Education. Опрос был также посвящен роли и важности практико-ориентированного подхода в STEAM-обучении, которое охватывает изучение физики, технологии, инженерии, информатики, математики и развитие творческого мышления. В этом исследовании российские школьники также продемонстрировали очень низкие показатели уверенности.

Частью медиа и общественности эта новость была истолкована даже следующим образом: Россия стала лидером по уровню стресса из-за успеваемости в школе, обогнав такие страны, как Китай и Германия.

Исследование «Уверенность в процессе обучения» показало, что образование может предлагать конкретные инструменты, как изменить ситуацию, развить в учениках уверенность при изучении естественно-научных дисциплин через усиление практико-ориентированного характера образования.

Такие практики преподавания, как лекционные занятия, фронтальное обучение, репродуктивные методы обучения в целом, снижают уверенность в себе и повышают тревожность учащихся. Если же дети вовлекаются в практико-ориентированные формы работы, связанные с командной работой, получением конкретного продукта, его презентацией, например STEM, то уверенность повышается.

Они видят результат своей работы, могут взаимодействовать в группе и обмениваться мнениями, презентовать себя и результат своей деятельности. Такого рода практики необходимо внедрять повсеместно на уровне класса и школы. И их примеры уже появляются в российском образовании.

В этом году на Московском международном салоне образования тема психологического здоровья и благополучия детей в школьном образовании станет одной из центральных. Мы планируем обсуждение причин проблемы и дискуссию о путях ее решения. Что делать: исправлять и корректировать? Или укреплять способности действовать в заданных условиях? Или менять правила игры, саму систему?

Будут представлены инструменты оценки благополучия, программы профилактики стресса и выгорания, коррекции тревожности, формирования навыков осознанности и управления ресурсными состояниями (для педагогов школ, родителей, детей), кейсы их применения.

Важно, чтобы ребенок покидал школу не только умным, но также здоровым и счастливым. Система образования вместе с семьей должна и может взять на себя ответственность за это.

В 2020 году Московский международный Салон образования пройдёт с 26 по 29 апреля в новых форматах: «ММСО online» и «ММСО University». Для реализации проекта будет задействована новая digital-платформа, которая объединит государственных деятелей, профессиональное, экспертное и бизнес-сообщества, студентов, учащихся и их родителей.

Регистрация участников уже открыта на сайте ММСО 2020. Участие во всех мероприятиях бесплатное.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(16)
Подписаться
Комментарии(16)
Действительно, очень серьезная проблема, которую школы зачастую игнорируют. Как хорошо, что о ней стали говорить не только родители и психологи, но и учителя.
Школы находятся в жестких рамках, которое создало для них государство.
Родители не могут повлиять на образование ни на выбор предметов, ни на выбор методик, ни на выбор содержания, на на формы проверок навыков и знаний (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/23759-za-budushcheye-svoikh-detey-otvechayu-ya-a-ne-shkola-chemu-uchit-detey-doma). Систему надо менять (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/73140-reformirovaniye-obrazovaniya). Растет объем информации, который включают в образование, но не вводят новых форм обучения и проверки знаний (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/80361-igra-v-obrazovatelnom-protsesse). Ожидание оценки — это постоянный стресс, как для ученика, так и для родителя. Но ни учителя, ни родители не обучены диалогу (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/36920-kak-razreshat-konflikty-detey-bez-nravoucheny-i-nakazany). Почву для возникновения стрессов сформировало государство, отказывая в бюджетном финансировании не из-за того, что окончивший школу не способен учиться, а лишь из-за более низкого результата. А к этому государство добавило ещё и страх призыва в армию. Без решения проблем, которые идут от государства, база для стрессов и их последствия сохранится. Попытки улучшить ситуацию напоминают мне XIX век, когда экономику пытались развить без отмены крепостного права.
Браво! Ваш комментарий тянет на целую статью. Полностью со всем согласен!
Больше статей