Почему родители не любят интернет, а учителя жалуются на мемы

Почему родители не любят интернет, а учителя жалуются на мемы

Исследователь интернета обсуждает с учеником 11 класса сленг и то, почему КВН сегодня заменили сериалы
4 508
4

Почему родители не любят интернет, а учителя жалуются на мемы

Исследователь интернета обсуждает с учеником 11 класса сленг и то, почему КВН сегодня заменили сериалы
4 508
4

Родителям и раньше было нелегко найти общий язык с повзрослевшими детьми. Кажется, с появлением интернета всё только усложнилось. Подростки спрятались в соцсети, разговаривают мемами и стикерами, а взрослые не всегда знают, как на это реагировать. Исследователь интернета, преподаватель РАНХиГС Оксана Мороз и ученик 11 класса московской школы Иван в эфире «Радиошколы» обсудили, почему родителям не стоит использовать сленг и какую роль выполняют мемы сегодня.

Подростки недолюбливают учителей, которые пытаются говорить на их языке

Иван: Мне кажется, учитель не должен употреблять в речи англицизмы вроде «хайпанём». Я до сих пор помню, когда моя мама первый раз при мне сказала слово «мем», но сделала она это неправильно. Она сбросила мне анекдот в социальной сети и подписала «вот тебе мем». Я попросил её больше так не делать и разговаривать на обычном русском языке. Одна учительница в моей школе сама стала мемом и дико рассердилась, когда об этом узнала, пожаловалась директору. В том меме даже не было злого посыла, и всё, чего она добилась, — её исключили из группы в социальной сети, где мем выложили.

Оксана: Подростки не воспринимают взрослых, в том числе учителей, как носителей интернет-сленга. Учитель, который пытается на нём говорить, не совпадает с образом авторитарного педагога, каким он всегда был в российской школе. Того, который говорит, что звонок только для него, и при котором нужно вставать, когда он заходит в класс. В отношениях между подростками и учителем нет той свободы, которую предполагает владение сленгом.

Отношения «учитель-ученик» — всегда властные. Даже если они хорошо ладят, дети всё равно находятся в более слабом положении. Чтобы эти отношения были ровными и гармоничными, нужно вмешательство родителей. Но они не всегда готовы взять на себя ответственность за воспитание детей и предпочитают считать, что этим должны заниматься учителя.

Тот факт, что подростки отказываются говорить со взрослыми с помощью сленга, демонстрирует, что они пытаются охранять свою территорию

Поэтому есть смысл договориться, в каких ситуациях он вообще неуместен. Например, «Анну Каренину» стоит обсуждать на литературном языке. Если же мы говорим о современности, возможно, апелляция к сленгу будет более к месту.

Одновременно на школу давят образовательные инстанции. Они говорят, что школа ответственна за всё, что происходит с ребёнком, даже если что-то случается за её пределами. Реакция «запретить и не пускать» — это симптом страха. Можно сделать так, чтобы школьники сидели на одном месте от звонка до звонка, но это совершенно не вяжется с современными социокультурными нормами и демократизацией отношений.

Сегодня существует огромное количество педагогических моделей, где учитель — не ментор. Но в российской школе они не особо приживаются. Молодые учителя плохо идут в школу, а детей учат люди, которые проработали там десятилетиями и плохо адаптируются к изменениям.


Взрослые ведут себя в интернете как подростки, но предпочитают этого не замечать

Оксана: В том, что многие родители боятся не найти общий язык с детьми, нет ничего нового. Но сейчас у них появился конкретный враг, которого можно обвинить во всех бедах, — интернет. Большинство родителей даже не задумывается, что в этом случае они подразумевают под интернетом. Всемирная сеть — неоднородное пространство. Подростки могут искать себя в играх, в соцсетях, АСМР-видео, да в чём угодно.

Нередко родители болезненно реагируют, когда обнаруживают у своих детей инстаграм. Оказывается, что там, в сети, среди своих друзей и знакомых, их дети совершенно другие. Для любых родителей ребёнок — не отделившийся от них до конца человек. Осознание, что у него есть «вторая жизнь», становится катастрофой, как и наличие своего рода тайника в виде инстаграма.

Но такие же образы себя мы создавали и до распространения интернета. Когда человек приходит на работу, он не ведёт себя как дома, а надевает маску. В этом чередовании нет ничего нового и необычного. Кто обладает правом на идентичность подростка — он сам или его родители, которые считают, что он должен выглядеть определённым образом и никак иначе?

Корни этой проблемы в том, что взрослым и детям не хватает качественного общения. Когда в семье появляются проблемы с доверием, родители ищут причину в социальных сетях, не задумываясь, когда они в последний раз интересовались, как у ребёнка дела. Когда взрослые злятся на подростков, что те разговаривают на непонятном для них языке мемов и стикеров, неплохо бы посмотреть на себя. Взрослые в социальных сетях общаются примерно так же. Почему же мы отказываем подросткам в праве тоже делать что-то по-новому?

Если родитель хочет, чтобы ребёнок пользовался интернетом и при этом ему ничего не угрожало, он может просто учить его правильно заходить в сеть. Дети находят там мультфильмы, развивающие программы и блоги. Они делятся этим с родителями, которые видят, что ребёнок развивается в пространстве, которое они сами ему предложили.

Мне кажется, родителям просто нужно время, чтобы привыкнуть к технологиям и увидеть, какую из них можно извлечь пользу. Так что уроки медиаграмотности в недалёком будущем будут у каждого ребёнка.


Сериалы заменили современным подросткам КВН

Оксана: Мемы сегодня — важная часть культуры, которая в интернете обрабатывает то, что существует за его пределами. Они повторяются, видоизменяются, рефлексируют над происходящими событиями и распространяются вирусным образом. С их помощью можно отслеживать, как развивается аудиовизуальная культура и культура юмора.

Важным элементом этой культуры стали сериалы. Большинство молодёжной аудитории вместо просмотра больших комедий переходит на короткие форматы. Юмор, построенный на бытовом общении, становится более популярным — это тоже язык сообщества, к которому люди себя относят. Такой же, как интернет-сленг, мемы.

Таких сообществ сегодня много. Студенты, например, не всегда понимают мои шутки, когда в них я обращаюсь к культурным явлениям прошлых лет — для них они были вечность назад. Иногда сталкиваешься с нелепыми для моего поколения ситуациями: спрашиваешь, смотрели ли они «Матрицу». Им приходится это делать, чтобы понимать мемы про таблетку в интернете.

По той же причине они не поймут те выпуски КВН, которые мы могли назвать хорошими. КВН всегда привязан к определённой социокультурной ситуации. Современный КВН, к сожалению, тематически так ограничен, что этот юмор не может выполнять такие же «связывающие» функции, как мемы или сленг. К тому же он просто покажется им слишком длинным.

Полную запись интервью с Оксаной Мороз слушайте здесь. Разговор с прошёл в эфире «Радиошколы» — проекта «Мела» и радиостанции «Говорит Москва» о проблемах образования и воспитания. Гости студии — педагоги, психологи и другие эксперты. Программа выходит по воскресеньям в 16.00 на радио «Говорит Москва».

Фото, иллюстрации: Shutterstock

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(4)
Подписаться
Комментарии(4)
Все точно. Ведь интернет оказался не только местом для получения информации. Интернет это форма культуры со своими особенностями во всем, включая искусство. Но только ли в нем дело? Речь, способность к взаимопониманию, характер складываются до школы. А школа развивает то, что заложено родителями в младенческие годы. ...
Показать полностью
И чего важничать? Ну, сленг, ну территория подростков... Беда их в том, а наше преимущество, что мы можем говорить - об Анне Карениной - на литературном русском, с друзьями шутки ради "па-падонкаффски", с хамом - на понятном хаму языке. А важные подростки, ограничивая свой мир от взрослых, не то что поговорить на литер...
Показать полностью
а могут и знать. книги у подростков тоже очень популярны. не гребите всех под одну гребёнку и отстаньте от детей
Показать ответы (1)
Больше статей