«Подросток с оружием не появляется у входа в школу из ниоткуда»

«Подросток с оружием не появляется у входа в школу из ниоткуда»

Психолог — о том, к чему приводит буллинг и откуда берутся изгои
Время чтения: 4 мин

«Подросток с оружием не появляется у входа в школу из ниоткуда»

Психолог — о том, к чему приводит буллинг и откуда берутся изгои
Время чтения: 4 мин

В издательстве «Бомбора» недавно вышел роман Марике Нийкамп «54 минуты. У всех есть причины бояться мальчика с ружьем» (18+) — он о том, откуда появляются изгои, к чему может привести травля и почему подростки устраивают стрельбу в школах. Книга дополнена послесловием психолога Елены Кандыбиной, которая тоже пытается ответить на эти вопросы. Публикуем ее реплику полностью.

Последние годы насилие в школах перестало быть редкостью. Мы узнаем об этом из новостей чаще, чем хотели бы. Но прежде чем признать стрельбу в школе обычной ситуацией, давайте задумаемся, что такого происходит с подростком, что приводит его к решению своих проблем с помощью убийства.

Подросток с оружием не появляется у входа в школу из ниоткуда. Напротив, он довольно давно был среди других детей и взрослых, общался с ними. Он воспитывался своей семьей, на него оказывали влияние школьные учителя, он впитывал в себя то, что предоставляла ему наша культура, усваивал те способы, которыми общество предлагает справляться с трудностями и конфликтами.

Подростки отнюдь не сразу приходят к мысли, что именно насилие — подходящий способ для того, чтобы справиться с проблемами. Часто они двигаются к этому решению не один год. Но сигналы, которые могли бы насторожить окружающих, часто игнорируются. А подросток, нуждающийся в помощи и, может быть, длительной работе с психотерапевтом, остается один на один со своим состоянием, что в какой-то момент приводит его к акту насилия.

На что необходимо обратить внимание учителям, родителям, а может быть, и сверстникам, какие личностные качества и какое поведение были характерны для тех подростков, которые потом приходили в школу с оружием?

Следует помнить, что сама по себе одна или даже несколько сходных черт характера у человека не делают его потенциальным убийцей. Но если подросток демонстрирует сразу несколько описанных ниже проявлений, то, скорее всего, ему нужна поддержка и помощь, чтобы справляться с жизненными проблемами и искать приемлемые способы взаимодействия с другими в повседневных ситуациях.

Как правило, такие подростки демонстрируют низкую стрессоустойчивость и трудности с социальной адаптацией

В младшем школьном возрасте это может проявляться импульсивностью, вспышками гнева или агрессии. Ребенок или подросток может испытывать трудности при столкновении с критикой, неудачей или проигрышем, отказом в чем-то. И если в младших классах это заканчивается скандалом, истерикой, аффективной неконтролируемой агрессий, то в подростковом возрасте чаще будет проявляться как затаенная обида, разговоры о необходимости мести, уход от общения, замкнутость, разрыв отношений и невозможность поговорить с подростком о конфликте и различии мнений. Вместо этого подросток может говорить нам об одиночестве и своем непринятии общества, отказываться от общения со сверстниками, потому что «они все дураки», говорить о том, что мир погряз в несправедливости и должен быть уничтожен.

В разговоре с подростком становится очевидно, что он совершенно не склонен брать на себя ответственность за свои поступки, ему трудно понять, что окружающие ведут себя так или иначе, в том числе, реагируя на его поведение. Скорее он будет винить в собственных неудачах несправедливое устройство общества и других людей, которым часто приписывает ненависть к себе.

Еще одной частой характеристикой личности подростка, склонного к проявлению насилия, становится «собирание несправедливости»

Такой подросток навязчиво концентрируется на всех событиях, которые были, по его мнению, не справедливы по отношению к нему или другим людям. Подросток может составлять «черный список» или иным образом демонстрировать свое неприятие конкретных людей.

Другие люди им дегуманизируются, т. е. не воспринимаются как полноценные личности, а, скорее, рассматриваются как «нелюди», те, кто не достоин уважения и нормальной жизни. При этом подросток может выбирать себе примеры для подражания среди тех исторических персонажей или героев книг, которые проповедовали идеологию разделения людей на «достойных» и «недостойных», имеющих право на полноценную жизнь и тех, кого необходимо уничтожать.

Такое разделение может проводиться подростком по любому признаку: расовому, половому, материальному, образовательному, сексуальной ориентации и пр. Поддержка обществом, семьей или внутришкольным сообществом такой дегуманизации, демонстрация разделения людей на «достойных» и «недостойных», «правильных» и «неправильных» может поддерживать подростка в его убеждениях и провоцировать на насилие.

Всё вышеперечисленное часто сочетается с трудностью понимания чувств окружающих, равнодушием к страданиям и боли другого человека или животного.

Такие дети склонны в раннем возрасте к экспериментам над животными, которые продолжают даже после объяснения, что животному больно. Бывает, что они помыкают младшими братьями и сестрами или жестоко шутят над ними. При этом из-за отчуждения от коллектива и трудностей социального общения, такой ребенок редко становится заводилой травли над другими детьми, а, скорее, сам становится объектом травли или отчужденным наблюдателем со стороны.

Наряду с вышеперечисленными особенностями, подростку, может быть, свойственна апатия, пессимистичный взгляд на будущее, потеря интереса к ранее радовавшим его занятиям, чувство тревоги, отчаяния и постоянного раздражения. Всё это может свидетельствовать о депрессивном состоянии.

И одним из самых важных факторов, который сразу должен стать поводом для действий, остается угроза или утечка информации о намерении

Практически всегда подросток перед тем, как прийти в школу с оружием, намеренно или случайно рассказывает другим о своих чувствах, мыслях, идеях, планах, о своем отношении к совершению насилия. Это может иметь вид прямой угрозы, когда подросток прямо сообщает, что хотел или мог бы расстрелять одноклассников или принести бомбу в школу. Это может быть и косвенная угроза, когда подросток рассказывает о своем доступе к оружию, умению стрелять или пользоваться ножом, возможности подстеречь кого-то или уверенности, что если он совершит насилие, то избежит наказания.

Это также могут быть абстрактные разговоры о возможности насильственных действий в принципе, их одобрение или критика людей, совершивших насилие за то, что они не смогли уйти от наказания. Также это может проявляться в виде навязчивого интереса к насилию, к сходным событиям, имевших место ранее (например, интенсивный интерес к событиям в школе «Колумбайн»), повышенный интерес к оружию, обсуждение, как его достать и использовать.

Часто ребенка к совершению насилия подталкивает семейная или школьная обстановка. У такого подростка могут быть сложные отношения с родителями, бывает, что в семье используется насилие как способ воспитательного воздействия, но при этом родители не обращают внимание на патологическое поведение самого ребенка, даже и одобряя его «настоящий мужчина интересуется оружием», «и правильно, всех этих „черных“ надо давить, а то понаехали в наш город». При этом отношения в семье часто дистантные, родители не интересуются жизнью ребенка, узнают о событиях в школе больше из жалоб учителей, чем от самого подростка.

Как правило, школьная атмосфера, где появляется стреляющий подросток, тоже имеет характерные черты

К ним относится терпимость по отношению к травле внутри школы, когда буллинг становится частью школьной культуры и способом поддержки дисциплины — неудобные ученики «выдавливаются» за счет негативного отношения учителей и одноклассников. В целом, для школьной атмосферы, может быть, характерно отсутствие терпимости и разделение учеников на подходящих для данной школы и изгоев.

В случае, если взрослые или сами подростки сталкиваются с подобным поведением сверстника, они обязательно должны обратить внимание на сложившуюся ситуацию, обеспечить помощь самому подростку и большее внимание к его действиям и занятиям, чтобы предотвратить возможные последствия.

Единый общероссийский телефон доверия для детей, подростков и их родителей 8-800-2000-122. При звонке на этот телефон звонок может быть переведен на службу доверия региона, где находится звонящий.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет