Написать в блог
Почему воспитание — не конвейер и как сделать ребёнка счастливым
отношения с детьми

Почему воспитание — не конвейер и как сделать ребёнка счастливым

Отрывок из книги Виржини Дюмон «Как испортить ребёнка воспитанием. Вредные советы»
6 673
3

Почему воспитание — не конвейер и как сделать ребёнка счастливым

Отрывок из книги Виржини Дюмон «Как испортить ребёнка воспитанием. Вредные советы»
6 673
3

Почему воспитание — не конвейер и как сделать ребёнка счастливым

Отрывок из книги Виржини Дюмон «Как испортить ребёнка воспитанием. Вредные советы»
6 673
3

Каждый родитель пытается понять, правильно ли он воспитывает ребёнка. Боится навредить, пытается отыскать лучшие советы и рекомендации. Находит. Не понимает, почему их так много и что делать дальше. Виржини Дюмон, автор книги «Как испортить ребёнка воспитанием. Вредные советы», уверена: универсальных советов просто нет, а учиться воспитывать детей любой родитель должен самостоятельно.

В передаче «Коммерческое кафе» на французском радио, как и во многих телепрограммах, одна из любимых тем — трудности воспитания детей в современном мире. Немалой популярностью у участников пользуется конспирологическая теория, согласно которой во всех бедах нынешних родителей виноваты наследники так называемой студенческой революции мая 1968 года, опрокинувшей традиционные буржуазные ценности и способствовавшей либерализации общественной жизни во всех её проявлениях. Заправляя педагогической наукой на протяжении сорока лет, они возвели на пьедестал «ребёнка-диктатора» и уничтожили авторитет родителей и педагогов.

В результате мы получили катастрофическое падение требований к интеллектуальному уровню подрастающего поколения, распространение безграмотности, рост детской и юношеской преступности и, наконец, дискредитацию роли Франции на мировой арене!

Над этими обвинениями можно было бы посмеяться, настолько они карикатурны и лживы. На самом деле педагоги не устают твердить о необходимости законов, защищающих права ребёнка, и о том, как включить его в «полезную деятельность», способную объяснить ему, насколько важны нормы и правила индивидуального и коллективного труда. Педагоги выступают против «стихийности» воспитания, которая, являясь оборотной стороной авторитаризма, неизбежно заводит нас в тупик.

Сначала мы топаем ногами, требуя: «Делай, как я сказал!» — а потом, утомившись, машем рукой: «Поступай как знаешь!»

Не хочет слушаться — не надо, ему же хуже. «Я-то свою жизнь устроил! Раз ему не терпится поломать свою — его дело, а я умываю руки». Таким образом «всесилие» того, кто путает воспитание с конвейерным производством, и «бессилие» того, кто претендует на «уважение» свободы своего воспитанника, оказываются двумя сторонами одной и той же медали, а именно неспособности понять, что на самом деле представляет собой трудный процесс воспитания. Подлинное воспитание заключается в том, чтобы создавать ситуации, разрабатывать систему мер принуждения и привлекать ресурсы, благодаря которым ребёнок, как завещал основатель современной педагогики Песталоцци, сумеет «сделать себя сам».

Стремление превратить ребёнка в козла отпущения свидетельствует не только о низкой педагогической культуре. Оно выдаёт наше подспудное нежелание смотреть в лицо проблемам и анализировать фундаментальные причины, по которым воспитание современного ребёнка действительно становится гораздо более трудным, чем в прошлом. Мы отказываемся не только признавать, что мир «поумнел» и требует от нас значительных интеллектуальных усилий, но и последовательно вести себя в сложных ситуациях. Зато карикатурная картина мира снимает с нас всякую ответственность как в области теории, так и в сфере практических действий.

Не лишним будет напомнить, что мы живём в эпоху беспрецедентного ускорения исторического времени. Ещё не так давно каждое поколение успевало передать другому основные правила и методы воспитания, и молодые родители располагали целым багажом готовых решений, унаследованных от предшественников. Сталкиваясь с той или иной проблемой, они первым делом спрашивали себя: «Что сделали бы на моём месте мои родители?». Или даже: «Что они сделали, когда я ребёнком задал им такую же задачку?». Но в сегодняшнем «педагогическом багаже» нет ответов на такие вопросы, как: «В каком возрасте ребёнку пора покупать мобильник?» или «Что делать, если сын полночи сидит в ютубе или фейсбуке?». А то и вовсе: «Как реагировать, если дочка явилась домой с татуировкой на щеке?». Кто, скажите на милость, в принципе знает, как решать эти проблемы, к возникновению которых никто не был готов?

Это означает, что мы должны искать ответы сами — поодиночке и совместными усилиями. Они не упадут нам в руки с неба!

Такова особенность современного мира: над нами нет «педагогического неба», спускающего нам свои законы

Не существует никакого «катехизиса», в котором были бы чёрным по белому прописаны незыблемые обязательные для каждого правила воспитания подрастающего поколения. Крах стройной религиозной (в виде христианства) и светской (в виде марксизма) парадигмы оставил нас сиротами: мы не понимаем, что ждёт нас в будущем, и не знаем, к чему готовить своих детей. Мы худо-бедно выстроили демократическое общество и избавились от иерархического давления, но вся наша демократия пока так и не сумела определить, в чем состоит наше «общее педагогическое благо», способное объединить и направить наши усилия к достижению единой цели: семейному, школьному и социальному воспитанию нового человека. Разумеется, назад пути у нас нет — прежде всего потому, что мы этого не хотим. Подумайте сами: кто из нас пожелал бы вернуться в прошлое с его идеалами буржуазной семьи или суровой «чёрной педагогики» 1920-х годов? Всё-таки проделки, даже самые дерзкие, наших озорников пугают нас значительно меньше, чем откровенная жестокость питомцев закрытых школ-пансионов рубежа веков или лицемерная благовоспитанность садистов, пример которой мы видим в фильме «Белая лента» австрийского режиссера Михаэля Ханеке, удостоенном Золотой пальмовой ветви Каннского фестиваля. Мы боимся — и не без оснований! — прихода к власти новых теократических фундаменталистских режимов с их неизбежными спутниками — подавлением свободы и порабощением человека. Поэтому в западных странах ослабление влияния традиционных религий, часто именуемое «кризисом», на наш взгляд, скорее служит предпосылкой для создания новой педагогики, основанной на коллективном труде членов зрелого общества, способного смотреть в будущее и строить воспитание потомства на демократических принципах. Первое, что мы должны сделать для достижения этой цели, — это изжить в себе индивидуализм.

Это невероятно трудная задача! Сегодня «социальный индивидуализм» торжествует. В отсутствие давления сверху, вынуждающего людей «держаться вместе», и при неспособности демократических институтов послужить ему эффективной заменой каждый из нас начинает воспринимать свои частные интересы как первостепенные и имеющие силу закона. Общество превращается в скопление индивидов, условно объединённых в противостоящие друг другу группы, участники которых с уверенностью распознают «своих», не приемлют «чужих» и демонстрируют верность исключительно своим харизматичным лидерам. Напрасно мы будем искать в политическом пространстве объединения, озабоченные рациональным обсуждением конкретных вопросов, волнующих людей. Если не считать отдельных инициатив кое-каких ассоциаций, действующих по принципу прямой демократии и пытающихся сломить твердыню социального индивидуализма путём ненасильственного убеждения, мы вынуждены признать, что в мире по-прежнему властвует закон грубой силы. Поэтому каждый из нас по-прежнему опирается только на собственные ориентиры, а за единственный критерий успешности своей жизненной стратегии всё так же принимает собственное благополучие. В подобных условиях воспитать свободного человека чрезвычайно трудно.

Не будем забывать ещё об одной особенности нашего времени. Благодаря прогрессу медицины, снижению детской смертности и новым возможностям планирования семьи практически каждый ребёнок рождается на свет желанным. Это мы только одобряем! Но иногда начинаем смешивать понятие «желанный ребёнок» с понятием «желательный ребёнок». В последнем случае ребёнок нужен родителям для удовлетворения их собственных амбиций. Иными словами, не родители должны сделать ребёнка счастливым, а ребёнок — родителей. Не семья для детей, а дети для семьи. Каждому взрослому хочется, чтобы его любили, любили больше всех на свете, а на это способен только ребёнок.

Вот он, корень проблемы: ни о каком настоящем воспитании не может быть и речи, если родители устраивают аукцион, покупая любовь или хотя бы одобрение ребёнка!

Значит ли это, что нам следует вообще махнуть на воспитание рукой? Пустить всё на самотёк, по ходу дела приспосабливаясь к обстоятельствам и время от времени ловя совет-другой, на которые так щедры бесчисленные психологи и… торговля? Разумеется, нет, мы же не самоубийцы. Нам надо всем вместе подумать, какие условия мы должны создать в средне- и долгосрочной перспективе, чтобы обеспечить нашим детям подлинно демократическое воспитание, основанное на моральных ценностях. Но что такое демократическое воспитание? Это воспитание, нацеленное на формирование независимости мышления. Мы должны вспомнить поговорку «Семь раз отмерь, один отрежь». Мы хотим, чтобы наш ребёнок думал своей головой, не поддавался бы сиюминутным порывам, умел противостоять давлению толпы. Пока общество не сформировало чётких моральных установок, возьмём за основу хотя бы временный нравственный ориентир, суть которого сводится к следующему. Человек, которого мы воспитываем, не должен «вестись» на громкие лозунги или подлаживаться под обстоятельства. Он должен уметь сопротивляться агрессивному наступлению моды и торговли с её бесконечными призывами к потреблению, не предаваться бессмысленной ностальгии по якобы лучшим ушедшим временам и не слушать авантюристов, сулящих ему «небо в алмазах», — как показывает опыт, все они на поверку оказываются провалившимися «учениками чародея». Коротко говоря, он должен уметь противостоять духу времени. Не бояться думать и быть умным. Обладать чувством юмора и упорством. Соблюдать дистанцию между собой и другими, чтобы не потерять своей свободы, но в то же время понимать, что у всех нас масса общих интересов. Совершать поменьше глупостей и при всех обстоятельствах оставаться человеком.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(3)
Комментарии(3)
Воспитывает среда обитания (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/45137-uchimsya-ponimat-drugikh). Ребенок приспосабливается к среде с первых дней жизни (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/96157-trety-den-novogo-goda). Задача родителей помочь ребенку быть любознательным (...
Показать полностью
Ремнём по жопе за каждую провинность, и ладонью по губам за дерзость, грубость и нецензурщину. Ну, в начале 90-х нас так воспитывали
А нас - не так
Больше статей