«Мы — потомки тех, кто миллионы лет заботился о сородичах». Зачем детям нон-фикшн и как говорить с ними о науке

«Мы — потомки тех, кто миллионы лет заботился о сородичах». Зачем детям нон-фикшн и как говорить с ними о науке

Время чтения: 7 мин

«Мы — потомки тех, кто миллионы лет заботился о сородичах». Зачем детям нон-фикшн и как говорить с ними о науке

Время чтения: 7 мин

Пока родители с детьми много времени проводят дома, можно не только посмотреть все сериальные новинки, но и разобраться в антропологии. Пару месяцев назад в издательстве «Альпина.Дети» вышла книга «Происхождение человека», которую написали детский поэт Маша Рупасова и известный ученый-антрополог Станислав Дробышевский. Они рассказали, почему детям стоит читать не только художественную литературу и как заинтересовать их наукой.

Достаточно ли современному ребёнку знаний по биологии, которые дает школа?

Станислав: В школах рассказывают только самую проверенную информацию, основу. Но программа не отражает современного состояния науки, это потом очень заметно на студентах. В вузе они выясняют, что есть ещё много всего интересного.

Так, когда речь идет о мутациях, можно привести столько классных примеров, но в учебнике по биологии речь пойдет про жёлтый и зелёный горох. Это потому, что программа создавалась, когда большая часть населения жила в деревнях. Она основана на том, что ребёнок мог увидеть, просто выходя за ворота школы. Современные школьники живут уже совсем в другом мире.

Станислав Дробышевский / Фото: Wikimedia Commons (Ирина Ефремова)

А когда у вас появился интерес к науке?

Станислав: Когда мне было около пяти лет, у меня была книга «Палеонтология в картинках». Я её читал, перерисовывал и уже тогда знал, что стану палеонтологом, буду изучать динозавров. Школа на этот процесс, конечно, минимально повлияла — в старших классах я знал больше, чем учительница по биологии. Мои родители, преподаватели всегда вовремя и очень ненавязчиво подкладывали мне книги. Так я узнавал, читал и в итоге пришёл к тому, чем занимаюсь сейчас.

С мотивированными детьми все понятно: нравится им астрономия — они будут проглатывать все книги о космосе. А если ребёнок сам по себе не интересуется наукой, что тогда?

Маша: Мне сложно представить ребёнка, который не интересуется наукой, поскольку «ребёнок» и «исследователь» — это синонимы. Он может не интересоваться учебниками, унылыми лекциями и неподвижным сидением за столом — это да. Но кто откажется сделать слайм или насыпать «Ментос» в бутылку кока-колы, чтобы получился фонтан? Кто откажется положить в уксус яйцо и посмотреть, что с ним станет через сутки?

Наука должна быть прикладной, тогда будет весело и ребёнку, и родителю. Это важно помнить, чтобы домашние занятия наукой не превращались в экзамен

Я своему ребёнку время от времени даю задание: что-то скучно, найди нам на YouTube какой-нибудь эксперимент, сгоняй в магазин за ингредиентами, давай, руководи, покажи, что и как делать. Только объясни мне, что там за реакция происходит, а то мне некогда вникать.

Маша Рупасова / Фото: Wikimedia Commons (Svklimkin)

Станислав: Вполне возможно, если ребёнок не интересуется наукой, она ему просто не нужна. Может, ему интереснее рисовать, или играть на скрипке, или изучать устройство машины. Есть разные виды деятельности. Если одна не приходится по душе, обязательно найдётся другая — главное, чтобы она была позитивной. А насильно заставлять не нужно, иначе разовьётся аллергия. Другой вопрос в том, что ребёнок может быть не заинтересован, потому что ему никто эту науку интересно не показывал.

В каком возрасте стоит начинать говорить с детьми о науке?

Маша: Для меня это сложный вопрос, поскольку я не понимаю, как можно о науке не говорить. Для нас с мужем это одна из самых потрясающих тем на свете, и мы дома постоянно обсуждаем, кто что узнал. Мне кажется, сначала надо искать, какая область науки интересна лично вам. Чем вы хотите с ребёнком поделиться? Что вас завораживает — звёзды, работа живой клетки, математика, возникновение жизни? О чём ваши дети должны узнать именно от вас? А там уже и инструменты найдутся, благо сейчас огромный выбор музеев, книг, фильмов, роликов, мультиков и курсов.

Станислав: Науке все возрасты покорны: от рождения и до старости. Чем младше ребёнок, тем лучше он воспринимает информацию. У него лучше работают мозги, нет дурацких стереотипов.

Детей не нужно переубеждать так, как взрослых, которые уже были подвержены пропаганде

Обстановку можно выбрать для этого любую. Конечно, теоретически для этого есть детский сад и школа, хотя в реальности это далеко не всегда так. Например, есть учителя биологии, которые не верят в дарвинизм, физики, рассказывающие о плоской Земле.

Для детей важно что-то потрогать руками. Когда вновь станет можно, сходите в Биологический музей Тимирязева или в Дарвиновский музей, который поддержал нашу книгу, — там часть экспозиции интерактивная: можно погладить шерсть медведя, понажимать кнопки, чтобы услышать звуки птиц. Чем больше органов чувств мы задействуем, тем лучше. Запишите ребенка в кружок, поищите лекции популяризаторов науки, но одновременно можно показать познавательные мультфильмы, полистать книги с картинками.

А если говорить про книги, то почему нон-фикшн не менее важен, чем художественная литература?

Маша: Я своему ребёнку читаю и то и то, хотя многих родителей нон-фикшн, спрятанный внутри некоего сюжета, раздражает. Взрослый замечает торчащие уши всех этих научных фактов, которые автор пытается скормить ребёнку. Это воспринимается как нечестность: уж лучше сесть да прямо почитать энциклопедию.

Но большинству детей нужна история. Если она есть, то появится и первичный интерес к теме. А мне как родителю хочется показать ребёнку, как захватывающе интересно всё, что нас окружает: человек, океан, ископаемые, животные, техника, почва, да все что угодно. И вот исходя из этой своей философии я и действую, выбирая для сына чтение.

Мне кажется, главный бонус нон-фикшна — это развитие любопытства у детей и взрослых. Мы самый любознательный и беспокойный вид на Земле, нам вечно мало того, что мы уже знаем. Нам надо ещё и ещё. А представьте, как здорово, когда семья в едином порыве вникает в какую-то научную тему — или когда каждый рассказывает о чем-то, что недавно вычитал в книге или в статье! Это правда объединяет.

Станислав: Художественная литература, безусловно, нужна, но, каким бы грамотным ни был автор, он не придумает реальность. А что-то круче, чем описание реальности, придумать сложно. Возьмите, к примеру, художественную книгу об индейцах и документальное описание их жизни. Второе будет куда более увлекательно! Равно как и книги фантастов уступают тому, что делают учёные в реальной жизни. Поэтому художественная литература нужна для развития мышления и воображения, но реальность описывать тоже нужно.

Понятно, что дети не будут читать документальные очерки, отчёты, научные журналы, но с этим отлично справляется нон-фикшн, популяризирующий науку. Он помогает в формировании научного мировоззрения и привычки думать в любой ситуации, способной уберечь детей в будущем от многих глупостей.

Как лучше всего читать с детьми нон-фикшн?

Маша: Мне, безусловно, больше всего нравится вариант, когда ребёнок читает сам, прерываясь только для того, чтобы сходить с тележкой в библиотеку за новой партией книг. Я была такой. А наш сын другой, его приоритеты — это игра и общение, он человек действия и взаимодействия. Поэтому мы читаем вместе. Я ему, он мне. Он читает с удовольствием — но ему нужен слушатель. Так что стратегия чтения зависит от характера ребёнка.

Станислав: Важно, чтобы дети видели, что и родители сами читают. Они ведь знаете какие обезьянки: если родитель читает — будут читать, если родитель лежит на диване и смотрит телевизор — будут делать так же.

Говорить «читай, читай, читай» бесполезно, если не читать самостоятельно. Книга, внезапно оказавшаяся раскрытой на видном для ребёнка месте, не останется незамеченной

А как появилась идея вашей книги?

Маша: Я пыталась найти такую книгу для собственного ребёнка и поразилась тому, насколько скуден выбор детских изданий об эволюции! А об эволюции человека я так ничего и не нашла — зато в разделе познавательной литературы мне попалось огромное количество книг, предлагающих креационистский взгляд на происхождение людей.

Я проверила Amazon — гигантский североамериканский магазин, где есть практически всё — и нашла пять детских книг об эволюции человека. Пять книг — на 500 миллионов населения Северной Америки! Тогда я решила писать сама. К тому моменту я прослушала, кажется, все лекции Станислава об антропологии, которые только были на YouTube, и влюбилась в его манеру рассказывать.

Книга Маши Рупасовой и Станислава Дробышевского вышла в издательстве «Альпина.Дети» в 2020 году

Станислав: Я не первый год занимаюсь популяризацией науки, и мне постоянно говорили: «Все здорово, но хочется еще для детей, чтобы было весело и с картинками». Я отвечал, что для детей не умею писать, преподаю в вузе, да и в школе младше шестого класса не преподавал. А для маленьких у меня получается нудно и скучно.

У меня все попытки заканчиваются тем, что выходит если не учебник, то точно что-то монументальное и толстое. И тут неожиданно пришло письмо от Маши, которая сама предложила написать книжку, где мне требовалось только проверить достоверность фактов. Так получилась совершенно замечательная и уникальная книга, которую я сам бы точно не написал.

Как вы выбирали материал, как его обрабатывали, чтобы он стал понятен детям?

Маша: Я опиралась на лекции Станислава, даты уточняла у него самого или на «Антропогенезе». Все знают, что давным-давно были динозавры и людей ещё не было, а потом они откуда-то взялись. При этом не у всех есть понимание хронологии: сколько времени существовала Земля к моменту появления динозавров, сколько они жили, когда появились первые млекопитающие, когда — предки приматов. И как это все между собой соотносится. Вот об этой временной шкале я и хотела рассказать в первую очередь.

Человеческий мозг — мозг животного среднего размера — не в силах представить миллиард или миллион лет, поэтому мои герои в книжке придумывают всякие способы временную шкалу визуализировать. Дети рисуют схемы, делают пирог, где каждый слой соответствует определенному геологическому периоду.

Какие самые важные вопросы, идеи вы хотели донести до читателей?

Маша: Я хотела рассказать о том, как прекрасен человек, о том, что каждый из нас — результат непредставимо сложного отбора, длившегося миллионы лет. Я хотела, чтобы дети знали, что отбор шел не только на самых сильных и хитрых. Мы — потомки тех, кто миллионы лет заботился о своих сородичах. Мы — потомки добрых, любопытных, творческих предков, для которых было важно взаимодействовать друг с другом, держаться друг за друга, помогать друг другу. И это не моя идеальная фантазия о человеке, а научный факт.

Прототипами героев стали ваши собственные дети. Они уже читали книгу?

Маша: Моему сыну книжка понравилась — конечно, из-за YouTube, а не из-за научных фактов, которые мы туда упаковали. Но я надеюсь, что основная информация у него в голове отложилась. Он человек подготовленный, мама последний год только и говорила что о научных открытиях в области антропологии.

Станислав: Моей дочери — хотя она немного старше целевой аудитории книги, ей 11 лет — понравилось. Она сказала нечто похожее на известное «Автор, жги ещё».

На обложке: Shutterstock (korkeng), Wikimedia Commons (Ирина Ефремова, Svklimkin)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет
Больше статей