Что редакция «Мела» ест на обед, зачем мы ездили в Псков и кто у нас самый умный

Что редакция «Мела» ест на обед, зачем мы ездили в Псков и кто у нас самый умный

Текст, который вы ждёте весь год!
2 730
6
Теги по теме:

Что редакция «Мела» ест на обед, зачем мы ездили в Псков и кто у нас самый умный

Текст, который вы ждёте весь год!
2 730
6

Каждый день мы приходим в офис (или нет), чтобы вы могли прочитать новые тексты на «Меле», поругать или похвалить их в соцсетях и восхититься нашим чувством юмора. Вы читаете, надеемся, всё, что пишем мы, а мы читаем ваши комментарии. Но раз в год наступает время познакомиться — поэтому мы, редакция «Мела», снова здесь.

Катя Огородник, генеральный директор

Любимый текст. «Привет, мне 17, а тебе 27, старуха». Письма подростков самим себе в 2009 и 2029 год

На самом деле мне не нравится, как звучит моя должность, поэтому когда я знакомлюсь с новыми людьми и меня спрашивают, чем именно я занимаюсь в «Меле», то я обычно отвечаю: «Всем подряд, делаю так, чтобы всё работало». Эта фраза очень точно описывает мой стандартный рабочий день. В проекте я уже больше четырёх лет, пришла сразу после запуска осенью 2015 года. Сначала отвечала за маркетинг и партнёрства, потом — за развитие, и последние полтора года — за проект в целом.

2019 год для меня получился очень насыщенным, важным, сложным и интересным: много работала, была один раз в отпуске, пережила пожар в съёмной квартире и переезд, избавилась от старого лишнего барахла и пока не совсем успела обзавестись новым. Я всегда знала и чувствовала, что работаю в классном проекте с отличной командой, но история с пожаром всё окончательно прояснила.

Я окружена самыми добрыми, открытыми, решительными и во всех смыслах лучшими людьми. Мои коллеги первыми приехали ко мне на выручку, помогали спасать мокрые и закоптелые вещи, мыли, таскали, грузили, перевозили, приютили на неделю. Потом несколько дней главным развлечением и темой для шуток в офисе были подборки квартир в центре Москвы на «Циане».

За этот, 2019 год мы в «Меле» успели очень много: протестировали гипотезы, запустили новые форматы, провели десятки мероприятий, реализовали много классных спецпроектов и написали тысячи полезных текстов для миллионов читателей. Из того, чем я особенно горжусь:

  • Классный и очень живой спецпроект про подростков, где ребята писали тексты, записывали вместе с нами подкасты и выступали со своими монологами на мероприятиях. Обязательно продолжим этот проект в следующем, 2020 году, ждите нового сезона «Мел.Teens».
  • Серия тематических рассылок для наших читателей. Особенно горжусь рассылкой для педагогов «Привет, учитель!». Для меня это очень важный продукт внутри «Мела», который дает возможность высказаться, поддержать друг друга, наладить общение и, самое главное, создать сообщество классных, открытых и заинтересованных учителей.
  • Десятки встреч, мероприятий и онлайн-трансляций для детей, родителей, педагогов и сотрудников сферы образования. Всего наши мероприятия и лекции в 2019 году посетили более 16 000 человек.
  • Вместе с Центром исследований современного детства и InLiberty запустили и провели образовательный курс для родителей подростков.
  • Сделали два больших и очень полезных спецпроекта. Один — про цифровую грамотность (там волшебные ролики и интересные трансляции, обязательно посмотрите), второй — про современную школу и трансформации, через которые она сегодня проходит.
  • Переписали код проекта и перевели его основную часть на новые технологии (читателям этого не видно, но для проекта очень значимо).
  • Пробили очередную рекордную планку по посещаемости, и теперь нас читают больше четырёх миллионов пользователей в месяц.

Одним из главных событий этого года для меня стал запуск второго проекта — медиа про образование и саморазвитие взрослых «Цех». Теперь наша команда отвечает за контент в сфере образования, воспитания и саморазвития по полной — от выбора детского сада до очередной смены профессии и прочего lifelong education.


Надя Папудогло, главный редактор

Меня по-прежнему зовут Надя, я по-прежнему главный редактор «Мела», то есть тот человек, который отвечает за темы, тексты, трафик, деньги и ещё миллион вещей в редакции, включая то, чтобы всем, кто в этой самой редакции работает, было хорошо. Это, наверное, моя первая и самая важная задача. И это был очень удачный год, потому что в редакции удалось собрать людей, которые любят то, что мы делаем, дружат и даже вместе ездят на выходные в Псков (я не поехала, потому что была в командировке).

Вторая — чтобы было хорошо нашим читателям, потому что иначе всё теряет смысл. В этом году у нас была рекордная посещаемость, так что я верю, что и с этим мы справляемся. Когда нет, я очень переживаю.

Мы с нашим шеф-редактором Катей вообще идеальный дуэт. Пока я отчаянно переживаю, Катя говорит, что всё будет хорошо

А ещё в этом году я стала мамой первоклассника. И теперь езжу в школу не только как журналист или менеджер, а как обычный человек. Вот просидела тут недавно два часа на родительском собрании. Вышла из родительского чата. Завалила покупку костюма для утренника, но бабушка нас спасла. В общем, живу обычной жизнью мамы первоклассника.

Что касается текстов, то в этом году у нас были десятки отличных интервью. Я могла бы сейчас начать рассказывать о любимых «Правилах воспитания», но это было бы пристрастно и не очень честно. Десятки разных учителей рассказывали нам о том, как они работают в своих школах, — из этого получилась «Карта учителей» (осталось её оптимизировать для мобилы).

В разгар событий в Центре Блохина наш редактор Лиза взяла интервью у Георгия Менткевича. А текст о девочке Тасе, больной муковисцидозом, был для нас всех большим напряжением: накануне публикации Тасе было очень плохо, вся наша редакция за нее переживала, а потом её мама написала, что Тасе лучше. И это была огромная радость.


Катя Алеева, шеф-редактор

Любимый текст. 1,5 миллиона рублей и стажировки. Как выпускники помогают родным школам и вузам

Надя написала, что считает своей главной задачей поддерживать добрую атмосферу в коллективе, а я, вообще-то, думала, что этим занимаюсь я. Наверное, поэтому часть нашей редакции, как только Надя заболевает или уходит в отпуск, остаётся работать дома: я едва ли суровый шеф-редактор или строгий староста класса (см. мнение Лены Акимовой). Я люблю ходить в офис, люблю своих коллег и считаю, что им тоже должно быть в кайф открывать глаза утром и вспоминать, что они работают в «Меле». Я думаю, у меня получается.

Чего я не могу сказать о текстах, потому что всегда уверена, что можно больше, лучше, внимательнее, меньше опечаток (бросаю камень в собственный огород) и острее.

В России сейчас не так много СМИ, где работать нестыдно, и я рада, что редактирую тексты в одном из них

Каждый день (да, без выходных) я читаю все статьи, которые выходят на «Меле», и не помню случая, чтобы мне было неловко что-то публиковать. Я правда думаю, что мы делаем важные вещи, и очень радуюсь, когда кто-то (кроме моей мамы) говорит: «О, а я читаю „Мел!“».

Ниже вы много раз прочитаете, насколько круто у нас работать, какая мы семья, как много мы едим поке (и вообще едим, но никто не толстый — всем бодипозитив!), как мы ездили в Псков и что происходило на нашем корпоративе. Всё правда. Эти ребята — соль земли. И даже те, кто уже не работает в «Меле», всё равно тут рядом. Бывший редактор спецпроектов Алина берёт для нас интервью, а бывший (надеюсь, временно) редактор Аня из далёкой Латвии рассказывает про итоги года в образовании.

Как вы уже догадываетесь, мне сложно выбрать один любимый текст, во-первых, потому что я не хочу никого обижать (привет всем редакторам в этом тексте!), а во-вторых, потому что их реально много. Но я всё-таки вспомнила один, потому что мне было за него очень обидно: в комментариях часто жалуются, что мы мало пишем про образование, а когда мы делаем это — не читают. Несправедливо!


Вадим Воробьёв, коммерческий директор

Любимый текст. «Одень шапку и помахай маме». Проверяем, насколько вы грамотный родитель

В сентябре 2019-го я пришёл в «Мел» на должность коммерческого директора. Так вышло, что начало моей работы пришлось на высокий сезон: нужно было схватывать всё на лету, не было возможности спокойно изучать внутреннюю кухню и адаптироваться постепенно. Но всё вышло более чем комфортно, так как я попал в крутую команду. Кстати, наш коммерческий отдел уже подрос за последние месяцы и планирует расти в следующем году, что означает появление новых интересных партнёрских проектов, которые будут радовать наших читателей.

В свободное от работы время мы с с женой пытаемся ловить на лету нашу динамично развивающуюся годовалую дочь, которой интересно, как высоко можно будет залезть, придвинув стул к столу, и что будет, если перевернуть стакан с соком. И всей семьёй читаем статьи «Мела», чтобы разные моменты, связанные с её взрослением, не стали для нас неожиданностью.


Лада Бакал, продюсер

Любимый текст. 8 советов, как стать настоящим учителем, от Шалвы Амонашвили

В 2019 году в нашей Вселенной произошло событие и удивительное, и закономерное: я пришла работать в «Мел».

До этого я работала дизайнером, художником, маркетологом, продюсером, редактором и журналистом — сами видите, сколько всего. Я верю в просвещение и изменение мира добром. Так что «Мел» в моей жизни появился закономерно. Удивительным стало другое: как тут хорошо. Наша редакция, небольшая комната с окном на реку, по которой снуют теплоходы и слышны чайки, больше чем дом, и люди тут работают просто загляденье какие славные.

Правда, наш шеф-редактор Катя говорит, что все в редакции считают меня слишком умной и я иногда предлагаю слишком сложные вещи, которые всем приходится гуглить. Но Катя часто шутит, так что решайте сами.

Кроме шуток, у нас угощают яблоками и пишут на доске (мы завели её в этом году), обсуждают вопросы читателей (бывает всякое, о да), придумывают тесты (смеяться до слез у нас принято), удивляются комментариям и новостям.

В этом году мы съездили редакцией (как в школе, на поезде!) в Псков (про тамошнюю школу Каверина и Брадиса я обязательно напишу в следующем году)

Пожалуй, фото с видом на Изборско-Мальскую долину, лебедей, археологический раскоп и пушкинские дали может стать культовым портретом редакции.

Люблю своих детей (они офигенные), друзей, учителей (и с теми, и с другими, и с третьими мне очень повезло). Люблю читать. Веду телеграм-канал про стихи. Увлекаюсь авторской мультипликацией, математикой, точными науками, историей и литературой. Кроме этого, я бегаю, хожу в горы и написала книжку про историю альпинизма. Она выходит в следующем году.

У нас крутые планы на будущее: снимать видео и мультфильмы, делать спецпроекты. Мы серьезно реформируем дошколку, улучшим раздел про грамотность, сделаем проект для подростков, планируем даже выпустить настольную игру — в общем, будет много всего. Самый смелый план — в следующем году перестать болеть всем одновременно.

Главное, ради чего это все, — пусть наши дети станут лучше нас и будут счастливее. С Новым годом!


Нина Леонова, выпускающий редактор

Любимый текст. Пилатес для коллег и походы с детьми: как работает учительница английского, которая очень любит спорт

Ни капельки не приукрасив, я могу сказать, что «Мел» резко и круто изменил мою жизнь. Я пришла сюда чуть больше двух лет назад, и у меня совсем не было опыта работы в медиа. Но люди поверили в меня, и я не могла подвести их и себя.

За последние полтора года наша команда сильно поменялась, я скучаю по многим ребятам (хоть мы и видимся вне работы). Но они все сейчас работают в классных местах, и я за них очень рада!

Сейчас «Мел» для меня — сосредоточение невероятно интересных, умных и весёлых людей. Продюсер Лада, например, часто устраивает минутки истории и науки в редакции, а недавно возила всех на экскурсию в Псков и Изборск. Шеф-редактор Катя, кажется, знает всю литературу мира. А редактор Лена подскажет, как продуктивно работать во вторник, если в понедельник ты плясал на корпоративе (да, это про нас!).

«Мел» — это про воспитание и образование и нас самих тоже. Точно не знаю, сколько текстов я прочитала за эти два года, но их было очень много. Я узнала стольких классных педагогов и просто людей, близких к образованию и воспитанию. И, кажется, заранее прошла школу молодого родителя.

Ещё я заметила, как часто от меня можно услышать фразу «О, мы недавно про это писали!». «Мел» для меня — это энциклопедия, которая знает ответы на все вопросы и в экспертности которой я нисколько не сомневаюсь. Если я не уверена в написании какого-то слова, я заглядываю в рубрику «Грамотность». Хочу узнать всё о прививке от гриппа — перечитываю наш текст. Думаю, в какой город поехать в выходные, — «О, у нас недавно как раз была классная подборка!».

Когда-то я прочитала где-то такую фразу, что если ты чётко разделяешь своё время на рабочее и нерабочее, то на работе ты, скорее всего, несчастлив. Так вот, это точно не про меня 🙂


Лена Акимова, старший редактор

Любимый текст. «Боевик спросил, буду ли я сниматься в кино про террористов, когда вырасту»

«Зато ты будешь работать с Надей (Надя Папудогло — наш любимый главред)», — успокаивала меня подруга. Начинался апрель 2019-го, я уходила в «Мел» из международного издательского дома, где проработала тучу лет. Уходила и плакала, прям всерьёз, слезами. Причина горя — расставание с любимыми коллегами. Любимых было всего двое, но с ними рабочая рутина превращалась в очаровательное безумие и счастье.

И вот я уходила от этих людей на пике нашей дружбы. Понимала, конечно, что меня позвали в крутой проект, в крутую команду, к новым перспективам и бла-бла-бла, но всё же очень грустила. И была уверена — друзей я в «Меле» не заведу. Слишком мы, мол, разные с этими ребятами. А дружить просто потому, что это вежливо и так надо, я не умею.

В общем, план был — замкнуться в себе и пахать. Но что-то пошло не так

Декабрь, новогодняя вечеринка в редакции «Мела», второй час ночи. Лена (я), Даша (редактор блогов), Саша (редактор), Олеся (ассистент редакции), Игорь и Кирилл (редакторы спецпроектов), обнявшись эдак по-пацански, общей гурьбой танцуют медляк под, кажется, певицу Адель, периодически перекрикивая её мощнейшие низы, признаваясь друг другу в любви и обнимаясь еще неистовее.

Казалось бы, частная история. Ну, подружился человек с коллегами, и что? Но нет, она не частная. Она важная и для вас, дорогие читатели. Потому что ваше любимое медиа делают не просто классные журналисты, но ещё и люди, которые умеют дружить, смеяться, сочувствовать, критиковать, любить и вообще жить так, как я вам всем желаю в новом году.

Ну и немного магического мышления, раз уж праздник к нам приходит. По-моему, абсолютно каждый из нас оказался в «Меле» не случайно. Потому что все мы вместе — это идеальный школьный класс. С раздолбаями, ботанами, капитаном футбольной (ладно, теннисной) команды, шуточками на уровне игры в сифу (а что?), лучшим в мире классным руководителем (Надя!) и старостой (Катя!). Только у нас, к счастью, не предвидится выпускного.

P. S. Для иллюстрации данного текста нужно было дать свою фотографию, но я хочу поставить вот эту, общую и неформальную. Это наша новогодняя вечеринка (то есть школьный «огонек», конечно). Я — блондинка в конце шеренги. А рядом люди, без которых я себя уже не представляю ❤️


Даша Букина, редактор блогов

Любимый текст. Что делать, если мой ребёнок попробовал снюс?

В декабре 2018 года я уволилась с работы и подумала, что в 2019-м со мной случится чудо: я найду работу мечты и буду каждый день мчаться в офис как на главный праздник в жизни. Чудо, конечно, произошло! И 19 февраля, во вторник, я пришла первый раз на Садовническую набережную, 69, сразу на редакционную летучку. Помню, как меня всем представили, а я сидела и думала: «Боже! Сколько людей! Я никогда вас всех не запомню!»

Как я была неправа! Мало того, что я всех запомнила, так ещё и подружилась. За этот год мы с коллегами спали в одной палатке, ездили в плацкарте в Псков, ходили гурьбой на спектакли и, конечно, пережили не одну вечеринку в офисе! Кроме однозначно хорошего, за год в «Меле» со мной случилось и плохое. Ну как плохое…

В разгар лета я переболела ветрянкой. Пока я лежала дома, весь офис заклеили объявлениями «У нас карантин. Если вы не болели ветрянкой, не заходите!»

Забавно, но в детстве я не перенесла ни одну «детскую» болезнь. Наверное, детский дух «Мела» так повлиял, но это ничего, ведь теперь у меня есть иммунитет!

Ну и самое главное, что мне дал «Мел» и все наши блогеры, которых я читаю ежедневно (среди них и психологи, и учителя, и родители, и дети), — это понимание того, что нужно и интересно детям. Уверена, что сейчас я в миллион раз лучше общаюсь со своими двоюродными братьями, 15-летним Федей и 6-летним Сёмой. Знаю, что им дарить и что сказать, когда им грустно, как успокоить, когда обнять, а когда просто отвести в кафе и поговорить о жизни. А ещё я знаю, как вытащить подростка из-за компьютера. Записывайте лайфхак: берете скейт, беспроводные наушники одни на двоих и едете в парк кататься. Зимой замените скейт на сноуборд. Готово! Вы великолепный взрослый!

Своим любимым текстом я выбрала «Что делать, если мой ребёнок попробовал снюс?» из рубрики «Вопрос — ответ». Как-то мне позвонила подруга, мама двоих школьников, и рассказала ужасную историю, как в классе её дочери несколько детей отравились снюсом, но ни один из родителей даже не представлял, что это такое и как им действовать. Я скинула статью и поняла, что тексты, которые мы пишем и редактируем, — это не просто слова, это то, что помогает сделать жизнь детей и родителей лучше.


Лиза Луговская, редактор

Любимый текст. «Я подумала: если меня не будет, то и маме легче станет»

Ещё несколько месяцев назад я была обычной студенткой, которая не понимала, зачем журналисту диплом о высшем образовании и что с ним делать дальше.

У меня не было цели сразу после выпуска найти работу, но я очень хотела заниматься социальной журналистикой, поэтому пробовала стажироваться в разных изданиях. Мне нигде не нравилось. Внутренняя кухня во многих СМИ, которые сегодня читают все мои ровесники, оказывалась ужасной: угнетающая обстановка, люди общаются друг с другом с раздражением, разговоры за спиной.

Когда у меня почти опустились руки и я поймала себя на мысли, что, видимо, ошиблась с выбором будущей деятельности, мне написала подруга: «Попробуй пойти в „Мел“. Мне очень нравится то, что делают эти ребята. Это что-то новое и интересное». Тогда я не отнеслась к этому серьёзно, но всё же отправила письмо главному редактору Наде. Подумала, что если судьба, то мне ответят, нет — не буду навязываться.

Через две недели я получила ответ от Нади, которая пригласила меня в редакцию. В её письме не было чего-то необычного, но его тон сразу расположил меня, как будто мы сто лет знакомы. Чтобы вы понимали, у меня был опыт, когда главный редактор другого издания писал мне чуть ли не матом, потому что я отправила письмо вечером в якобы нерабочее время.

Так я стала стажёром, который обожал приходить в редакцию. А потом мне предложили выйти на работу. Сейчас я пишу редакционные тексты. Мне нравится, что моя деятельность очень разносторонняя. Никогда не знаешь, какой текст ждёт тебя завтра или на следующей неделе: сегодня ты можешь ехать на интервью с известным социологом или на пресс-встречу с Рособрнадзором, а завтра делать тест про Винни-Пуха.

В общем, «Мел» — это лучшее, что случилось со мной в этом году. Я чувствую себя максимально комфортно, потому что многие проблемы подростков до сих пор мне близки, так как мне 22 года. И у нас потрясающий коллектив, который минимум раз в неделю заказывает на обед поке!


Аполлинария Кожухарева, редактор новостей

Любимый текст. «Здесь два культа — еды и детей». Русские матери в Грузии — о том, почему они не хотят возвращаться в Россию

Я пришла в «Мел» в марте 2019 года и очень хорошо помню, что полгода совмещала новости про детей с новостями про жизнь в Великобритании. И у меня был испытательный срок! С Надей мы знакомы какой-то неприличный годзиллиард лет, мы работали вместе в нескольких местах, дольше всего — в «Интерфаксе», где я была фоторедактором. Прошло время, вещи изменились, и когда я узнала, что она в «Меле», стала напрашиваться. К этому моменту я была уже фултайм фрилансером, чьё время, как все мы знаем, резиновое, обычно так происходит по умолчанию с теми, кто работает из дома. Мой дом уже лет пять — Грузия. Отсюда российская повестка выглядит более-менее терпимо. И я приступила в марте к своим обязанностям из дома и с удовольствием.

Сейчас мне кажется, что я переоценила свои возможности и мой бронежилет сильно прохудился.

Я почему-то думала, что меня мало волнуют чужие дети, жестокие и глупые родители, тупые чиновники, попы, сектанты от мозга, ужас, смерть и хтонь

То, с чем многие семьи сталкиваются всю жизнь и которой оправдывают свою безответственность. Думала, что это просто работа, но нет.

«Мел» как-то довольно стремительно стал для меня важным проектом, в котором невозможно быть равнодушным, но всегда (ок, иногда) циничным, грубым и внимательным, хладнокровным, яростным, послушным, невнимательным, тупым или очень сообразительным. Любое определение подходит. Потому что в «Меле» есть люди — вполне себе живые, со своими детьми, своей хтонью, своими приколами, закидонами, глупостями и одновременно великими вещами. Мне кажется сейчас, что избавиться от этой эмпатии по отношению к происходящему с детьми и родителями на любых уровнях и континентах уже невозможно.

Новости на «Меле», за которые нас частенько ругают читатели, — это просто жизнь, на которую невозможно закрывать глаза, и даже комната с мягкими стенами вам не поможет. Но мне реально помогают наши рабочие чаты, которые часто переходят в нерабочие разговоры. Не только вечером в пятницу, жалко здесь нельзя все показать. И если бы не люди «Мела», мне кажется, ни один новостник или редактор не вывез бы всю эту боль и черноту, постоянно бросающую вызов волшебству, удаче, сказочным сценариям, мудрости, просвещению и доброте.

В этом рассказе был один-единственный запрос — назвать любимый текст. Мне называть нечего, статистика у нас для летучек, а классные тексты редакция выпускает каждый день. Я просто хочу обнять дизайнеров, разработчиков и бильдов, потому что без них этот «Мел» был бы совсем не то. Мне кажется, что это ещё и очень красивый проект, который бы не состоялся без визуализации и техподдержки. Потому что работать с теми, кто тебе не отвечает на вопрос *про кнопочки*, очень сложно.

Что ещё? Я очень люблю наш SMM, который делает невозможные вещи, но иногда смешные и тупые. Поэтому, когда вы видите ошибки, считайте, что это наши «пасхалки». Но мы день и ночь работаем над собой, чтобы не ошибаться. Я, например, очень рада, что вышел материал с моими подругами, которые после волны протестов рассказали, что жить и воспитывать детей в Грузии — это не страшно. Его делала Аня, которая больше в «Меле» не работает, но зато скоро появится в Тбилиси, и мы с ней обязательно встретимся. Разве это не магия?


Юра Стромов, фронтенд тимлид

Любимый текст. «Когда детей планируете?». Как отвечать на бестактные вопросы родителей и не беситься

Чуть больше года назад мне посчастливилось устроиться на работу в «Мел». «Посчастливилось», потому что я сам уже пару лет регулярно и с большим интересом читал выходящие на нём материалы. Пришёл я на позицию младшего разработчика и в течение первых двух-трёх месяцев проходил обучение, вникал в кодовую базу проекта, в которой за несколько лет существования появилось достаточно много интересных мест.

В этом году, помимо добавления каких-то новых вещей на сайт, я вместе с остальной командой разработки занимался переводом большой части проекта на новые технологии, а также улучшением так называемого developer experience, что сделало процесс написания кода проще и приятнее. В конце этого года круг моих обязанностей расширился, и теперь я больше консультирую разработчиков, которые к нам присоединились относительно недавно, а также слежу за ходом выполнения задач разработки.

Спустя год работы очень приятно осознавать, что мне повезло попасть в «Мел». Все здесь относятся к проекту с большой любовью и ответственностью, всё время стараясь сделать его качественнее и интереснее.


Аня Шкадаревич, SMM-редактор

Любимый текст. 7 канцелярских фраз, которые портят русский язык

Летом я взяла академ в ГИТИСе, где училась на театроведа, и ушла в неизвестность — разбираться, занимаюсь ли я тем, что мне нравится. То есть всё ли, что мне нравится, — это театр. А это, конечно, не так.

Ещё мне нравится йога, иностранные языки (я говорю на трёх), разные-разные люди, истории и собаки (очень). Сейчас я пытаюсь разобраться в мире кино. Но тогда мой путь в неизвестность начался с того, что я решила найти новую работу. Что я хочу делать, я понимала слабо, но знала, что точно хочу быть где-то рядом с текстами (по возможности с хорошими). Я открыла фейсбук и увидела, что «Мел» ищет SMM-редактора. Собственно, это было первое и последнее резюме, которое я отправила.

Почему меня взяли в «Мел», я не понимаю до сих пор. На собеседовании, кроме «Я хочу у вас работать», я, кажется, не сказала ничего по делу. А ещё на собеседовании пахло асфальтом. Асфальтом в офисе пахнет не всегда, сейчас тут пахнет мандаринами. И это большое счастье и большая любовь.

Своим любимым текстом я выбрала «7 канцелярских фраз», потому что это был один из первых постов в нашем инстаграме «Розенталь позвонит», который я сделала, когда пришла. И люди начали адски хейтить и писать в комменты что-то типа «Такие, как вы, убивают русский язык». Я очень испугалась, потому что совсем не ожидала агрессии в инстаграме про грамотность. Этот текст научил меня не бояться злых людей в комментариях — главный навык SMM.


Кирилл Матюпатенко, редактор спецпроектов

Любимый текст. «Для подростков секс устарел, это какой-то зашквар»

В «Мел» я пришёл 9 января. В первый рабочий день нового года. И запоминал ещё месяц-полтора всех новых коллег по аналогичному тексту за прошлый год. Так что штука полезная.

До этого я проработал в рекламном агентстве, исследовательской лаборатории, прости господи, «Вечерней Москве», образовательном центре, сценаристом на англоязычном ютуб-канале, преподавал английский (и преподаю, на Новый год запись открыта, если что), вожатил в лагерях и, наконец, пришёл в «Мел». Его читал я сам, коллеги, однокурсники с психфака, и вообще реакция людей на него меня приятно удивила.

Однажды место работы сыграло мне на руку даже в «Тиндере», но тут речь скорее о непереводимой игре слов

Очень скоро я полюбил свою работу. Даже помню этот момент: мы с редакторкой Сашей бросаем монетку, чтобы решить, кто из нас поедет в недельную командировку в Армению. И мне везёт. Невероятно везёт, по правде говоря. Спустя полгода главред Надя звонит и уточняет, говорю ли я по-английски. А ещё через полчаса — присылает программу пресс-тура в Данию. В Леголенд. И тут моё и без того принадлежащее «Мелу» сердечко окончательно растаяло. Так исполнилась моя детская мечта, а ещё я впервые потерял багаж и понял, как я ценю круглосуточные московские магазины и сменную одежду.

Здесь я узнал, что моя фамилия способна вызывать у людей не только недоумение, но и откровенную агрессию. «Собака харьковская» — мой любимый комментарий, но крепко досталось мне и за интервью с лингвистом, который изучает русский язык. Видимо, мне и подступаться к великому и могучему не стоит.

В общем, год выдался что надо. Я понял, какой должна быть идеальная работа, идеальней коллектив, руководство и атмосфера. Так что спасибо, и увидимся через пару недель в партнёрских материалах, если меня не возьмёт в заложники ИРА (Ирландская республиканская армия), я не утону в Атлантическом океане, а в Нидерландах меня не переедет велосипедист ❤️


Саша Шведченко, редактор

Любимый текст. «Каждая новая трагедия заставляет искать новые протоколы». Трансплантолог Михаил Каабак — о работе и детях

Меня часто спрашивают: а как у вас в редакции всё устроено?

В 11 часов мы приходим на работу. У нас большой светлый кабинет, в котором сидят 14 человек. По утрам мы придумываем темы, распределяем их между собой, спорим и смеемся. Мои братья Кирилл и Игорь у нас отвечают за рекламу, а сёстры — Лиза, Лена — за редакционные материалы, а я вместе с ними. Даша нежно любит всех наших блогеров и помогает им делать классные тексты, которые потом прочитают много людей. Есть ещё Нина — она верстает тексты и делает так, чтобы главная страница «Мела» выглядела красиво. Ещё Нина отвечает за нашу «Грамотность» — в общем, святой человек.

Катя, шеф-редактор, следит за тем, чтобы все тексты сдавали вовремя, и превращает их из вдохновлённого потока сознания в то, что можно прочитать (даже этот текст Саша сдала не вовремя. — Прим. ред.).

Главный редактор Надя всегда знает, как сделать лучше, а ещё у нее в голове какой-то идеальный механизм, который работает без сбоев, я стараюсь этому у неё учиться. Наш продюсер Лада знает столько всего, что мне за всю жизнь такому не научиться.

Лёша тихонько рисует в углу картинки и, подозреваю, не рад тому, что мы обычно очень громко разговариваем. Но мы всё равно любим Лёшу

Ещё у нас есть Олеся — без неё бы мы утонули в бумагах и «Мела» бы не было. Кристина пишет рассылки, а Аня делает соцсети — и приходит в редакцию только потому, что ей здесь очень нравится.

У нас есть коммерческий отдел — они там чего-то колдуют, поэтому мы все можем заказывать на обед вкусную еду. Когда мы обедаем на кухне, мы рассказываем друг другу истории из жизни, и пища переваривается хорошо. В те моменты, когда мы не икаем от смеха, разумеется.

В отделе маркетинга девочки работают над тем, чтобы у нас были самые лучшие партнёры и чтобы про «Мел» побольше узнали. Руководитель проекта Катя настолько светлый человек, что смотришь на неё и понимаешь — всё у «Мела» будет хорошо. Чем занимаются в отделе разработки, для меня загадка, но кажутся там все страшно умными. Разговаривать при них я стесняюсь.

Некоторые люди у нас работают из разных частей света: например, Лина — из Грузии, Оля — из Испании, Саша — из Чехии, Егор — из Санкт-Петербурга. Ребята из SMM-отдела — Серёжа и Рита — раз в неделю приходят к нам на летучки по вторникам. Это обычно очень весело. Короче, мы тут как дома — по-другому сказать не получается.

Я в «Меле» работаю корреспондентом и редактором уже больше года. За это время в моей жизни случились множественные пертурбации, и было трудно. Но я точно знаю, что, когда прихожу в редакцию, меня здесь никто не обидит.

А ещё мы помогаем людям. Например, после текста про Валентину Яковлевну, которая обучает детей шахматам и которой приходится стоять с объявлением в переходе, мне на почту пришло полсотни сообщений с просьбой дать её контакты.


Игорь Фарафонов, редактор спецпроектов

Любимый текст. «Никто не хочет, чтобы женщина была детородной машиной и больше ничем не занималась»

Я начал работать в «Меле» не так давно — летом этого года, но точно могу сказать, что это самое полезное и, возможно, важное, что со мной случалось. Я, как российский чиновник, тоже использую служебное положение в личных целях, но вместо яхт и шубохранилищ у меня есть пятилетняя дочь Полина, и она, конечно, главный бенефициар этого предприятия.

Бывает так: я звоню эксперту, чтобы написать материал, и вот уже в середине разговора понимаю, что перекладываю его советы на свою семью и нахожу им полезное применение.

Мы с дочкой за последний год, половину из которого я на новой работе, по-настоящему стали лучшими друзьями

Перефразируя известного телеведущего, едва ли это совпадение: «Мел» и круг общения, который у меня появился благодаря ему, правда прокачал меня как отца лучше всяких книжек, курсов и групп в фейсбуке.

А ещё «Мел» сам настоящая большая семья. У меня вообще редко бывают проблемы, чтобы влиться в новый коллектив, но тут в хорошем смысле было немного не по себе даже мне. Потому что я просто пришёл в первый день и сел за стол, как дома на кухне. Тебя все понимают, все думают как ты, и кажется, что хотят того же. Даже в семье, наверное, не всегда так. Яркая иллюстрация — фраза моей жены после того, как они с дочкой приезжали к нам в редакцию в гости. Мы вышли на улицу, сели в машину, и она сказала: «Почему все не могут быть такими, как в „Меле“?» Я и правда не понимаю почему.


Юля Буглак, продюсер

Любимый текст. «Сейчас не родишь, потом поздно будет». Зачем женщин пугают стать старородящей

Официально я начала работать в августе 2017 года, но до этого уже полгода работала в смежном проекте и часто делала что-то для «Мела». Поэтому считаю, что тружусь со всей нашей прекрасной командой уже три года. За это время много всего изменилось, и внутри «Мела» тоже, но нам сказочно везёт: с нами всегда работают самые лучшие!

Я работаю в отделе маркетинга и занимаюсь организацией мероприятий, онлайн-трансляций, съемкой видео, продюсирую нашу радиопередачу, подкасты и рубрику о подростках. Помимо работы, я люблю путешествовать: исследовать на мотобайке страны Азии и колесить на машине по Европе. Ещё в этом году у меня случилось пополнение: мы завели прекрасного вельш-корги Марса! Поэтому после работы я скорее бегу домой, гулять и играть со сладкой собакой.

Для меня «Мел» — это в первую очередь люди, которые работают со мной и стали мне близкими друзьями. Это большая редкость. Поэтому я тут уже так давно. Трудно расстаться со всеми даже ненадолго. Этот текст я пишу из отпуска, с острова Самуи, и желаю всем нам в новом году побольше тепла!


Даша Неделяева, менеджер по продаже рекламы

Любимый текст. Этой планете нужен герой. Получится ли у вас в новом году спасти мир?

Никогда не думала, что буду работать с редакцией, но пока я лениво теряла веру в лучшее при поиске работы, мне попался пост на фейсбуке с вакансией. Я сразу же откликнулась — и вот уже больше полугода представляюсь в письмах менеджером по продажам на «Меле», улыбаюсь бликам солнца от реки (обожаю своё рабочее место) и заказываю поке 1+1 с коллегами.

Теперь я всем рассказываю про «Мел», с удовольствием придумываю с редакцией темы для спецпроектов и радуюсь, когда статьи с пометкой «партнёрский материал» получают положительный отклик, потому что реклама может быть не только прямой, но и очень интересной. Бренды открываются с новый стороны, становятся друзьями, помощниками и рассказывают о своих социальных проектах!

С каждым днём все больше люблю «Мел» и людей, которые его делают. Хочется пожелать нашим читателям добра, побольше счастливых моментов, здоровья всей семье и всегда находить ответы на свои вопросы. А мы будем продолжать делать «Мел» полезным и интересным!


Олеся Сулейманова, ассистент редакции

Любимый текст. Индейцы, разведчики и бобры. Как появилось движение скаутов, которое покорило мир

Официальное название моей должности — ассистент редакции. Хотя оно слабо отражает всю суть моей работы. С таким же успехом она могла бы называться «ассистент коммерческого отдела», «ассистент отдела маркетинга» и даже «ассистент руководителя проекта». Потому что на самом деле я коммуницирую со всеми и помогаю всем отделам в «Меле» (а с недавних пор и в «Цехе»).

«Мел» — это не только «онлайн-издание про образование и воспитание», это еще и «общество с ограниченной ответственностью», у которого есть масса обязательств перед госструктурами, сотрудниками и контрагентами. И с этим всем нужно ежедневно разбираться, контролировать, ни о ком и ни о чем не забывать! Потому что все хотят уходить в отпуск, вовремя получать зарплату, гонорары за опубликованные тексты, необходимые закрывающие документы по той или иной сделке и не терять эти документы в архивах бухгалтерии. А ещё, конечно же, получать поздравления от коллег в день рождения и весело отмечать корпоративы в офисе, во время которых меня часто благодарят за мою работу и говорят, что без меня все бы пропали и погрязли в хаосе:)

Но на самом деле у нас отличная и очень ответственная команда, и абсолютно каждый влияет на порядок дел и успех компании.

Просто, как оказалось, я чуть меньше остальных боюсь цифр, сложных формулировок в документах и гор бумаг

За это, видимо, спасибо моему техническому образованию и интровертному типу личности:) Я не принимаю участия в брейнштормах редакции и коммерческого отдела, после которых рождаются все эти прекрасные публикации и проекты на «Меле», но я обожаю всё это просто слушать, подпитываться этой энергией и восхищаться креативностью ребят!

Этот год примечателен для меня тем, что в октябре отметила первую годовщину работы в «Меле», первый раз в жизни ушла в официальный отпуск (и вообще прекрасно отгуляла все 28 отпускных дня!), впервые отметила день рождения в коллективе (в один день с нашим чудесным выпускающим редактором Ниной!) и даже съездила с редакцией в Псков (это было похоже на школьную экскурсию, но только по-взрослому;))

И хотя режим многозадачности иногда выматывает и с каждым месяцем этих задач становится все больше, так как «Мел» постоянно растёт и развивается, я всегда думаю о том, что работаю в прекрасном месте (Садовническая набережная=любовь!) с классными, добрыми и благодарными людьми! А лично для меня это очень весомые аргументы, чтобы по утрам вставать, собираться и идти делать свою работу!


Кристина Волкова, редактор рассылок

Любимый текст. «Главный секрет о детях — они тоже люди». 11 правил воспитания от Антона Долина

Два года назад под бой курантов я написала на салфетке слово «Мел», подожгла её, кинула в шампанское и с удовольствием и надеждой выпила этот коктейль до дна. Мой трёхлетний сын очень удивился. В тот год я провалила собеседование, так что не советую вам пить алкоголь с бумагой: это не работает.

Я год проработала в НЭН и снова пришла на собеседование в «Мел». Удивительно, но меня взяли. Сейчас я занимаюсь рассылками «Мела» (вы, кстати, можете на них подписаться), слушаю классные истории от коллег и гораздо реже, чем обычно, мечтаю работать из дома. А ещё я бесконечно читаю книги и обожаю немассовое кино (хотя в этом году фаворит — распиаренный «Джокер» Тодда Филлипса).

Меня радует, что за последнее время тех, кого интересует образование и воспитание, стало гораздо больше. Надеюсь, что в новом году (и десятилетии) в комментариях и мире не останется людей с позицией «Меня били, и всё нормально», «Раньше как-то без прививок обходились» и «Что ты плачешь, будь мужиком!». Вообще, хочется больше позитива, добра и улыбок. Хотя бы в отношении детей.


Кристина Бедняк, менеджер партнерских проектов

Любимый текст. «В нашем обществе культ насилия». Адвокат Алексей Паршин объясняет, почему дело сестёр Хачатурян касается каждого

Я пришла в «Мел» чуть больше года назад после большого перерыва в работе в офисе — на декретный отпуск и занятие собственным делом. После того как в течение трёх лет ты был сам себе начальник, в рутинное офисное русло возвращаться страшновато. Но в «Меле» я нашла то, что больше всего ценю в работе, — команду: веселую, душевную и очень поддерживающую. Ну и суперпрофессиональную, конечно.

Я работаю в отделе маркетинга, курирую партнёрское направление — держу связь с нашими многочисленными друзьями, налаживаю коммуникацию с новыми партнерами. Вне «Мела» я не самый успешный родитель (трудно таковым себя считать, когда каждый день читаешь сто и один классный и полезный текст про воспитание и образование), совершенно безуспешная хозяйка и новоявленный строитель.

Два года назад мы с мужем приняли, возможно, самое безумное и сложное (как мы выяснили уже после) решение в своей жизни — собрались переехать за город и затеяли стройку. Сейчас она и есть моя жизнь за пределами «Мела» — если бы не профиль нашего издания, кажется, я бы уже давно могла весьма успешно вести колонку «Как построить дом, не остаться без штанов и в здравом рассудке».

«Мел» — это не просто главное издание рунета про образование (без шуток! у нас есть две тяжеленные статуэтки), это еще и команда единомышленников, семья, сообщество людей, которым не безразлично будущее нашей системы образования и наших детей. И быть частью этого сообщества — это не только огромная удача и истинное удовольствие, но и большая ответственность, перед собой и перед вами.


Аня Багян, ассистент аккаунт-менеджера

Любимый текст. Справедливость, горы и макбук: что просят дети на Новый год во всём мире

Привет! На работе меня знают как Аню, но, ребят, если вы вдруг читаете мой текст, моё второе имя — Армине, приятно познакомиться! Я устроилась ассистентом аккаунт-менеджера в октябре 2019 года. И скажу вот что: приходить в новый коллектив под конец года — это смело и пугающе одновременно.

Мало того что ты и без того боишься, что тебе не зайдет коллектив (или ты ему), и просто все время стрессуешь буквально из-за всего происходящего, так еще и приходишь в самый разгар работы редакции, когда нет времени на раскачку и нужно включаться в работу с первого дня.

С одной стороны, на тебя сыпятся проекты, с другой — правки от клиентов, а с третьей — самое страшное — правки и наставления от коллег по работе. И страшно это не потому, что в «Меле» работают злые и недовольные ребята (вовсе нет), а потому что чувствуешь, что попал в место, где тебя могут многому научить, где каждый день по-особенному важен для развития всей команды и просто нельзя тупить. Так что 2019 год как минимум подарил мне крутой и очень душевный коллектив.

Не надеюсь, а знаю, что в новом году нас ждет еще больше свершений, и мне приятно, что теперь я могу смело говорить «нас». Счастливого Нового года! :)


Саша Залесов, редактор SMM

Любимый текст. Вы культурный человек? Очень сложный тест

В этом году я переехал учиться в Чехию и занимаюсь «Мелом» из-за границы. Но это не мешает. Мы созваниваемся с редакцией и шутим шутки в прямом эфире. А после созвона я беру рюкзак, тетради, сажусь на трамвай и еду учить чешский.

В Чехии тоже много проблем с образованием. Например, у них дети очень рано выбирают свой путь: либо идти в университет, либо получать рабочую специальность. Это решается в 7–8-м классе, и потом уже сложно сойти с выбранного пути. Всё очень жестко. Если в России университеты ломятся от количества поступающих, то в Чехии мало кто стремится получить высшее образование: из-за низкой безработицы трудоустраивается почти любой человек, главное — чтобы ты хоть что-то умел делать.

  • Скучаю — по атмосфере в редакции, по тому, как круто и весело у нас проходят вечеринки. К сожалению, из Чехии так не покутишь вместе со всеми.
  • Злюсь — на то, что не могу побороть свою слепоту на глупые грамматические ошибки. У меня была пятерка по русскому в школе, но я регулярно упускаю «тся/ться», просто не вижу.
  • Люблю — когда читатели оставляют развернутые комментарии и действительно читают тексты, которые мы выпускаем.

Подписывайтесь на «Мел» в соцсетях. Потому что сайт сайтом, а во «ВКонтакте», фейсбуке, инстаграме, «Одноклассниках», телеграме, пинтересте идёт совсем другая жизнь.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(6)
Подписаться
Комментарии(6)
Спасибо вам всем за «Мел»! Удачи и вдохновения в новом году!
Ждал, с интересом прочел. Далее пишу не для критики, а для раздумий. Образовательное пространство для меня делится на две части: административно-командная советского типа под руководством Минпросвещения + рыночная, которая существует в онлайн и в кружках. Рыночная часть идет вперед, но она почти неизвестна общественности (достаточно посмотреть победителей конкурса «Школа» Рыбаков Фонда, где премии получили лишь те, кто выполняет требования Минпросвещения). Для рынка не сформирована структура взаимодействия (она вне задач министерства, а у Рыбаков Фонда система оценок сформирована для победы лишь тех, для кого структура существует). Но страна останется на обочине, если структура для рыночного образования не сложится (я об этом на https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/96083-onlayn-obucheniye-i-internet-magazin-chto-zdes-obshchego). Гособразование сохраняет отживающие традиции, а министр Васильева гордится, что программы не меняются десятилетиями. При таком образовании даже молодежь плохо воспринимает современное искусство, поэтому я попытался что-то объяснить (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/78596-iskusstvo-i-istorichesky-kontekst). А без этого не освоишь то, что не вытеснит искусственный интеллект (об этом в новогоднем поздравлении https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/62049-s-novym-godom).
Короче, я о том, что не увидел, как будут вовлекаться в работу те, о ком не заботятся работники Минпросвещения. Будут ли с ними формироваться устойчивые отношения? Как-то они будут вовлекаться в систему информационной политики МЕЛа? Появятся ли новые блогеры, которые решают задачи вне забот административно-командной системы, кормящая работников Минпросвещения? Есть ли задача вовлекать в систему блоегоров тех, кто увлечен онлайн и кружками?
Здравствуйте! Хочу выразить вам свою благодарность и восхищение. У вас замечательная компания во всех смыслах. Рада за весь ваш сплоченный коллектив и за каждого в отдельности за счастье работать вместе. И еще, как хорошо, что вы такие молодые-отсюда и креативность, и задор и юмор, наконец.Отдельное спасибо за «Грамотность на Меле». Я просто рада за «великий и могучий», который, по правде говоря, ни во что не ставят с начала 90-х. Я пожилой человек, давно уже бабушка, но много почерпнула о воспитании внука, прохожу тесты на грамотность. Просто с вами не заскучаешь! Поздравляю с наступившим Новым Годом! Желаю всем здоровья, счастья и дальнейших успехов!
Показать все комментарии
Больше статей