«Учебный процесс определяют лентяи и двоечники»

«Учебный процесс определяют лентяи и двоечники»

Как фильм «Училка» выявляет пороки российской системы образования
Время чтения: 7 мин

«Учебный процесс определяют лентяи и двоечники»

Как фильм «Училка» выявляет пороки российской системы образования
Время чтения: 7 мин

Фильм «Училка», недавно вышедший в российский прокат, собрал противоречивые отзывы и вызвал много споров. Это уже говорит о том, что картина тронула зрителя. Учитель литературы Александр Закуренко посмотрел фильм, разобрал главных героев и пришел к выводу, что он отражает все негативное, что есть в современной системе образования в нашей стране.

Фильм «Училка», бесспорно, явление социальной жизни, причем явление в том смысле, что говорит о социальных проблемах общества языком искусства. Тем не менее, если анализировать социальную канву фильма, оставив в стороне непосредственно кинематографические приемы, то фильм лишь выиграет. Потому что важно не только то, что в фильме показано, но больше то, о чем в фильме умолчали.

Вспомним образцы хорошего кино о проблемах школы и подростков: «Общество мертвых поэтов», «Повелитель мух», «Чучело», «Дорогая Елена Сергеевна», «Пацаны». Но все перечисленные фильмы в первую очередь ориентированы на правду: психологическую, фактическую, бытийственную.

В фильме «Училка» все сцены, сама логика поступков, психологическое обоснование действий героев фильма вызывают полное ощущение неправдоподобия

Спецназовец, нарушающий должностные инструкции и законы; директор, не знающий, что делать и как общаться с подчиненными; учительница, за многие годы общения с классом не привившая любовь к предмету и не имеющая представления о собственных учениках; ученики, будто вылезшие из пещер и впервые пришедшие в школу (а ведь они старшеклассники); полубезумная кривляющаяся корреспондентка. Но вот что странно — за этими очевидными несуразностями сценария и режиссуры встает вполне честная картина развала. Развала в системе образования, в головах и душах молодого поколения, в органах правозащиты и правопорядка, учительской среде, администрации и семье. Той самой разрухи в головах, о которой писал классик…

Отчаянная и неизбывная усталость учителей, невозможность выполнять бессмысленные инструкции министерства образования и необходимость их выполнять, чтобы остаться на работе, бессмысленность для молодых людей пребывания в школе и изучения ненужных с их точки зрения предметов, и соблазнительная легкость бытия в соцсетях и мобильной связи, уничтожившей пространство и время почище Эйнштейна. И что может противостоять всему этому безумию и вопиющей некомпетентности?

Его Величество Пистолет. Хлыст, мордобитие, крюк под ребра — исконно русские рецепты порядка?

Или ежедневный труд вопреки. Вопреки родителям, давно забывшим, что с детьми просто нужно говорить. Учителей, забывших, что нельзя учить любви к предмету других, не любя предмет самому. Репортерам, забывшим известную даже детсадовцам истину о вреде лжи. Реформам образования, разрушившим это образование. Но труд радостный, а не с вымученной улыбкой и пилюлями в кармашке.

И безрадостная главная героиня фильма. Через силу приходящая в школу, уставшая. От неурядиц в семье, от боли в сердце и колебаний давления. От необходимости проходить, отдав жизнь и здоровье профессии. От отсутствия интереса к предмету у учеников, от распада великой страны, в которой она и стала учительницей. И ученики, с трудом дожидающиеся звонка с урока.

Давайте внимательно всмотримся в характеры, чтобы понять — о чем фильм, что сказал режиссер, а о чем решил умолчать.

Учительница истории

С одной стороны — в школе уже 40 лет. Значит, начала преподавать в середине 70-х. История в школах в тот период была предметом абсолютно идеологическим, особенно история России и СССР. То есть учительница преподавала нереальную историю, а то, что было необходимо для утверждения идеи развитого социализма. Естественно, долгое говорение неправды разрушает человека, его нравственный и профессиональный облик. С другой стороны, героиня Купченко — человек принципиальный. Ради принципов она готова умереть.

Почти пародийная сцена, когда теряя сознание, учительница диктует домашнее задание — то ли фарс, то ли высокая античная трагедия победы долга над слабостью человека

Ирина Купченко играет своего персонажа, как играют героинь Эсхила, Софокла, Еврипида. Смерь или долг, победа в противостоянии с учениками — или их уничтожение. Судьбы мира и общение с богами. Играет на разрыв аорты, потрясающе страшно. Но вновь возникает вопрос. Усталость, проблемы в семье, потеря общего языка с учениками — это следствие чего? Личных качеств или системы, в которой невозможно быть собой и честно работать? Если личных качеств, то отпуск, санаторий, плеск моря или горный ветерок восстановят ее здоровье — и вернут форму. Если системы, загнавшей учителя в угол своими бесчисленными проверками, аттестациями, понижением статуса школьного образования и образа самого учителя, то «училка» — жертва системы.

Школьники

Одна из учениц произносит монолог с пистолетом в руке, направив его на одноклассников (в защиту училки), мешающих ей получать знания. Мать, работающая на трех работах, чтобы дать дочери возможность получать знания и одноклассники-отморозки, не желающие эти знания получать.

Для кого же школа? Для тех, кто не хочет учиться? А что делать тем, кто хочет? Брать в руки пистолет? Гнать родителей на четвертую работу и нанимать репетиторов? К чему привела реформа образования, положившая в основу желания и мнения ученика, а не учителя?

Учебный процесс стали определять лентяи и двоечники. А учитель не имеет права заставить этих тунеядцев учиться или выгнать с позором из школы, — пусть учатся зарабатывать на жизнь. Дворы подметают, машины и витрины моют — общественную пользу приносят.

Но страдают не лентяи, страдают те, кто учиться хочет — у них отнимается право приходить в школу и получать там знания. Потому что таковых меньшинство — и государство ставит на них крест

Государство гарантирует безответственность и лень, но отказывается гарантировать трудолюбие и ответственность. Потому что вся система оценок — школа лицемерия. Если же учитель будет ставить двойки за плохое знание предмета — его из школы просто выгонят или станут платить меньше, ведь двойки понижают рейтинг школы.

Девочка страдает, она бы училась еще больше и напряженнее — но федеральный стандарт выделяет всего два часа истории, и те, по сути, обесценены ЕГЭ и курсами подготовки в вузы. Браво реформаторам.

Еще один школьник, отказывающийся отвечать даже перед угрозой пистолета. Отстаивающий свободу личности, самостоятельно решающей, когда, что и кому говорить. Гимн свободному гражданину. Казалось бы, именно этот ученик может стать основой новой России — демократической и правовой. Но ведь именно он в начале урока не встает поприветствовать учительницу и открыто игнорирует ее, играя на планшете в компьютерные игры. И именно он по-настоящему готов в учительницу выстрелить. То есть его призывы к свободе вновь аргументируются не внутренним осознанием ценности свободного выбора, а ленью и такой же тягой к насилию по отношению к тем, кто думает иначе. Именно его, произносящего гимн свободе, впечатывают лицом в пол ворвавшиеся в класс спецназовцы.

Представители системы

Охранник — напивается с утра, и не в состоянии выполнить свои должностные обязанности.

Уборщица — плохо убирает в школе.

Секретарь — носит в кармане конфетки и предлагает их даже в ситуации теракта в школе. Больше эта стареющая, блестяще сыгранная Розой Хайрулиной дама ни на что не способна. Только плакать в конце.

Молодой преподаватель физики (сцена в учительской), считающий, что учить следует за деньги (и при этом не учить в рабочее время) — прекрасный пример воплощения той рыночной идеологии, которая и стала двигателем реформы образования и перевода школы из сферы культурно-антропологических отношений в сферу рыночно-экономических.

Директор — не знает, что делать в ситуации прямой опасности школьникам и учителю. Не знает, как работает система видеонаблюдения в школе, как заставить учителей выполнять инструкции министерства образования по сбору документов для аттестации, что делать с пьяным охранником и некомпетентной секретаршей.

И символичное — пятиклассник в кресле директора выглядит увереннее директора. Символ того, что будущее поколение, забрав власть в стране, — сможет что-то сделать реально? Или символ того, что система образования не достигла уровня даже 11-летнего ребенка?

Полковник спецназа — бывший ученик «училки», о чем мы узнаем в конце. И он понимает: отказываясь расследовать теракт в школе и покрывая преступника, считает, что следует заветам учительницы. Так, быть может, мальчик, пронесший в школу оружие, поймет свою вину, а если его возьмут за жабры, — то и ему жизнь испортят уголовным делом, и ничего не добьются.

Следовательно — гуманист, верный последователь учительницы-мученицы. Но если спецназовец, понимая, что могло случиться реальное преступление, преступника покрывает и нарушает закон, то что же мы сетуем на плохие суды в государстве? На отсутствие правосознания, на то, что все, кому не лень, — законы нарушают, а справедливого наказания не получают? И что важнее — закон или гуманизм? И почему они должны быть один другому противопоставлены?

И, наконец, представительница средств массовой информации. Кривляющаяся и врущая девица, для которой возможная смерть учеников от рук террориста — всего лишь информационный повод покрасоваться в эфире. И ее раскаяние в конце, ничем не мотивированное, — опять же фарс или просто не прописанный сценарий.

Самая страшная мысль (возникающая вопреки доброй задумке режиссера, предлагающего «жить дружно») этого фильма в милом, похожем на домашнее видео финале, — никто ни за что не ответит

Ни нарушивший присягу милиционер. Ни пьяный охранник. Ни учительница, позволившая классу стать таким. Ни школьники, проявившие с мгновенной легкостью худшие свои качества. Ни система образования, сделавшая жизни и школьников и учителей в рамках школы почти бессмысленной.

Милиционер спасет ученика, учительница помирится с хамившими ей учениками, оскорблявшие друг друга ученики соберутся вместе и споют хором приятную песню о дружбе. Снова — возьмемся за руки друзья. А значит, все останется, как и прежде: бессмысленные циркуляры сверху и циничное их восприятие снизу.

И фарсовое начало, и мягкая ирония ситуацию не спасают. Конечно, можно причислить фильм к жанру «черного юмора» или сказки, но «черный юмор» всегда радикально абсурден, а сказка предполагает большую степень условности. А реальность со сказочным концом — увы, это все же самообман.


Нужен ли такой фильм? С нагромождением нелепостей и собранными в одном месте типажами (мальчик из богатой семьи, девочка из бедной, мальчик из уголовной среды, девочка с готической прической, мальчик, рвущийся в МГИМО, и мальчик из подворотни), с неправдоподобной фабулой и фальшивым финалом?

Как ни странно, нужен. Просто для того, чтобы мы могли задать вопрос друг другу, обществу, тем чиновникам, которые отвечают за наше будущее — систему образования, — что произошло с учителем в школе и школой в целом? И какой Пистолет способен ситуацию переломить?


ИНТЕРЕСНОЕ НА «МЕЛЕ»:

6 учителей, знакомых каждому. Портреты педагогов, которых вы точно встретите в абсолютно любой школе

«Учеба в современной российской школе — пустая трата времени». Честный и важный монолог учителя

10 фильмов про идеальных учителей

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей