Раздражительность и перфекционизм: что нужно знать про детскую депрессию

Раздражительность и перфекционизм: что нужно знать про детскую депрессию

12 345

Раздражительность и перфекционизм: что нужно знать про детскую депрессию

12 345

О том, что депрессия — это не обычная усталость или грусть, знают уже, кажется, все. А вот откуда она берётся и как её распознать — далеко не каждый. Ещё страшнее и непонятнее, когда депрессия проявляется у ребёнка. Мы поговорили с клиническим психологом Григорием Мисютиным о том, в чём она выражается и что должны делать родители и учителя в этом случае.

Печаль — это способность нашего организма переживать невозможность справиться с чем-либо. Иногда нам необходимо грустить. На фоне того, что мы знаем, каково это, мы понимаем, чему и как радоваться. Но депрессия — это гораздо больше, чем просто печаль.

Она не имеет отношения к тому, насколько «тяжела» жизнь. Об этом должны знать как родители, так и школьные учителя. Её причиной всегда становится набор биологических, психологических и средовых факторов. Они вызывают депрессию как у трёхлетних детей, так и у 16-летних, хотя нам и бесконечно сложно представить ребёнка с таким заболеванием.

Откуда берётся депрессия

Биологические факторы. Наш мозг работает под воздействием нейротрансмиттеров — дофамина и серотонина. Серотонин — гормон, который даёт нам возможность почувствовать удовлетворение. Он нужен нам, чтобы сопряжённый с ним дофамин использовался как газ, то есть разгон для действия. Люди, которым удаётся многое делать в жизни, на первый взгляд похожи на дофаминовый тип. Но это не совсем так: одного дофамина — газа — недостаточно. Нужно, чтобы ещё было топливо. С другой стороны, когда у нас нет газа, но много топлива, это тоже не помогает добиться результата.

Примерами нарушения такого баланса могут служить «серотониновая и дофаминовая ямы». В первой человеку в принципе хорошо, даже если он ничего не делает. Хотя это может стать фактором развития депрессии: у человека просто нет никакой активности или стремления к чему-либо. Формируется убеждение: «У меня ничего и не получится, да, собственно, ничего мне и не нужно».

В «дофаминовой яме» тяжело начать что-либо делать: количество сил заканчивается, наша нервная система истощается. Это приводит к нехватке серотонина, невозможности и нежеланию что-либо пробовать и делать.

Среди биологических факторов нередко встречается дефицит внимания — это вид истощения нервной системы и формирование ситуации неуспеха

Когда ребёнок берётся за несколько видов деятельности, ему трудно удерживать фокус на всём, за что его начинают критиковать учителя или родители. Так изначально биологический фактор превращается в социально-контекстуальный и может стать причиной депрессивного расстройства.

Психологические факторы. По-другому их можно назвать мыслительными привычками, или паттернами. Самым известным из них считается перфекционизм. Это стремление к идеалу без возможности насладиться процессом и промежуточным результатом. Тенденция «делать лучше», несомненно, важна. Так развивается цивилизация: мы стремимся оптимизировать различные стороны нашей жизни.

Но проблема начинается, когда мы не можем восполнить нужное количество ресурсов. Нужно помнить: у нервной системы может быть тенденция к перфекционизму, но она не разовьётся, если не будет подтверждающего фактора внешней среды.

Средовые факторы. В первую очередь это регулярное недосыпание и нерегулярное питание. Если ребёнок не чувствует, когда ему нужно отдохнуть, — это тревожный звонок. Человеку нужен баланс напряжения и отдыха, чтобы он мог расслабиться без дополнительных усилий. Иногда этому нужно учиться, поэтому, например, ребёнок может долго играть или что-то делать, не чувствуя, что нервная система измотана.

Пребывание в ситуации постоянного стресса, истощения организма в результате биологических факторов (тревожное расстройство, нарушение внимания) может быть подкреплено ситуацией регулярного психологического или физического насилия.

Как оно влияет? Во-первых, из-за страха боли и отсутствия возможности контроля происходит реакция торможения. Во-вторых, формируется уверенность, что безопасности не бывает, а проблемы решить нельзя. И в-третьих, появляется ощущение невозможности предотвратить очередной случай насилия.

Родители и ближайшее окружение также могут быть средовым фактором. Важно понять, какие привычки родители транслируют: как они показывают, что справляются с проблемами, какие стандарты закладывают у ребёнка, как реагируют на успех или неуспех. Кстати, это могут быть не только родители, но и школьные учителя, воспитатели в группе, другие родственники. Для включения депрессивного эпизода достаточно регулярного взаимодействия с ними.

Представьте, что ребёнок получил тройку в начале сентября. Родители высказывают своё недовольство, вроде бы они имеют право на эти чувства, если речь идёт об академической успеваемости ребёнка. Но при этом они крайне редко пытаются понять, почему это их расстраивает, в чём они видят уязвимость.

Часто родители так беспокоятся за детей, что пытаются взять неприятные эмоции под контроль — с помощью контроля над ребёнком

Например, заставив его ещё дольше сидеть над учебником. «Ага, получил тройку. Помнишь, как мы поступали в прошлом году? Отодвигай-ка все гаджеты и учи английский до тех пор, пока не будешь знать назубок тот материал, по которому у тебя три».

Регулярно перегружая ребёнка, мы делаем уязвимым его сразу в нескольких местах. Во-первых, таким образом можно отбить мотивацию заниматься любым предметом: учёба будет восприниматься как наказание. Другая уязвимая сторона — мы не знаем, какой контекст у этой тройки. Ребёнок мог просто отнестись к этому невнимательно, а мог действительно стараться, но ему было сложно, и не удалось вспомнить нужные правила.

Если он всё-таки старался, то, наказав его отсидкой за учебниками, мы никак его не поощрим. И здесь есть два варианта: либо он будет больше стараться и справляться достаточно хорошо, чтобы его не ругали, либо появится «выученная беспомощность» — можно вообще не стараться, ведь всё равно не получится.

Симптомы и признаки депрессии

Раздражительность и повышенная чувствительность. Когда нервная система переутомляется, это может быть связано как с внешней, так и с внутренней перегрузкой. Поскольку у нас меньше сил, чтобы с чем-либо справляться, мы становимся более раздраженными и не можем выбраться из надвигающегося ощущения дискомфорта.

Например, Антон получает четыре с плюсом за контрольную. Вместо того чтобы выяснить причину оценки, он рвёт листок с заданиями и выбрасывает в помойку, а потом рыдает.

Трудности концентрации и внимания. В начале учебного процесса нервная система может тратить слишком много сил, из-за чего формируется просадка в мотивации или активности. Или второй вариант — при хроническом недосыпе невозможно написать осмысленный текст. Такое ощущение, будто что-то не включается.

Например, Варя всегда была хорошим и внимательным учеником. Однако уже который раз она забывает принести доклад, обещанный учителю природоведения. Со стороны учителя выглядит, словно для Вари это совершенно неважно.

Усталость и апатия. Важно понимать, что при депрессии обычная усталость перерастает в «усталость с плюсом». Она выражается в отношении к эмоциям: человеку не хочется их испытывать, так как они требуют сил.

Например, Катя всегда любила петь — она ходила на занятия в хоровую студию, пела про себя во время других занятий. В последнее время Катя ведёт себя крайне тихо. Однажды учитель застал её спящей во время чтения.

Это наиболее распространённые симптомы. Но стоит учитывать, что депрессия различается у детей, подростков и взрослых. У подростков больше, чем у детей, присутствует когнитивный компонент. Это представления о себе и о мире, о своём месте в этом мире. А взрослые, как правило, менее максималистичны, чем подростки. Но, повторюсь, всё очень индивидуально.

Что делать, если вы подозреваете у ребёнка депрессию

Прежде всего нужно пойти к специалисту и поделиться подозрениями. Родителям нужно понаблюдать за средой ребёнка — что в ней комфортно, что дискомфортно, посмотреть, как строится контакт между ним и детьми. Важно предложить свою помощь в случае, если это необходимо. Ребёнок должен понимать, что он может дать вам знать, что он достаточно устал и не может сегодня идти в музыкальную школу. А вы покажите ему, что готовы сбавить градус требований.

При тяжёлых формах депрессии врач назначает медикаменты. Антидепрессанты могут рекомендовать даже восьмилетнему ребёнку– всё зависит от формы заболевания. Помимо этого, важно помнить про формулу «action before motivation» — сначала нужно что-то делать, а потом получать от этого удовольствие. При разных формах депрессии она работает по-разному, но в протоколе лечения депрессии указана.

Также родитель должен помнить о риске суицида. Они очень редко носят демонстративный характер. Надёжная привязанность — то, что позволит маме, папе и ребёнку найти возможность поговорить, и самоубийство не возникнет у него в голове как один из вариантов.

Если депрессию у школьника подозревает учитель, лучшей рекомендацией будет попробовать узнать, что у него происходит

Предложить сесть и всё рассказать — пусть не сейчас, а попозже, когда он захочет. Ребёнок будет знать, что такой опцией можно воспользоваться. Конечно, это не прямая должностная обязанность учителя, но классно, если он на это готов. Ещё лучше, если у него есть прямой контакт с родителями и он готов с ними разговаривать.

Ребёнку, который узнал, что у него депрессия, можно объяснить, что это нормально. Она часто встречается в человеческой популяции, следовательно, не считается чем-то из ряда вон выходящим. Вообще, если ребёнок понял, что у него депрессия, — это хорошая новость. Жить с ней, не зная об этом, — вот это плохо. Ещё хуже — не просить о помощи. Важно объяснить ребёнку, что он всегда может её получить. И это позволит ему лучше узнать себя.

Фото: Shutterstock (LightField Studios)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет
Больше статей