Принуждение не работает: почему не нужно заставлять ребёнка учиться

Принуждение не работает: почему не нужно заставлять ребёнка учиться

Да, вам просто нужно оставить его в покое

Инна Прибора

63

26.08.2019

Насильственные методы психологами осуждаются. Все мы критиковали Яну Рудковскую после её интервью за то, что она лишает сына детства. Но могут ли родители обойтись без диктата и понуканий, когда речь идёт об обучении. Инна Прибора размышляет: если ребёнок не тянется к знаниям, не пора ли тянуть его самим.

Недавно я попыталась убедить сына отправиться со мной на пробежку. Он отказывался, я настаивала. «Ты, что же — меня заставляешь?» — сказал он, открыв рот от возмущения. Видно, в его представлении это было что-то противозаконное.

Я растерялась. Вообще-то, да, заставляю, хотела сказать я. Я мать и могу иногда себе позволить. Например, после третьего напоминания или пятого упрашивания. Или даже после чтения психологических советов о вреде принуждения — тут уже всё равно. Я всё же попробую выгнать маленьких пассажиров на зарядку, надавить, чтобы они убрались в комнате или сели учиться. Но почему я каждый раз чувствую себя такой виноватой? Это нелогично, у меня ведь есть масса доводов, чтобы оправдать принуждение.

Во-первых, это честно. Я не придумываю аргументов, мне некогда. Я не придумываю угроз. Опять некогда. Я не изобретаю изощрённых и неочевидных плюсов вроде сильных мускулов через 15 лет, потому что я уже в кроссовках.

Во-вторых, это способ показать авторитет. Я здесь главная, я отвечаю за всю эту лавочку и если с детьми что-то будет не так, все вопросы — к родителю. А он — это я. (Оглядываясь, да, точно — я).

В-третьих, это для их же блага. Где были бы все прославленные спортсмены, скрипачи-виртуозы, балерины Большого театра, если бы над ними, маленькими и ещё совсем не великими, не стоял бы человек с серьёзным лицом и фразой: «Да, заставляю. А ты чего хотел? У нас балетная школа вообще-то…».

Непонятно, как родители олимпийских медалистов и участников конкурсов «Юный повелитель гамм» могут спокойно читать психологические советы с гуманистическими идеями

Как им знаменитая фраза, озвученная в книге «Саммерхилл. Воспитание свободой» Александром Ниллом: «Если оставить его (ребёнка) в покое, без всякого давления со стороны взрослого, он будет развиваться до тех пределов, до которых вообще способен развиваться». То есть мы его сейчас вынудили пойти в плавательную секцию, там из него тренер сделает спортсмена. А вот если бы мы оставили парня без ценных тренерских указаний, на его месте вырос бы нобелевский лауреат по физике.

Наука в лице Стивена Пинкера, Гарвардского профессора психологии и известного когнитивиста, спорит с Александром Ниллом, говоря, что сами по себе дети не рвутся к ученью, которое, как известно, свет. Ну хорошо: к кухонным взрывам рвутся, а к доказательствам теорем из учебников — не очень.

Есть аналогия, которую часто приводят прогрессивные педагоги: ребёнок стремится познать мир, он сам научается ходить, говорить, лезет во все розетки, а любовь к более сложному познанию отбивается в школе, рушится принуждением родителей. Пинкер намекает, что аналогия неудачная.

Одно дело — залезть в розетку, другое — кропотливое овладение письмом. Учёный ссылается на устройство нашего мозга: он сформирован эволюцией, а потому для людей вполне естественно самим учиться бегать, общаться, запоминать особенности друзей. А вот зазубривание исторических дат, хоть и проще, но всё же не вполне естественное для нас мероприятие.

Арифметика, письмо и конспекты по естествознанию — эти штуки были изобретены совсем недавно. Прошло недостаточно времени: наш вид ещё не эволюционировал до того, чтоб с азартом ими овладевать. То есть образование — это не предоставление людям возможности расцветать безо всякого вмешательства, а «технология, которая пытается компенсировать то, в чём человеческий мозг изначально неуспешен».

Тут бы и схватить ребёнка за плечо, усадить его за задачу, помочь эволюции подвинуться в сторону учебников. Но груз прочитанных психологических статей давит.

Принуждение (с обещанием подарков или наказаний) — неэффективно, потому что оно:

  • Стимулирует внешнюю деятельность без глубокой увлечённости. Ребёнок делает что-то, чтобы только отвязались. Или только изображает деятельность, подметает для вида. Вспомните, как в школе вы, на первый взгляд, старательно решали задачу, а на самом деле играли в морской бой. Не сомневайтесь, ваши дети тоже так умеют.
  • Создаёт ребёнку токсичные воспоминания. Человек на кушетке психоаналитика через много лет вспомнит, как папа ругался и мучил его. Не факт, что потом ребёнок добавит: «Но, спасибо отцу, что теперь у меня есть деньги на терапевта, слава богу, школу закончил…». Вот эту последнюю фразу все обычно забывают.
  • Подрывает самооценку и может привести к выученной беспомощности. Человек, на которого всё время давят, в какой-то момент перестаёт пытаться брать книжку самостоятельно. Всё бессмысленно, я никто, мама лучше знает…
  • Рушит познавательную активность. Да, может, эта активность и не коснулась пока сборника задач по геометрии, но в правильной среде она служит залогом интереса к чему-то большему. Попытки ребёнка изуродовать посудомойку дают нам понять, что он дерзает, что ему в жизни что-то интересно. Уже хлеб.
  • Мешает заниматься чем-то по-настоящему увлекательным. Пусть вы и не верите в видеоблогинг, но, может, это то, в чем ребёнок действительно сейчас нуждается. Родителям, особенно накануне экзаменов, бывает плохо виден истинный потенциал ребёнка. Нет-нет, я вовсе не намекаю, что у вас растёт будущий чемпион по киберспорту. Но так тоже случается.
  • Безнадёжно портит отношения с родителем. Сложно беседовать по душам с человеком, которого вы полчаса назад приглашали делать уроки под страхом всех небесных кар.

В конце концов, даже у Пинкера нет вывода о том, что технология, которая компенсирует недостатки нашего мозга, должна быть садистской или подавляющей. Принудиловка хорошо работала в тоталитарных обществах, была как-то объяснима в индустриальную эпоху. Но сегодня, кажется, мы неспроста обложились психологическими статьями и боимся нанести детям психотравму неаккуратным словом.

Ребята, которые ратуют за возвращение к советской школе, немного забывают, что мир изменился. Нынче в точке, в которой мы оказались, такие странные штуки, как привычка задавать вопросы и строить воздушные замки, могут оказаться гораздо более востребованными, чем умение перенести на ватман чертёж двигателя в трёх проекциях.

Для многих удивительна манера работы специалистов в продвинутых IT-компаниях. Программистам никто не говорит, что конкретно делать. Они перемещаются между группами, ведущими какие-то фантастические разработки, и решают сами, куда присоединиться, чем они могут быть полезны, а иногда предпочитают в итоге делать что-то своё.

В сфере IT верят в способности человека выбрать сферу для приложения сил и развития, а в сфере образования до сих пор работает только «сядь за парту!»

Исполнительный и послушный ребёнок — мамина радость, сдал на пятёрки — может оказаться не у дел. Инициативный хулиган с идеями — преуспеть. Конечно, в таком смутном мире нам страшно навредить человеку: о том, как вырастить затюканного работягу, человечеству, к сожалению, понятно гораздо больше, чем о том, как помочь одарённому.

А если те самые прогрессивные педагоги не ошибаются? Если во всех нас и во всех детях есть удивительные таланты? И важно им не мешать…

В итоге, заставлять я не стала. Мой сын так и не пошёл со мной на пробежку. Зато пошёл в футбольную секцию. Там, говорят, подходящая для развития способностей среда.

Иллюстрации: Shutterstock (cosmaa)

Читайте также
Комментарии(63)
Ну прям всё обо мне;) ученье одно мученье, но иногда работает. Хоть бы один добрый, честный родитель признался, что нет лучшего метода, чем кнут и пряник. Жутко, но весь мир так устроен. Надеяться только на матушку природу или заниматься постоянным поиском мативации к учебе это 1.безответственно, а 2. ДАНО ТОЛЬКО ОТДЕЛЬНО ИЗБРАННЫМ. Согласно с автором, эволюция процесс не отвратимый, но очень медленный. Живем мы здесь и сейчас и детям своим показываем пути наименьшего сопротивления с наименьшим количеством ошибок, а как они нас понимают другая тема))
Будучи ребёнком, я была очень любознательной, мне было в кайф узнавать новое. Но стоило родителям попытаться надавить, заставить делать то, что мне не интересно, я переставала делать вообще всё. И никакие круты и пряники не работали. Своего ребёнка не собираюсь заставлять. Надо уметь заинтересовать и это получается, если есть время. Потому что заставлять это как минимум лицемерие. Ошибки нужны и важны, потому что путь наименьшего сопротивления ведёт к инфантильности.
«Без труда не выловишь и рыбку из пруда», «глаза боятся-руки делают», «терпение и труд все перетрут» и иные безвоздмездные советы, проверенные временем — распечатать, повесить на видное место и можно не читать кучу всякой…информации.
Глаза боятся — руки делают… это вообще должно быть лозунгом всем и каждому… смысла заложено — бездна… Нужно научить ребёнка самого себя заставлять. Я заметила за своими детьми одну особенность. Почти все, что касается обучения, воспринимается без энтузиазма, но стоит только начать и вникнуть, включиться в процесс познания — приходит интерес, любопытство и соперничество берет своё… Это не касается искусства и спорта. Я согласна, что в этих сферах нужно руководствоваться только желанием ребёнка.
«Инициативный хулиган с идеями» в девяти случаях из десяти сдувается, когда настаёт пора идеи воплощать. Потому что одно дело задумать, что вот хорошо бы было захреначить такой охренительный хренатор, который хренарить будет охрененно, и другое — таки захреначить этот самый хренатор и довести уровень хренарения до охрененного.
Показать все комментарии
Больше статей