Написать в блог
«Это был труп русской классики, до смерти замученной на школьных уроках»
что почитать

«Это был труп русской классики, до смерти замученной на школьных уроках»

5 интересных русских книг о школе и учителях
8 648
2

«Это был труп русской классики, до смерти замученной на школьных уроках»

5 интересных русских книг о школе и учителях
8 648
2

«Это был труп русской классики, до смерти замученной на школьных уроках»

5 интересных русских книг о школе и учителях
8 648
2

Совсем скоро все будут собираться в школу. Учебный год начнётся не только для школьников, но и для учителей. Пока же у них есть ещё почти целый месяц, чтобы собраться с силами. Учитель словесности Анастасия Серазетдинова выбрала пять книжек российских авторов про учителей и школу. Чтобы вдохновиться к началу учебного года.

1. «Учитель Дымов» Сергея Кузнецова

Андрей Дымов — главный редактор модного журнала, однажды понимает, что хочет быть учителем, как его отец и дед. Пусть зарплаты в школе «нищенские» и «дауншифтингом» это всё нельзя назвать («надо для этого хотя бы в теплые страны уезжать»), Андрей чувствует себя абсолютным счастливчиком — ведь рядом есть умные люди, с которыми интересно жить.

«Андрей, перевозбужденный и не спавший всю ночь, увидел повешенную на толстой ветви тополя женскую фигуру. Она была закутана в белый саван, покрытый черным бисером слов, и струйки крови — или красных учительских чернил? — стекали по её голым мёртвым ногам. Это был труп русской классики, до смерти замученной на школьных уроках. <…> А ты тоже воплощение России сегодня. Когда все социальные утопии захлебнулись, ни коммунизма, ни капитализма, ни либерализма… когда Россия не знает, куда идти, ты отправляешься в провинцию, чтобы учить детей подлинным основам русской культуры. Потому что только в этом спасение».


2. «Самая высокая лестница» Юрия Яковлева

Нина Михайловна — маленькая седая учительница, обладающая невероятной смелостью. Но эта смелость нужна ей не для того, чтобы снять Верхолаза с верёвочной лестницы цирка (хотя и это она может). Нина Михайловна знает, что самое страшное в жизни ученика — сломать ему крылья. И она этого не допустит.

«Они прошли полбульвара, прежде чем Нина Михайловна заговорила:

— Я в детстве собиралась стать артисткой цирка.

Верхолаз резко повернулся к своей спутнице и выкатил на неё глаза.

— Честное слово, — сказала она, — я училась в цирковом училище. Но один раз оступилась и… упала.

Через несколько шагов она сказала:

— Вот стала учительницей. Тоже хорошая работа.

— Сломали ногу? — спросил Верхолаз.

— Нет, — учительница покачала головой, — хуже. Я стала бояться высоты.

Всё, что говорила Нина Михайловна, никак не укладывалось в голове Верхолаза. Но последние слова поразили его ещё больше. Он вдруг представил себе учительницу на узкой верёвочной лестнице, которая раскачивается под куполом цирка.

— Как же вы полезли сегодня?!

— Когда боишься за другого, забываешь о собственном страхе.

— Вы боялись, что я сломаю ногу?

Учительница внимательно посмотрела на своего ученика и покачала головой.

— Я волновалась: вдруг ты испугаешься и станешь бояться высоты».


3. «Когда отдыхают ангелы» Марины Аромштам

Маргарита Семёновна (или Марсём) — молодая учительница, которая учит детей читать не только с помощью пальцев рук, но и ног. Она уверена, что в педагогике не бывает чего-то незыблемого. В её кабинете висит портрет Януша Корчака, она внимательно смотрит на детей, а они честно в неё влюблены.

«Дети — не фарфоровые пупсики, — сказала Марсём. — Они люди. И, как люди, вызывают в нас самые разные чувства. Нам может быть с ними хорошо, а может быть — противно. Мы хотим, чтоб было интересно. В этом наша учительская корысть. Наш разумный эгоизм. Но вопросы профессионализма не связаны с любовью».


4. «Дневник директора школы» Александра Попова

Александр Евгеньевич — директор физико-математического лицея № 31 города Челябинска. Директор действующий и мощный. Он знает, как разговаривать не только с учениками, но и с учителями. Его лицей знаменит, а он — настоящий педагог. Однажды Александр Евгеньевич начал вести дневник и уже не смог остановиться.

«2 октября. В школах могут висеть портреты политиков, но в детском возрасте. В нынешнем виде они не имеют никакого отношения к образованию. Суббота».

«13 октября. Часто слышу, что дети не читают классику. А вы её запретите, изымите с полок. Главное — сами читайте втихаря. Результат не заставит долго ждать. Среда».

«7 апреля. Каждое утро, ещё до всех, беру ключи от классных комнат и иду писать на черных досках белым мелом волшебное слов „Жить!“ Четверг».


5. «Начальник» Евгения Гришковца

Владимир Лаврентьевич, или Влдимр Лаврентич — преподаватель кружка фотографии. Дети зовут его Начальником, мечтают о том, чтобы он величал их «дядями», вместе ходят в закрытый клуб любителей сложного кино и пьют чай в каморке. Владимир Лаврентьевич настоящий, честный, слегка суровый, но он любит свое дело, детей и готов делиться этой любовью.

«И первое достижение, какое у нас было в жизни — это то, что один азартный, весёлый, умный, взрослый человек называл нас «дядя». Он оказал нам доверие! Он доверил нам время своей жизни, своей надежды, свою профессию, свои представления о том, как и что… Если можно говорить об учителях… Если бы у меня спросили: «Был ли у вас учитель?» Я бы сказал: «Был».

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(2)
Комментарии(2)
Как комментировать отрывки?
для меня лучшие книги об учителях - это "Уроки французского" и "Тринадцатый подвиг Геракла".
Больше статей