Что должен знать учитель обществознания: от Моргенштерна до легалайза

Что должен знать учитель обществознания: от Моргенштерна до легалайза

Какие темы изучают на обществознании? Политику, экономику, права, законы, религию. То есть всё то, с чем мы сталкиваемся (или хотя бы о чем читаем в новостях) каждый день. Так почему же школьный курс обществознания так оторван от реальной жизни? Разбирается наш блогер, учитель Виктор Бормотов.

В социологии есть такой термин — аномия. Обозначает он расхождение между официально декларируемыми и реально работающими ценностями. Например, папа отчитывает ребенка за найденную у того пачку сигарет, после чего спокойно идет на балкон и закуривает. Дитя в недоумении! Чиновник, скажем, в марте говорит о вреде коррупции, а уже в сентябре его задерживают за «получение в особо крупных». В шоке уже весь народ!

На моем скромном участке образовательного фронта ситуация аномии очевидна. Согласно государственным стандартам, всяческим программам, приказам и т. д., ученики должны научиться «объяснять явления и процессы социальной действительности с научных позиций, анализировать реальные социальные ситуации». То есть формально заявляется весьма благородная и, на мой взгляд, первоочередная задача современного школьного курса обществознания.

Что на практике? Система стимулирует лишь к тому, чтобы ученик заучил штампованные фразы из учебников, а свободные дискуссии на действительно актуальные темы весьма ограничены.

Резон понятен. Мало ли чего там взбредет в голову зумерам и мало ли чего они там хотят обсуждать. Во что это выльется?! Как бы чего не вышло! Особенно это касается политических тем. Охранительный инстинкт бюрократии естественен и, наверное, непобедим. Поэтому гораздо безопаснее острые вопросы обходить, в качестве иллюстраций заданий и обсуждений брать примеры из истории, а не из актуальной социальной практики.

Но ведь проблема и состоит в том, что подростков (как и любого человека) волнует именно то, что его непосредственно окружает

Именно это, в первую очередь, каждый из нас стремится объяснить и понять. В том числе, конечно же, и с помощью теоретических знаний.

Социальные сети вот уже лет 15 являются нормой жизни, а ни в одном учебнике по обществознанию даже небольшой, посвященной им главы, так и не появилось. По крайней мере, я не встречал. А сколько школьников оказалось в лапах всяких вконтактных и инстаграмных мошенников, извращенцев и всякого рода иных преступников? Никто в школе не объясняет причины возникновения социальных сетей, правила их функционирования.

Сегодня в тренде ТикТок — еще одно порождение наступающего информационного общества. А ведь ничего сложного в том, чтоб увязать Даню Милохина с обществоведческими теориями, нет. Тот же Моргенштерн — отличный пример для иллюстрации такого понятия как «социальная роль» или описания социальной мобильности и ее факторов (нужно просто отбросить свои личные вкусовые пристрастия в музыке, ценностные оценки некоторых «опусов» вышеозначенного товарища).

Темы Навального и легалайза вообще табуированные. Ученик боится спросить, а учитель боится ответить. Но постойте. Мы же учим объяснять «явления и процессы социальной действительности с научных позиций». Так и давайте объясним с научных: деятельность Навального (безотносительно как к нему относиться) — пример оппозиции.

Вопрос легалайза одновременно является примером общественной дискуссии (почему в Европе разрешают больше, а у нас меньше) и юридического вопроса (статью УК РФ никто не отменял). Признаю, темы опасные и скользкие, грани весьма размыты. Тем не менее это очень интересует тех, кто подрастает сегодня. Не получив ответа в школе, куда они пойдут?

Рассказы о том, что школьники политизированы или вечеринки и музыка интересуют их больше, чем учеба, — миф. Другой вопрос в том, что именно подростки, с одной стороны, как никто чувствуют, что сегодня дает успех и является актуальным, а с другой — хотят получать знания именно в этих сферах. Как ни странно, когда я спрашивал своих учеников о том, что бы они реально хотели узнать из курса обществознания, они спросили — как правильно взять кредит и оплатить коммуналку. А в учебнике им про «командную» и «рыночную» системы.

Вывод: учитель обществознания должен быть внимательным к изменениям в общественной жизни, постоянно фиксировать теоретические новинки, объясняющие реальность. Учебные и методические пособия по предмету должны обновляться чаще. Только так обществознание может действительно стать предметом о жизни, а не мертвой дисциплиной, которую часто выбирают только для того, чтобы «полегче сдать ЕГЭ».

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Фото: Wikimedia Commons / Okras / CC BY-SA 4.0

Читайте также
Комментарии(2)
А кто-то может написать другой учебник обществознания? Сомневаюсь. Возьму для примера принцип принятия решений большинством. Почему я должен подчиняться большинству, если нарушены мои права? Ещё древние греки говорили о диктатуре большинства (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/38071-obsuzhdayem-popravki-v-zakon-ob-obrazovanii). Не случайно этот вопрос был в центре полемики Мартова и Ленина полтора века тому назад. Большевики победили, поэтому их принцип подчинения большинству в СССР называли демократическим, но такое понятие демократии прижилось только в нашей стране. Ленинский принцип демократического централизма привел к сталинизму, когда большинство поддерживало на своих собраниях расправу над теми, кто мог высказать иное мнение (на https://nashedelo.ru/a/kompetentnosti-i-sovet-roditelei можно увидеть пример одной из форм демократии). Закон об образовании обязывает воспитывать подчинению законам, не упомянув о правах личности. Уже здесь заложена аномия. Поэтому мечта о другом учебнике утопична. Вот ещё примеры о подмене понятий в системе образования https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/90624-russky-za-ramkami-yege
К счастью, в России обществознание в школе изучают.
Больше статей