Образование в тупике: как мы пришли к этому и что мы можем изменить

Образование в тупике: как мы пришли к этому и что мы можем изменить

82 191
12

Образование в тупике: как мы пришли к этому и что мы можем изменить

82 191
12

В сентябре 2007 года страна окончательно перешла на двухуровневую систему образования: отдельно — бакалавриат, отдельно — магистратура. К чему это разделение привело и как сказалось на ещё одной образовательной ступени — аспирантуре? Об этом наш блогер Вадим Мелешко поговорил с Владимиром Собкиным, руководителем Центра социологии образования Института управления образованием РАО.

Про бакалавриат

Я к этому нововведению отнёсся с большой долей скепсиса: что такое бакалавр, например, по психологии? Что он может делать? Это лаборант, что ли? Специалитет — там все понятно, получил диплом — и ты специалист: либо практически работаешь, либо двигаешься по академической траектории, защищаешься.

С другой стороны, двухуровневость связана с тем, что в мире быстро меняющийся социально-экономический контекст дает возможность сделать паузу, понять, правильное ли направление ты выбрал, и если нет, поступить в магистратуру по другому профилю. Это повышает профессиональную мобильность, дает возможность сделать перерыв, чтобы встать на ноги и освоить программы магистратуры более осмысленно.

В СССР была система СПО, которая отчасти решала эту проблему: можно было окончить техникум, поработать на производстве и лишь потом поступить в вуз. Или не поступать. Система была подвижна, там не было тупиков. А сейчас, на мой взгляд, бакалавриат — это именно тупик, из которого есть только один выход — в магистратуру.

Бакалавр — своего рода недоспециалист, который обладает заметно более низким уровнем подготовки

Наверное, некоторым достаточно и степени бакалавра. Но что делать другим? Конечно, то, что мы имеем, напрямую связано с идеологией непрерывного образования. Меняется структура профессиональной деятельности, рынок требует постоянного обновления базы знаний и умений, нужно постоянно учиться.

Например, в системе образования нормативно закреплено требование к повышению квалификации, для этого и была создана система ИПК. В других сферах то же самое — каждая уважающая себя компания весьма пристально следит за тем, чтобы ее сотрудники постоянно учились, овладевали новыми технологиями и подходами. Тем более что сейчас через интернет сделать это значительно проще. Можно прослушать курс в одном вузе, а другой зачтет это. Подобная практика стала вполне обычной.

Про аспирантуру

Аспирантура сегодня — третий уровень образования. Учащиеся аспирантуры теперь не обязаны защищать кандидатскую диссертацию и делать диссертационные исследования. Но выпускная работа (например, научная статья), которую теперь требуют от аспиранта на выходе — это вовсе не то же самое, что диссертация. А ведь раньше именно она была оценкой эффективности деятельности аспирантуры. Сейчас — нет.

И если раньше оканчивали аспирантуру порядка 80% поступивших, то сейчас это количество снизилось до 30%. Учащиеся в какой-то момент прекращают обучение, забирают документы и уходят. А если судить по количеству выпускников с защитой, то тут еще более заметное падение: в конце 90‑х таковых было порядка 33%, а в 2017 году — около 10%.

Из тех, кто поступил за последнее десятилетие в аспирантуру, лишь каждый десятый становится кандидатом наук

А теперь давайте вспомним про цели и задачи аспирантуры. С одной стороны, это необходимый уровень образования. С другой — само современное образование требует наукоемкости и культуроемкости организации процесса обучения и воспитания. Но откуда возьмутся результаты, если налицо такой провал подготовки высококвалифицированных специалистов? И кто придет в науку, если количество желающих заниматься ею снизилось столь заметно?

Что касается мотивов, то мы задавали вопрос: «Что побудило вас поступить в аспирантуру?» Были даны следующие ответы: желание продолжить обучение в профессии, желание самореализоваться в качестве ученого, престиж ученой степени, совет преподавателя, желание не покидать университетскую среду, советы родителей и так далее. Желание молодого человека поступить в аспирантуру определяет блок «самореализация — продолжение образования — престиж степени — совет научного руководителя».

Зачем учителям аспирантура

Без серьезного научного обоснования никакая серьезная инноватика невозможна. И высшее образование как раз призвано помочь сформировать у студентов научное мышление, что вряд ли можно ожидать, например, от уровня современного бакалавриата. Умение грамотно работать с наукоемкими педагогическими технологиями важно для каждого учителя, но что ему может дать бакалавриат?

Чтобы создавать новые образовательные программы, нужно иметь соответствующий уровень подготовки, тут мало просто взять типовую программу и одни слова заменить на другие. И уж тем более, чтобы вводить в школьный курс новые предметы, мало просто желания, тут нужно опираться на серьезные научные исследования. А кто сейчас этим занимается, вы слышали об этом?

Мы зациклились на новых информационных технологиях, но почему-то забыли о проблемах социализации, о появлении принципиально новой информационной среды, окружающей ребенка. Мы не понимаем механизмов взросления, не учитываем сдвиги в дошкольном воспитании, забываем тот факт, что сегодня женщины рожают детей в более старшем возрасте, чем было раньше.

Мы также упускаем из поля нашего внимания, что современных детей больше не воспитывают бабушки, как это было раньше

И те методы работы с семьей, которые были актуальны в 70-е, 80-е, 90-е годы, уже неактуальны и требуют существенной коррекции. Плюс проблема бедности, неравенства и социального расслоения в обществе — все это требует не эмоционального обсуждения, а весьма трезвого научного подхода, длительного и серьезного изучения, если, конечно, мы хотим что-то получить на выходе.

Сегодня все больше и больше говорят про так называемый человеческий капитал. В педагогике этот термин почему-то не принято использовать, стыдно об этом говорить, но на самом деле это очень важно. Потому что те базовые способности, которые человек приобретает на разных уровнях образования, то содержание, которое он приобретает, укладывается в это понятие. И хорошо, что люди это понимают, иначе бы они не шли в аспирантуру.

В сфере образования типичный ответ на вопрос, что главное в педагогике, — любовь к детям. С одной стороны, можно сказать, что это какая-то отговорка, общие слова, с другой — это глубинный момент, когда понимание ребенка и особое отношение к нему являются обязательным аспектом педагогической позиции. Это очень важно для гуманистической педагогики. И эти моменты гармоничного развития наблюдаются у тех, кто идет в аспирантуру, связанную с образованием, что тоже можно считать важным ценностным ориентиром.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Иллюстрация: Shutterstock / OneLineStock.com

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(12)
Подписаться
Комментарии(12)
Я не уловила что собрался изменять руководитель Центра социологии образования Института управления образованием РАО. Но сложилось впечатление, что он вообще не очень понимает о чем речь. Почему «бакалавр недоспециалист»? Бакалавр — степень с которой человек может заниматься практической деятельностью, имея профессиональную подготовку. Бакалавр по психологии вполне может работать в школе психологом, в службе персонала и т. д. Магистратура — более высокий уровень профессиональной подготовки, уже со специализацией, аспирантура — исследовательская работа. В чем вообще проблема? Зачем для непрерывного образования надо получать формальные степени?
Может, аспирантуру не все заканчивают, т. к. не видят в этом необходимого для себя, т. к. это обучение ничего не дает?
Может дело не в том, что болонская система не правильно устроена, а в том, что программы в ВУЗах несколько странные, раз за 4 года обучения в бакалавриате получается «недоспециалист? Может дело не в форме, а в содержании и качества образования? Российская Академия Образования имеет Институт управления образования, а при нем Центр социологии образования — не много ли людей, занимающихся управлением? Может из-за этого с качеством не очень?
Господин Собкин работает в ИУО РАО под министерством Просвещения, а не Минобрнауки. Так что разговор с ним напоминает обычные кухонные разговоры. А господину Мелешко рекомендуем выбирать более компетентных специалистов по теме постов.
4 года обучения и бакалавр недоспециалист, а заплатили бабло год магистратуы и спец высшего уровня.
Что-то я вообще не поняла что хотел сказать автор…
Не вы одна такая)))
Показать все комментарии
Больше статей