Написать в блог
«Скидываю „школьную форму“ и облачаюсь в тёртые джинсы. Бегу в магазин»

«Скидываю „школьную форму“ и облачаюсь в тёртые джинсы. Бегу в магазин»

История преподавателя, которому было не стыдно подрабатывать грузчиком, но было стыдно получать маленькую зарплату в вузе
7 005
2

«Скидываю „школьную форму“ и облачаюсь в тёртые джинсы. Бегу в магазин»

История преподавателя, которому было не стыдно подрабатывать грузчиком, но было стыдно получать маленькую зарплату в вузе
7 005
2
Фрагмент картины Василия Перова «Учитель рисования»

Репетитор по обществознанию Александр Чернышёв рассказывает, как ему приходилось выживать во время работы в вузе. Тогда его зарплата старшего преподавателя была меньше зарплаты грузчика в магазине.

Один день 2013 года

Вот ещё один день прожит. Он был насыщен делами и впечатлениями. Новые ощущения дарят студенты колледжа. Вчерашние девятиклассники, будущие строители, знакомились с новым преподавателем и новым старым предметом — обществознанием. Опасался детсадовской реакции: шуточек, скабрезностей, похихикиваний, привычных в подростковой среде. И был приятно удивлён, увидев реальную готовность распутывать «гордиев санузел острейших нынешних проблем».

— Александр Юрьевич, — спрашивает один первокурсник, — как вы относитесь к национализму?

— Национализм бывает разный, — отвечаю. — Есть национализм угнетённой нации, борющейся за своё освобождение. Таковым был национализм индийцев, героически сражавшихся против английских колонизаторов. Этот национализм прогрессивен. Другое дело: национализм господствующей нации, принижающий меньшие нации. Это шовинизм. Спесивый, жадный, невежественный.

И привожу пример:

— Заметил я с печалью, что многие студенты явно не в ладах с родным русским языком, а то и читают по слогам. Наверно, вы знаете, что сегодня приезжающие в Россию и желающие в ней остаться сдают экзамен по русскому языку. Уже сейчас среди них высокий спрос на репетиторов по русскому. Эти люди хотят говорить и читать не на родном, на чужом языке. Представьте, что после этих занятий многие из них будут писать по-русски грамотнее их русских сверстников. Как поведут себя, так сказать, коренные русские? Если агрессивно, защищая свое невежество от «понаехавших тут», такой национализм коренной нации мне отвратителен.

Тешу себя мыслью, что заинтересовал. Время покажет…

Отведя три пары, рванул к ученице, готовящейся к ЕГЭ, разбирать задания по теме «Мировоззрение». Интересная девочка. Собирается учиться на политолога. Уже сейчас разглагольствует не хуже иного российского политика.

— Вы за кого, — спрашиваю, — за «левых» или за «правых»?

— А я не могу понять, какая между ними сегодня разница, — отвечает она…

За урок заплатила 600 рублей. Ноги в руки и домой. Наскоро перехватываю сваренный женой суп. Бегло отвечаю на вопрос младшенького:

— Ты опять на лаботу, папа?

— Опять, опять, сынок…

Артём демонстрирует обновы. Мама купила сыну демисезонную одёжку.

— Это на деньги, заработанные папой в магазине, — зачем-то сообщает она ему.

Я скидываю «школьную форму» и облачаюсь в тёртые джинсы. Бегу в магазин.

— Здравствуйте, — обращаюсь к товароведу Эле, — помощь нужна?

— Она всегда нам нужна, — приветливо улыбается Эля.

Я накидываю поверх кофты фирменный красный жилет, шмыгаю простуженным около холодильников носом и выкатываю в торговый зал телегу с товаром…

Что в итоге? Ушёл на работу к девяти утра, вернулся домой в десять вечера. Завтра — воскресенье. Меня ждут в магазине на разгрузку машины. Ещё — готовиться к очередным парам, проверять егэшные тесты учеников и формировать новые.

Заработал за день: 120 на 6 = 720 +600+ 280=1600 рублей. Из которых 1000 за 10 (десять!) часов.

Подумалось непроизвольно: не важно, кто ты в этом мире, важно только, сколько ты стоишь

А в это время полиция поймала высокопоставленных чиновников Пенсионного фонда РФ на взятке в 3,5 миллиона рублей в Москве. Что ж, у каждого из нас свой путь в этой жизни…

Год спустя…

На лето я снова устраиваюсь в ту же торговую сеть работать на часы. Как и в прошлом году часовая оплата осталась на прежнем уровне — 69 рублей. Я говорю девочкам-кадровикам:

— Мне удобно подрабатывать в магазинах вашей сети: поработал, заработал и тут же отоварился, не надо больше никуда бегать. Но, извините, за год насколько выросли цены в ваших магазинах? Значит, я буду работать также, а жить фактически хуже.

Девочки пожали плечами: мол, ну что делать… Коллега по временному персоналу называет нас не иначе как местными гастарбайтерами.

Пришёл я сегодня на отработку в очередной магазин сети. Девочки-продавцы сразу пристали: переходи, мол, в штат. У нас в смене мальчика на выгрузке нет. Работа спокойная, всего восемь телег и четыре бокса, график два через два и 24 тысячи в кармане. «Мальчик» стоит, молчит: знали бы они, кого «учат». А они напирают: у тебя что, зарплата по основному месту больше? Я говорю: меньше, иначе бы не подрабатывал. Но ведь я высшее образование получал.

— Да я тоже юрист, — говорит одна. — Но мне без разницы, какое образование, лишь бы платили. Не за десять тысяч ведь работать.

Я стойко молчу: они не знают, какую зарплату мне родная академия платит, поэтому шабашить приходится до упора.

— А тут ты эти деньги без шабашек заработаешь, — твердит напарница.

Перед сентябрём ищу подработки на новый учебный год. В трёх колледжах мне предложили по полторы-две ставки. И… 10-13 тысяч в месяц! Проклятье!

Одно из двух, думаю я. Или это ненормальная ситуация в нормальной стране. Так сказать, сбой в системе. Тогда нужно менять ситуацию. Это проще и лучше. Или я живу уже в ненормальной стране, где подобное стало в порядке вещей. Это хуже, ибо с этим смирились даже многие мои коллеги по профессии, судя по комментариям на форумах. Остаётся попытаться изменить страну. И сделать это лучше, как ни парадоксально, оставаясь в своей профессии, вместе со своими детьми, учениками и студентами. То есть с будущим нашей страны.

Так что, выдержав атаку девочек-продавцов, я сейчас сижу и готовлюсь к урокам. Вот это нормально! Двум богам служить нельзя, сказал профессор Преображенский, в Большом пусть поют, а я буду оперировать. То есть учить. И никаких разрух… Поработав грузчиком в магазине, я понял одну вещь: унизительно не то, что работаешь не соответственно своему уровню, образованию, а унизительно зарабатывать меньше этого уровня квалификации и ответственности. Потому за такие деньги я не приду работать в школу или в вуз, будет трудно с деньгами — снова вернусь на «шабашку». Там за такие деньги моего интеллектуального потенциала не потребуют, а для государственной системы образования он, получается, слишком мало стоит.

И всё-таки труд отупляющий, изнуряющий, не соответствующий квалификации, не достойно вознаграждаемый, исполняемый по нужде, не может вызывать уважения.

Удивительно, но когда я рассказал эту историю на форуме одной учительской социальной сети, похоже, я был единственный, кто считал эту ситуацию ненормальной

Действительно, не на баррикады же идти? Лучше уж в грузчики. Хотя, как знать, как знать…

Бзик, который у меня возникал поначалу, а вдруг меня увидят коллеги по кафедре или студенты. Потом, вспоминая, как в 90-е моя коллега по школе мыла полы после уроков, я этот комплекс отбросил.

Больше всего боюсь не мнения студентов, коллег, начальства по этому поводу. Но стыжусь, что вырастут дети и назовут меня неудачником, который из-за своей профессии не смог обеспечить материального благосостояния семьи. Вот это будет удар!

Октябрь 2017 года

Я — зарегистрированный индивидуальный предприниматель, репетитор по истории и обществознанию. Я не работаю больше нигде по найму. Я — фрилансер. Я сам набираю учеников. Я только учу. Учу всех желающих, со всех уголков России, спасибо новым технологиям. Я занимаюсь любимым делом. Я надеюсь, что больше не вернутся времена, когда придётся снова думать, где бы ещё подшабашить.

У прозаика Глеба Шульпякова прочитал, как будто про себя:

«Я был дворником и сторожем, мыл полы и убирал посуду, выгуливал чужих собак и выгребал чужой мусор. Торговал в переходах и чистил картошку. Но я никогда не относился к этому как к личной трагедии. Как к неудаче. Как к чему-то унизительному. Из ситуации требовался выход, и если этот выход заключался в мытье полов — я мыл полы. И вот неожиданно то, что не было запрограммировано, что казалось случайным — и стало дорогой к самому себе…»


Сегодня в переходе мне вручили газетку с вакансиями. Взял из любопытства. Узнать, есть ли в октябре вакансии в школе?

Бросилось в глаза: администратор на ресепшн — 25 тысяч, с 10 до 18. Мойщица в кафе — 16 тысяч. А вот и учителя… Гм, 15 тысяч, 20 тысяч. Стало стыдно. Газетку выбросил.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(2)
Комментарии(2)
Соглашаясь во многом, решил подкорректировать точку отсчета. 1. Национализм различен в разных исторических эпохах. В эпоху глобализации националисты отгораживаются от внешнего мира при низкой конкурентоспособности (к примеру, ограничение импорта для защиты отечественного предпринимателя). 2. Интернет позволяет дават...
Показать полностью
Замечательный текст, спасибо, автор!
Больше статей