«Мы отсудили ребёнка у родной матери». Анонимная история одной приёмной семьи
«Мы отсудили ребёнка у родной матери». Анонимная история одной приёмной семьи
«Мы отсудили ребёнка у родной матери». Анонимная история одной приёмной семьи

«Мы отсудили ребёнка у родной матери». Анонимная история одной приёмной семьи

От редакции

1

11.08.2022

Изображение на обложке: Tomsickova Tatyana / Shutterstock / Fotodom

Недавно в соцсетях все обсуждали новость: пятилетнюю девочку изъяли из приёмной семьи, в которой она жила с рождения, потому что биологические родители заявили о правах на неё. Такие истории действительно порой случаются с усыновителями, и за детей им приходится бороться. Мы записали монолог мамы двоих приёмных сыновей. Ради одного из мальчиков семье пришлось пройти через суды с его родной матерью.

«Если не мы, то кто?»

Мы увидели анкету Миши (имена героев истории изменены. — Прим. ред.) в федеральной базе детей-сирот. Нас, конечно, смутило, что у него была только возможность опеки, потому что мать не была лишена родительских прав, но мы всё равно решили познакомиться с ним. Первая встреча прошла при психологе и социальном педагоге в доме малютки. Мы просто посмотрели на Мишу и немного поиграли в мячик. Во время второй встречи мы устроили уже небольшую совместную прогулку. Мише тогда было почти два года.

О биологических родителях Миши мы знали всё: дом малютки не имеет права такое скрывать. Мать достаточно молодая, ей чуть больше 30. У неё трое детей, в отношении старших её лишили родительских прав, они живут с отцами. Миша остался один в три месяца, потому что его мать попала в тюрьму (и биологический отец, по её словам, тоже). Матери дали внушительный срок — семь с половиной лет. Её вынудили работать, чтобы вычитать из зарплаты алименты. В своих письмах она писала, что все в её окружении были против этого ребёнка.

Мы до сих пор не понимаем, как мы приняли решение взять Мишу, зная историю его семьи. До нас от него отказались четверо кандидатов в приёмные родители — именно из-за того, что биологическая мать не была лишена родительских прав. И мы понимали, что если не мы, то вряд ли его кто-то возьмёт. Наверное, именно этот момент нас и подтолкнул.

Мы, конечно, переживали из-за потенциальных проблем с биологической матерью, но 8 ноября 2019 года мы взяли Мишу к себе и с тех пор ни разу не пожалели об этом.

Анна Нерубенко, юрист: «Даже когда ребёнок находится в приёмной семье, биологические родители могут претендовать на него. Если семья хочет усыновить ребёнка из детского дома (но его родители не лишены родительских прав), сначала следует получить согласие от родителя на усыновление и дождаться истечения полугода непроживания ребёнка с родителями по неуважительным причинам. Можно также обратиться в орган опеки: он поможет лишить родителей родительских прав при наличий веских оснований. Но даже лишённые родительских прав родители могут их восстановить в судебном порядке — все случаи рассматриваются индивидуально».

«Дело заранее называли провальным»

Первые дни Миши дома прошли как в сказке, как в самом лучшем сне. Мы с мужем даже успели немного расслабиться: мы думали, что так будет и дальше, но этот медовый месяц, про который знают все приёмные родители, длился лишь несколько дней. Затем началась адаптация: Миша заболел, появились первые сложности, мы стали потихоньку привыкать друг к другу.

Примерно год назад мы начали искать адвоката, чтобы уладить вопрос с биологической матерью. Никто не брался за наше дело, все заранее называли его провальным. Нам говорили, что ничего не получится и мы никогда не отсудим ребёнка у женщины, которая не лишена родительских прав. В конце концов мы нашли адвоката, который согласился «попробовать всё, что в его силах».

Мы не знакомы лично с биологической матерью Миши — общались только по переписке. Очень сложно читать письмо, начинающееся со слов: «Здравствуйте! Это мама Мишеньки». Когда она спрашивала нас о чём-то, мы отвечали, но когда мы интересовались её жизнью, она ничего не рассказывала. У меня создалось ощущение, что её больше интересовала наша личная жизнь, чем её ребёнок. Она спрашивала, кто мы такие, кем мы работаем, сколько у нас детей, сколько лет мы прожили в браке, первый ли это брак для каждого из нас. Тогда мы перестали отвечать: обстановка и без допросов была достаточно нервной из-за работы с адвокатом.

Мы подали иск на лишение родительских прав. Мы знали, что нам обязательно нужно отсудить Мишу: его мать вела, что называется, аморальный образ жизни. Родительских прав в отношении двух старших детей её лишили бывшие сожители, отцы. Женщина не работала и мигрировала по России, определённого места жительства у неё не было. Она не стояла на учёте по беременности, пренебрегала своим здоровьем и здоровьем ребёнка. К тому же она не просто так попала в места лишения свободы. Мы понимали, что она непростой человек и, когда выйдет из тюрьмы, может претендовать на ребёнка.

Анна Нерубенко: «Лишение родительских прав производится в судебном порядке, суд исходит из обстоятельств дела и мнения опеки. Согласно 69-й статье Семейного кодекса РФ, родителей могут лишить родительских прав, если они:

  • уклоняются от выполнения родительских обязанностей или злостно уклоняются от алиментов;
  • без уважительных причин отказываются взять ребёнка из роддома, медицинской, образовательной организации, организации социального обслуживания или аналогичной организации;
  • злоупотребляют родительскими правами;
  • жестоко обращаются с детьми (например, применяют к ним физическое или психическое насилие, покушаются на их половую неприкосновенность);
  • являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией;
  • совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей, другого родителя, супруга (в том числе не являющегося родителем детей) либо против жизни или здоровья иного члена семьи.

Подать заявление на лишение родительских прав может один из родителей, человек, который его заменяет, прокурор. Заявление также может быть написано и от организации, которая охраняет права несовершеннолетних детей (это органы опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних, организации для детей-сирот). Опекуны заменяют ребёнку родителей — поэтому они также могут подать заявление на лишение родительских прав».

«Наконец-то мы заживём спокойно»

Судебные разбирательства проходили онлайн и длились полгода. 27 октября 2021 года прошло первое заседание — тогда мы впервые по видеосвязи увидели биологическую мать Миши. Она говорила, что освободится, устроит личную жизнь, заберёт сына. На вопросы о том, где она собирается жить с ребёнком, сначала ничего не отвечала, а потом сказала, что планирует жить у сестры — у той самой, которая отказалась от опеки над Мишей ещё до того, как он попал в детский дом. Когда органы отправились на проверку по адресу, который указала Мишина мать, они обнаружили там совсем других людей, которые ни о чьей сестре не слышали.

Я стараюсь верить в лучшее в людях и убеждаю себя, что биологическая мама Миши не пыталась нас обмануть. Однако в официальном постановлении сказано, что никакой сестры в квартире не было. Нам было тяжело, заседаний становилось всё больше, они часто переносились. Мы настояли, чтобы Мише провели судебно-психологическую экспертизу. Она была нужна, чтобы показать: ребёнок привязан к нам и расставание будет травмой, а мать он даже не помнит. Экспертиза подтвердила нашу гипотезу.

Сейчас наши судебные разбирательства закончились — суд вынес решение в нашу пользу. У биоматери был срок на апелляцию, но она не подала на неё. Она не оспаривала решение, и оно почти спустя два месяца вступило в законную силу. Теперь она лишена родительских прав.

В ближайшем будущем мы рассчитываем усыновить наших мальчишек. Чтобы усыновить Мишу, нужно подождать полгода с момента вступления решения в законную силу. У Миши и его брата будет наша фамилия и отчество моего мужа, мы поменяем документы и наконец-то заживём спокойно, без судов, разбирательств и угроз. Мы не будем переживать, что нашего сына могут в любой момент забрать, — это самое главное. Мы мечтали об этом с самого первого дня, когда забрали Мишу домой. А если Миша когда-нибудь захочет пообщаться с биологическими братом и сестрой, мы не будем мешать, только поддержим его.

Анна Нерубенко: «Отменить усыновление ребёнка только по желанию биологических родителей невозможно — для этого должны быть веские основания, указаны они в ст. 141 Семейного кодекса РФ. Усыновление может быть отменено в случаях, если усыновители уклоняются от выполнения возложенных на них обязанностей; злоупотребляют родительскими правами; жестоко обращаются с усыновлённым ребёнком; являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией. Отмена усыновления производится опять-таки в судебном порядке. Суд вправе отменить усыновление ребёнка и по другим причинам — исходя из интересов ребёнка и с учетом его мнения».

Изображение на обложке: Tomsickova Tatyana / Shutterstock / Fotodom
Комментарии(1)
Как нет комментариев?! Только что оставила.
Больше статей