Американский Макаренко: история педагога и философа Джона Дьюи — он хотел, чтобы школа учила не только по книгам

Американский Макаренко: история педагога и философа Джона Дьюи — он хотел, чтобы школа учила не только по книгам

Анастасия Никушина

25.10.2021

162 года назад родился американский философ-прагматист Джон Дьюи. Но больше, чем для философии, Дьюи сделал для педагогики. Он выстраивал образовательную систему в Мексике, гостил в Москве в годы НЭПа и во многом сделал школу такой, какой мы знаем ее сегодня.

Шотландская литература и рыбалка

Джон Дьюи родился 20 октября 1859 года в семье мещан Арчибальда Дьюи и Люсины Артемизии Рич в небольшом городке Берлингтон, штат Вермонт (США). Мальчик был четвертым сыном в семье.

Отец не возлагал особых надежд на младшего сына. Джон был страстно привязан к отцу и во всем хотел походить на него. Позднее он будет делать особый акцент именно на своей голландской крови, передавшейся от отца: «Я должен признаться, что я скорее голландец, чем англичанин. <…> В наших кругах есть два выражения — „трудолюбивый, как Дьюи“ и „никто не может напоить Дьюи“».

Но между мальчиком и Арчибальдом всегда была дистанции: Джон родился спустя 40 недель после смерти своего старшего брата, в честь которого его и назвали. Джон-старший заживо сварился в раскаленном масле.

Отец всегда помнил о трагедии и держал дистанцию между собой и младшим сыном

Впрочем, именно Арчибальд показал Джону и его братьям английскую и шотландскую литературу, которую страстно любил: вместе отец и сыновья читали Вальтера Скотта, Джейн Остин и других легендарных авторов начала XIX века. На этом, впрочем, вклад Арчибальда в образование мальчиков заканчивался.

Обучением Дьюи и его братьев занималась их мать. Строгая женщина, Люсина была набожной кальвинисткой с четкими моральными принципами. Она поставила себе целью вырастить исключительно воспитанных, образованных юношей. Братья Дьюи посещали местные школы и прилежно учились, готовясь к поступлению в местный университет.

Впоследствии Дьюи плохо отзывался о своем школьном образовании: о двух школах, в которых ему довелось учиться, он вспоминал без удовольствия.

В первом учреждении в классах было по 54 человека, ученикам было от 7 до 19 лет

Вторая школа, куда Дьюи пошел после пятого класса, ассоциировалась у него с одним учителем, мистером Холси, который постоянно говорил: «А на этот счет имеется правило». И такой подход тоже был не по душе будущему философу

Несмотря на прохладное отношение к школам, учился Джон хорошо. Но куда большее удовольствие он получал, когда отправлялся с отцом в походы по местным лесам, ходил на рыбалку и охоту. В 11 лет Джон начал работать. Он разносил газеты, получая при этом 1 доллар в неделю. В итоге Дьюи понял: вся жизнь человека может быть для него школьным классом, пространством для обучения.

От чтения — к публикациям

Университет Вермонта, куда Дьюи поступил, едва отпраздновав шестнадцатилетие, был одним из старейших колледжей Новой Англии.

Вермонтский университет считался настоящим центром науки и образования, особенно в области философии; он соревновался с Гарвардом и Йелем, но по сравнению с современными университетами не был даже факультетом. Восемь профессоров преподавали там классику, риторику, моральную философию, политэкономию, естественные науки, математику и современные языки всего сотне человек.

Университет Вермонта. Фото: New York Public Library

Дьюи с интересом посещал лекции по психологии, этике и логике, но больше всего любил проводить время в библиотеке, насчитывавшей в своем собрании 16 тысяч томов. По библиотечным записям можно судить о ранних интересах Дьюи: «Демократия в Америке» (политика) и первый том «Журнала спекулятивной философии», название которого говорит само за себя.

Дьюи окончил университет с философским дипломом. Отпраздновав двадцатилетие, он отправился работать в частную среднюю школу в городке Ойл-Сити. Директором была его двоюродная сестра, так что никаких лишений молодой педагог не испытывал.

Джон Дьюи в молодости. Фото: Wikimedia Commons / Vampire285 / CC BY-SA 4.0

Он получал 40 долларов в месяц, преподавал латынь, алгебру и естественные науки, а все свободное время проводил за занятиями современной философией, что привело к написанию статьи «Метафизическое восприятие материализма», первой в обширной библиографии Дьюи.

Текст опубликовали в «Журнале спекулятивной философии» — том самом, который Дьюи недавно сам брал в библиотеке. В ответном письме редакции автору рекомендовали продолжать занятия философией. Тогда Дьюи решил посвятить ей всю свою жизнь.

Философы, «настоящие» и не очень

Определившись с целью, Джон принялся искать верное место для обучения. Вскоре он принял решение поступать в только основанный частный Университет Джона Холла, где столкнулся с тремя профессорами философии: Стэнли Холлом, Джорджем Моррисом и Чарльзом Сандерсом Пирсом — создателем прагматизма.

Пирса, который впоследствии станет философом, определившим американскую мысль всего XX века, Дьюи считал автором устаревшим. Тем не менее студент посещал «Метафизический клуб», организованный Пирсом.

Там в ходе оживленных дискуссий ученики помогали профессорам отточить свои идеи

Дьюи понял: идея не может быть создана одним человеком. Она целиком зависит от сообщества, которое ее распространяет. На кружке Дьюи нередко критиковал Пирса, хотя 30 лет спустя он признавал, что из всех профессоров Университета Джона Холла именно Пирс оказал на его философию наибольшее влияние. «Что всегда было характерным для Дьюи, так это то, что он вбирал в себя много нового, медленно отсеивал услышанное, классифицируя свои идеи и тщательно приходя к пониманию себя», — анализировал эту ситуацию биограф Дьюи Джей Мартин.

Чарльз Сандерс Пирс. Фото: Wikimedia Commons

В качестве научного руководителя Дьюи предпочел Морриса, которого считал единственным «настоящим философом» на кафедре. Тот интересовался метафизикой и теологией, был поклонником Канта и Гегеля. С Моррисом Дьюи написал диссертацию «Психология Канта». Покинув университет, Джон Дьюи занялся собственной философией, позднее ставшей частью философии прагматизма — той самой, которую основал Чарльз Пирс.

Джордж Моррис

Итальянец Сабино и еще шестеро детей Дьюи

Получив докторскую степень в Университете Джона Хопкинса, Дьюи стал доцентом Мичиганского университета. Там он встретил свою будущую жену — Гарриет Элис Чипман. Свадьбу решили не откладывать: молодожены обручились в 1886 году — чуть больше чем через год после знакомства.

В браке с Гарриет Джон стал отцом шестерых детей. В родительстве он оказался воплощением стереотипа о сумасбродном профессоре, который едва ли может уследить за детьми: на прогулке с ребенком Дьюи мог забыть о коляске, продолжив прогулку без нее, и нередко засыпал, когда оставался присматривать за дочерьми и сыновьями.

Но при этом детей он любил до безумия. Своего первенца Фредерика Арчибальда философ называл не иначе как «дорогой мальчик Фредди», души не чаял в дочках, а больше всех обожал сына Морриса, родившегося в 1892 году. К несчастью родителей, мальчик умер от дифтерии, которой заразился во время поездки в Милан. Через 12 лет Дьюи потерял еще одного сына, Гордона: он отравился во время путешествия в Европу.

Гарриет с сыном Гордоном

Возможно, именно смерть двух сыновей Дьюи определила судьбу одного юного венецианца. Во время очередной поездки в Италию Джон увидел на улице хромого, но веселого и миловидного мальчика, кажется, ровесника умершего Гордона. Итальянец играл со своим братом и, несмотря на хромоту и болезненную худобу, радовался жизни. Обедавшие в пиццерии супруги Дьюи подозвали мальчика — его, как оказалось, звали Сабино — а вскоре уже говорили с его матерью об усыновлении.

В итоге мальчик стал полноценным членом семьи Дьюи, а одному из братьев Сабино, оставшемуся в Италии, философ оплачивал курсы музыкального образования.

Прогрессивная педагогика

Гарриет была не только супругой, но и лучшей коллегой Дьюи. Еще начиная работать в Мичиганском университете, Джон задумывался над прогрессивной реформой образования: он хотел сделать так, чтобы дети учились не по книжкам, а через действие. Университеты, в которых преподавал Дьюи, менялись, но его желание поменять сам институт школы оставалось.

Окончательно философия педагогики Дьюи сформировалась, когда он возглавил факультет философии, педагогики и психологии Чикагского университета — философ преподавал там с 1894 по 1904 год. Там же в 1896 году Дьюи вместе с женой открыл экспериментальную «Лабораторную школу», которую сначала посещали только 16 учеников.

Джон Дьюи в 1902 году. Фото: Wikimedia Commons

Главное нововведение Дьюи — исследовательский метод, который требовал от детей изучения конкретных проблемных ситуаций из реальной жизни. Дети должны были организовывать совместные дискуссии, выдвигать гипотезы и опираться не столько на учебники, сколько на самостоятельно найденный материал из разных областей знания. Ученики при этом работали не поодиночке, а в группах. Индивидуальные задания тоже были — чаще всего на самооценку и взаимооценку.

«Лабораторная школа» была местом подготовки к взрослой жизни. В здании располагались не только классы, но и мастерские для столярного и гончарного дела, обработки металла. Была небольшая кухня, место для печати и переплета книг и небольшой сад. Дети работали в этих зонах не на переменах: в школьном расписании были уроки ручного труда.

Учителя и дети были равны в своих правах и общались друг с другом уважительно. Физические наказания в классах не допускались

Философ вспоминал, как еще в начальных классах видел страшные сцены: «Возможно, вам будет интересно с точки зрения педагогики знать, что мне удалось встретить учительницу, которая практически каждый день избивала ученика линейкой по руке и иногда сыромятной плетью по телу. Однажды она и несколько мальчиков постарше подловили прогульщика на улице, и она задала ему такую трёпку, что изуродовала его на всю оставшуюся жизнь».

Школа Дьюи действительно стала лабораторией. Философ смог подтвердить несколько гипотез, касающихся детской психологии. Он смог обозначить три периода развития ребенка в начальной школе: от 4 до 8 лет, когда ребенку стоит давать моторную активность; от 8 до 12 лет, когда ребенок может (и хочет!) проводить первые исследования; к 13 годам ребенок уже может выбрать специализацию.

«Лабораторная школа» Дьюи. Фото: University of Chicago Laboratory School

«Лабораторная школа» закрылась в 1904 году, когда президент Чикагского университета уволил Гарриет. Дьюи сразу же покинул свою должность и перешел в Колумбийский университет, где и преподавал вплоть до выхода на пенсию в 1930 году. За время преподавания Дьюи опубликовал 30 книг и 900 статей — из них педагогике посвящено более 150 работ.

«Впечатления о Советской России»

При поддержке своих коллег в 1919 году Джон Дьюи основал «Новую школу социальных исследований» — экспериментальный проект для педагогов, стремящихся к свободному обмену идеями. Начиная с 1920 года Дьюи стал путешествовать по миру, рассказывая о главных принципах своей философии и педагогики.

Дьюи активно занимался реформами образования в Японии, Турции, Мексике, Южной Африке. В Китае его даже прозвали «совершенномудрым», то есть практически святым. Но самому философу особенно запомнился визит в Советский Союз, состоявшийся в 1928 году. Впечатления о нем Дьюи записал в очерке «Впечатления о Советской России».

Дьюи со своим учеником, китайским философом Ху Ши. Фото: Wikimedia Commons

В СССР Дьюи нашел то, чего не мог обнаружить ни в США, ни в других странах мира, но при этом считал главным в человеческой жизни вообще — оптимизм и желание строить новую жизнь. «Я склонен доверять тому, что я читал о России: что здесь огромное множество мужчин и женщин живут в безысходной и подавляющей нищете, а многие тысячи — в ссылке. Но множество людей, гуляющих по улицам, собирающихся в парках, клубах, театрах, посещающих музеи, — это тоже реальность, точно такая же, как и их непокоренный, независимый вид», — писал философ в самом начале своего эссе.

Даже завидуя советским работникам образования и культуры, Дьюи был поражен всеобщей тягой к образованию. Он записывал свои впечатления о воспитательной колонии Станислава Шацкого, подобной ей системе школ для рабочих в Москве, организованной Моисеем Пистраком, — оба педагога были репрессированы в 30-х годах.

Вернувшись из СССР, Дьюи поспешил опубликовать свои «Впечатления». Очерк вызвал большой резонанс у американской интеллигенции, стал настоящим свидетельством в пользу налаживания отношений с Советским Союзом (в конце 20-х годов их между СССР и США все еще не существовало).

Оставаясь в первую очередь демократом и социал-реформистом, Дьюи был так воодушевлен советским опытом, что начал писать академическую работу, посвященную СССР. Тем не менее события 30-х годов заставили его иначе взглянуть на Советский Союз. В 1937 году Дьюи даже собрал комиссию, чтобы независимо расследовать дело о шпионаже против Троцкого и его сына. Уже закончив преподавать, но оставаясь активным общественником, Дьюи отправился в Мексику. Там общественный суд постановил — «Не виновен».

«Думаю, у меня есть идеи и получше»

Спустя почти 20 лет после смерти первой жены — Гарриет Элис умерла в 1927 году, — Дьюи женился во второй раз, на своей давней подруге Роберте Грант. Пара усыновила двоих детей, кровных брата и сестру Ширли и Льюиса (его имя сменили на Джон-младший).

Джон Дьюи с семьей. 1950 год. Фото: ТАСС / AP / John Rooney

В преклонном возрасте — философ отпраздновал 90-летие — он продолжал работать. Отчасти вынужденно: в планах Дьюи было издание большой книги, систематизирующей его философские взгляды, и он даже завершил одну такую в 1949 году, но по нелепой случайности потерял рукопись: она попросту потерялась вместе с портфелем. Хотя пропажа изрядно расстроила философа, позже он говорил: «Думаю, у меня есть идеи и получше». В 1951 году он заявил прессе, что продолжает работу над новой книгой по философии образования. Но труду не суждено было состояться.

Почтовая марка США 1968 года выпуска, посвящённая Джону Дьюи. Фото: Shutterstock / neftali

В самом конце весны 1952 года Дьюи разбила пневмония. И без того слабый здоровьем, он не вставал с постели весь май, но продолжал общаться с родственниками — сыном от первого брака Фрэдом и женой Робертой. Та вспоминала слова Дьюи: «Ты еще станешь очевидцем того, как мы полетим на Луну — где-то 18 или 19 лет спустя».

«Аполлон-11» действительно приземлился на Луну спустя чуть больше 17 лет после смерти Джона Дьюи.

Материал основан на научных статьях профессора Е. Ю. Рогачевой.

Комментариев пока нет
Больше статей