«Независимость формируется через зависимость». Привязанность: как она возникает и влияет на отношения
«Независимость формируется через зависимость». Привязанность: как она возникает и влияет на отношения
«Независимость формируется через зависимость». Привязанность: как она возникает и влияет на отношения

«Независимость формируется через зависимость». Привязанность: как она возникает и влияет на отношения

Людмила Чиркова

1

03.03.2022

Одна из четырех моделей привязанности формируется у ребенка на 9-м месяце жизни — и уже в этот момент можно спрогнозировать, как вы с ним будете общаться дальше. Вместе с сертифицированным тренером программы «Эмоциональное воспитание ребенка» Ксенией Соловьевой разбираемся, что это за модели и как конкретно они влияют на нашу жизнь.

Вспомните, как вы выстраиваете отношения с друзьями. А с партнером? А как вы ведете себя в стрессовой ситуации? Скорее всего, после даже небольшого анализа своих поступков и эмоций вы поймете, что ведете себя всегда одинаково. А теперь попытайтесь вспомнить себя в детстве. Как вели себя с вами мама или папа — тот значимый взрослый, который играл для вас главную роль в жизни? С вероятностью до 90% вы увидите совпадения в паттернах поведения.

Каждый наш близкий человек в жизни — это тот самый надежный взрослый. Просто в подростковом возрасте фигура значимого взрослого меняется: раньше это был родитель, а теперь друг или возлюбленный. «Я всем своим коллегам на курсе всегда говорю, что сейчас, создавая модели привязанностей у детей, мы делаем инвестицию в своих внуков», — отмечает Ксения Соловьева.

Что такое привязанность

«Привязанность­­ — это взаимные отношения между ребенком и человеком, который о нем заботится. Это могут быть биологические папа и мама или не биологические родители», — рассказывает Ксения.

Качество эмоциональной связи с ребенком может стать основой привязанности или, напротив, подорвать ее. Нередко мамы страдают от чувства вины и корят себя за то, что были разлучены с ребенком в первые месяцы жизни. Например, по медицинским причинам: сами оказались в больнице или их ребенок был на выхаживании. Ксения подчеркивает, что в такой ситуации не стоит относиться к себе слишком критично: «Это не конец. В первые три месяца жизни ребенку на самом деле совершенно безразлично, кто обеспечивает его теплом и заботой».

Важно не кто именно формирует привязанность, важно какую

«Когда мама переживает, что она нехорошая мать, что она не может отдать себя полностью — она устает, испытывает разочарование, у нее зашкаливает тревога. Ребенок полностью понимает состояние мамы и начинает так же себя чувствовать. Важно, чтобы рядом были руки, готовые взять эту заботу на себя, потому что на ранних этапах ребенку все равно, кто обеспечит ему безопасность, кров, еду, успокоение, тепло и ровный тихий голос. Но понятно, что мамин запах, вкус важнее».

Чтобы ребенок чувствовал присутствие родного тела, можно взять футболку, которую носила мама, и надеть на себя — тогда вы будете пахнуть для ребенка как она.

Ксения отмечает, что классическая теория привязанности, которую изложил в книге «Не упускайте своих детей» психолог Гордон Ньюфелд, «очень часто загоняет родителей в чувство иррациональной вины»: «У него мы четко слышим о том, что диада (мать и дитя) или триада (папа, мама и ребенок) чуть ли до 5 лет не должны разрываться. Но мы живем как живем. Иногда маме-одиночке уже в 2 месяца ребенка нужно выбегать на работу, кормить себя и дитя».


Четыре модели привязанности

Три базовые модели привязанности — избегающую, надежную и амбивалентную — выделила исследовательница Мэри Эйнсворт в ходе эксперимента «Незнакомая ситуация». Чуть позже удалось выделить четвертую модель — дезорганизованную привязанность.

Избегающая, или ненадежная, привязанность

Такой тип привязанности возникает, когда между ребенком и значимым взрослым не было никакой эмоциональной связи вообще, когда ребенка разлучали с мамой/папой или они сами его отвергали.

Если речь идет о семье, которая принадлежит к низшим социальным группам, то по мере взросления такой человек научится закрывать только свои базовые потребности. Если его семья принадлежит к высшим социальным группам, то к базовым потребностям могут добавиться социальные.

Брак, в котором действуют такие отношения между людьми, раньше называли «аристократическим», браком по расчету, — когда один знает, что продает, а второй — что покупает.

Надежная привязанность

Дети, чьи значимые взрослые были отзывчивыми и находились рядом с ними в первые месяцы после рождения, отличаются развитым чувством эмпатии и пониманием своих (и, что важно, чужих) границ. Во взрослом возрасте такие люди отличаются умением конструктивно конфликтовать, они знают, чего хотят, и понимают, чего от них хотят окружающие. Их партнерские отношения отличаются эмоциональной теплотой, у них есть понимание своих потребностей и потребностей партнера.

В ходе исследования, которое провели в Канаде, было замечено, что люди с надежной моделью привязанности часто разводятся на первом году брака: присмотревшись друг к другу в новом качестве, они быстро понимают, что не могут жить вместе, и принимают решение расстаться, сохранив дружеские отношения.

Союз двух людей с надежной привязанностью с точки зрения обывателя может выглядеть очень «занудно». Их отношения строятся на доверии, они все время договариваются, не проверяют телефоны и переписки друг друга. Это долговечные браки, полноценное партнерство, которое многим кажется скучным.

Амбивалентная, или тревожная, привязанность

Если значимый взрослый вел себя с ребенком амбивалентно — был то ласковым и отзывчивым, то внезапно отдалялся и переставал реагировать на него, — то привычной моделью отношений для таких детей во взрослом возрасте станут эмоциональные качели.

«Это семьи с очень яркими вспышками в эмоциональной жизни. Там может быть много абьюза, эмоционального насилия. Причем это никак не зависит от гендерной идентичности», — объясняет Ксения.

Чаще всего во взрослых отношениях у таких людей можно выделить два типа этой модели: тревожно-избегающую, когда человек склонен к безразличию, и тревожно-цепляющуюся, когда в большей степени присутствует элемент надежды. Одним из главных признаков цепляющейся привязанности можно назвать чувство ревности.

Дезорганизованная привязанность

Этот тип привязанности выявили позднее остальных. Он часто формируется в приютах, в такой среде, где взрослые все время меняются вокруг ребенка, где на них нельзя положиться. Уже во взрослом возрасте люди с такой моделью привязанности могут искать себе инфантильных партнеров, часто они сами создают семейные детские дома.


Этапы формирования привязанности

0–1 год. Донашивание. Физический этап. В это время формируется зародыш самой модели привязанности. Это период, когда нужно целовать, обнимать, быстро откликаться, кормить по первому писку. Транслировать младенцу свою безусловную любовь в этом возрасте по-другому невозможно. Если к нему не подходить и не брать на руки, у него сформируется избегающая привязанность: «Он не будет плакать в маму, потому что не будет считать ее надежной», — поясняет Ксения.

В донашивании можно выделить несколько периодов:

  • К 1,5–2 месяцам ребенок начинает четко различать значимую фигуру. На этом этапе папа иногда может даже лучше, чем мама, выступить в роли фигуры для формирования надежной привязанности: «Мама заволновалась, сердцебиение усилилось — ребенок тоже заволновался. А папа спокойный, левой рукой качает, правой по клавиатуре стучит, и у детеныша все хорошо».
  • С 3 месяцев до полугода ребенок выбирает своего надежного взрослого. Чаще всего он определяется уже к 4–5-му месяцу: «Ребенок понаблюдал пару месяцев и понял, что мама более надежный взрослый, потому что она его кормит, а еще она быстрее реагирует, быстрее включается и так далее».
  • Следующая стадия может продлиться до 9 месяцев или даже до года. Ксения называет ее «поиск своего взрослого»: «Это когда ты пошел в туалет, а ребенок за тобой ползет и рыдает, потому что вы единое психологическое тело. Человек сидел, играл, у него все было отлично — и тут правая половина его тела куда-то ушла. Невозможно к этому относиться спокойно».

1–2 года. Год принадлежности. Дети едят то, что ест родитель, хотят надевать то, что надевает родитель. Если в этот момент появляется второй ребенок, то первый может начать одновременно проживать и донашивание, и принадлежность. Это значит, что он не будет слезать с рук и параллельно забирать у родителей, например, очки или ободок.

2–3 года. «Год „я“». Ребенок начинает всё себе присваивать. В это время есть «я» и всё «МОЁ». Дети начинают понимать, что имеют право на собственность. Это может выглядеть как жадность. Но следует помнить, что до 3 лет ребенок — это биологическая программа, его бесполезно ставить в угол или наказывать, читать нотации. Единственное, что можно и нужно делать, — создавать условия поведения, рефлекс. «В это время детей можно и нужно напитывать историями рода, показывать всех прадедушек и прабабушек», — советует Ксения.

3–4 года. «Гордись мною». Этап, когда дети несут домой всё, что только можно: цветы, каштаны, камни. «В этом возрасте ребенок закидывает тебе крючки привязанности. Он кидает тебе свои якорьки. Подарки же — один из языков безусловной любви. И ребенок на 4-м году жизни его осваивает», — объясняет Ксения.

4–5 лет. «Ответственность за слова». К этому возрасту у ребенка начинает функционировать фронтальная кора. И он готов нести ответственность за свои слова. Стоит отметить: он не несет её — он готов нести.

В это время ребенок готов любить родителя безусловно. Не за подарок, а просто за знак внимания. «Я всем родителям рекомендую собирать каштаны, потому что у каждого каштана на попе сердце. Это любовь. Я тебе дарю каштан своей любви», — хоть и улыбаясь, но вполне серьезно говорит Ксения.

Все слова «я тебя люблю», сказанные ребенком до этого возраста, были просто подражанием, повторением звуков. Теперь это уже можно обсуждать с ним, спрашивать: «Откуда ты знаешь, что я тебя люблю?»

5–6 лет. Этап психоэмоциональной привязанности. К 6 годам фундаментальная модель привязанности, как правило, уже сформирована. Происходит переход к партнерству. «„Партнерство“ здесь, естественно, в кавычках, — уточняет Ксения. — Потому что истинное партнерство начнется только при благополучном течении подросткового возраста».

Это тот самый период, когда ребенка уже можно отправить в деревню на месяц: «Да, он, безусловно, будет скучать и плакать, но он будет знать, что вернется домой».

«В этот период мы не можем прогнозировать, когда будут моменты углубления привязанности, но их очень хорошо видно. Ходил автономный человек, ничего ему не надо было, и вдруг подходит: „Мам, посиди со мной“», — добавляет Ксения.


Как сформировать надежную привязанность

Условий формирования надежной привязанности не так уж и много — всего 5. И все они довольно просты для выполнения.

Первое: чувствительный родитель. Чувствительный родитель — это тот, кто оперативно реагирует на потребности ребенка. Если ребенок начинает тревожиться и плакать, то такой родитель хотя бы «подаёт голос», начинает жалеть.

Второе: попытка отреагировать на потребности. Ксения отмечает, что ключевое слово здесь — «попытка». Однако следует помнить, что задача родителя — распознать потребность ребенка, а не подменять ее своими домыслами. В качестве примера можно привести ситуацию, когда родители уговаривают ребенка пойти в детский сад, обещая, что ему там будет интересно, не пытаясь при этом выяснить, в чем заключается истинная причин слез и нежелания идти: желание остаться дома, побыть с мамой, не встречаться с конкретным воспитателем и т. д.

Третье: найти равновесие между тем, чего хочет ребенок, и тем, что может дать родитель. «Это не знак „равно“. Если ребенок не хочет в сад, можно сказать: „Я понимаю, что ты не хочешь, но мне надо идти на работу, поэтому я отведу тебя все-таки в сад, а вечером я за тобой приду, и мы пойдем в парк“. Таким образом вы даёте какую-то компенсацию за то, что он всё это вынес. Награждаете за стоицизм».

Четвертое: любовь без условий. Это значит, что вы транслируете свою любовь, несмотря на гнев ребенка, его неприятие, сопли, слезы и другие негативные проявления.

«Недавно одна мама рассказала о своей победе. Она сама тревожная, вся-вся поломанная, работает, и девочка у нее очень чувствительная, к ней нельзя физически прикоснуться. Случилось так, что во время посадки в троллейбус кто-то девочку сзади подсадил. Это вызвало у неё сильную реакцию, она орала: „Я от тебя уйду, я сейчас выйду!“ Мама стояла и говорила: „Если ты выйдешь, то выйду и я, если ты от меня уйдешь, то я все равно буду готова принять тебя обратно“. Она мне позвонила и рассказала о своей победе. Раньше бы она сказала: „Нужно — выходи!“ — рассказывает Ксения Соловьева. — Я иногда родителям советую, чтобы с ребенком говорили сердцем. Любовь без условий. Я люблю тебя любого, но твое поведение сейчас неприемлемо».

Она уточняет: «Ньюфелд в своих трудах очень точно говорит о том, что независимость формируется через зависимость. Нам стоит говорить не «Ты уже большой, иди сделай сам», а «Тебе всего три года, но я верю, что у тебя получится».

«Жизнь — это смена времен года. Мы не сможем дождаться весны, если будем сопротивляться зиме; зимой растения спят, но они за­цветут буйным цветом, когда придет весна. Мы не можем достичь независимости, сопротивляясь зависимости. Только когда все по­требности в зависимости будут удовлетворены, начнется движение к истинной самостоятельности. Сопротивляясь зависимости, мы перекрываем движение к независимости и откладываем ее наступле­ние».

Из книги Г. Ньюфелда и Г. Матэ «Не упускайте своих детей»

Пятое: родитель должен быть физически доступен. «Я сейчас работаю с группой родителей подростков, они имеют право на SOS-звонок или СМС. Одна мама пишет о том, что старший заболел, у него высокая температура. Он со своей подушкой пришел к ней в кровать, ему 13 лет — что делать? Я ей отвечаю: „Послушай, у человека температура, он в регрессе. Он пришел к тебе болеть“. Мы все иногда хотим на ручки, и это нормально», — рассказывает Ксения.


Всегда есть возможность изменить привязанность

«Может ли мама с тревожной привязанностью воспитать надежную привязанность? Да! Может ли мама с надежной привязанностью воспитать тревожную привязанность? Да, но при условии, что это тревожный тип личности. Есть такие дети, которые изначально тревожатся. Просто откройте рот и признайте, что вы тревожный родитель, — это нормально. Тревожиться — нормально. Это нейрофизиология», — говорит Ксения.

Все условия формирования надежной привязанности и все крючки привязанности мы можем применить и к себе. Если мы себя принимаем, то становится проще сформировать надежную привязанность у ребенка. Самое главное — какую бы привязанность вы ни сформировали у своего ребенка, всегда есть возможность ее изменить. А как сказал основоположник теории привязанности Джон Боулби, неважно, какая у вас модель привязанности, главное, что она у вас есть и это ваш механизм выживания.

В тексте использованы картины Мэри Кэссетт.

Комментарии(1)
Спасибо! Кажется, уже столько перечитано, пересмотрено, изучено. Такая опытная мама). Но в этом материале для меня нашлось новое и несомненно полезное.