«Мы несёмся как локомотивы, но не достигаем цели!». Как педагоги оценивают результаты дистанционки

«Мы несёмся как локомотивы, но не достигаем цели!». Как педагоги оценивают результаты дистанционки

13 057
18

«Мы несёмся как локомотивы, но не достигаем цели!». Как педагоги оценивают результаты дистанционки

13 057
18

15 мая большинство московских школьников завершает учебный год. Пожалуй, его можно назвать одним из самых неожиданных и необычных за последние десятилетия. Дистанционное обучение, в которое пандемия коронавируса ввергла все школы России, вызывало бурную реакцию с момента его введения. Мы спросили у учителей, активистов и директоров, что спустя два месяца они думают о дистанционке.

«Дистанционка хороша тогда, когда она дополняет основное образование»

Леонид Кацва, автор учебников и пособий по истории России, педагог московской школы № 1543

Перевод всей школы в онлайн возможен только в катастрофических условиях. Рассчитывать на то, что это станет постоянным явлением, я бы не стал. Больше того, считаю, что это было бы крайне вредно. Дистанционка хороша тогда, когда она дополняет основное образование. Предположим, когда ещё не было никакого интернета и никаких компьютеров, а была просто почта, дети из отдалённых регионов Советского Союза дополнительно обучались в так называемой Всесоюзной заочной математической школе, (ВЗМШ).

Леонид Кацва / Фото: history.1543.ru

«Общение с учителем — это передача не только знаний, но и ценности и смысла культуры»

Евгений Ямбург, директор школы № 109

Безусловно, за эти месяцы накоплен бесценный опыт, в том числе и методический. Ведь в дистанте очень многие вещи можно было сделать и компактно, и быстро, и дифференцированно работать с ребятами. Были и электронные средства, и онлайн-конференции, всё это очень мило и симпатично. Но никогда никто не заменит живого общения с учителем, потому что это не просто передача знаний, а передача ценности и смысла культуры.

Евгений Ямбург / Фото: Wikimedia Commons (Svklimkin)

Днем я директор школы, а вечером и ночью — режиссер, у меня своя театральная студия. Каждый март у нас проходит спектакль, и в этом году он был для меня самым тяжелым. В мюзикле «Бледная Лиза», который мы ставили, центральной фигурой была девочка, у которой онкология, а сама постановка с технической точки зрения была сложнейшей, мы готовились весь год.

И вот всё уже готово, декорации стоят — и вдруг 20 марта выясняется, что мероприятия на больше чем 50 человек запрещены

Я тогда всю ночь не спал и думал, как сообщить детям эту новость. Но потом решил: мы не хуже группы «Би-2» и можем давать спектакль онлайн. И они в пустом зале играли как в последний раз — блистательно. Его посмотрели тысячи человек и смотрят до сих пор.

Вот вам сочетание живого общения с детьми и передачи этих ценностей — и современных технологий. Эти два коромысла нужно держать в равновесии. Игнорировать те средства коммуникации, которые сегодня появились, было бы глупо. Но в то же время нельзя быть фанатиком цифры. Дети сейчас находятся на дистанте, но шлют нам виртуальные «обнимашки» и очень хотят увидеться: вот они — нормальные современные дети.

«В условиях пандемии домашка стала ключевым раздражителем для родителей»

Артем Соловейчик, лидер движения «Школа — наше дело», член исполкома партии «Новые люди»

Я постоянно собираю мнения учителей о том, как идет дело. Мнения самые разные, но то, что школьное образование изменилось молниеносно, — это факт.

Сейчас нам ясно, что ситуация, в которой оказались дети, учителя и родители — результат грубых стратегических ошибок в образовательной политике, допущенных прежним составом Министерства просвещения. Ставка на «школу памяти», игнорирование потребностей в цифровом образовании, попытка вернуть в стандарты архаичные результаты образования — все это привело к тому, что учителя стремятся впихнуть в ребенка максимум учебного материала.

Артём Соловейчик

Простое, но трагическое следствие такого подхода — объем домашних заданий оказался неподъёмным для школьников и в условиях пандемии стал ключевым раздражителем для родителей. Ведь они лицом к лицу столкнулись с необходимостью вместе с ребятами сидеть над домашкой.

Кроме того, ошибкой было напихивать компьютеры в школу, а не обеспечивать каждого школьникам гаджетом. Более того, была развязана война с гаджетами, их даже пытались запретить. Дети, учителя и родители стали заложниками некомпетентного управления системой школьного образования.

Теперь мы видим продолжение этой некомпетентности: ситуация с ЕГЭ никак не может разрешиться, напряжение в семьях возрастает. Зачем нам такое министерство, которое не только не управляет, но и создает гигантские проблемы для детей, учителей и всего общества?

«Ничто не заменит живого общения с ребёнком»

Анна, учитель английского языка из Архангельской области

За этот месяц я достигла таких вершин в использовании интернет-технологий, о которых раньше и не мечтала. Это очень развивает. В то же время ничто не заменит живого общения с ребенком. Сейчас на дистанционку усилий тратится много, движешься как локомотив, а желаемой цели все равно не достигаешь. Из-за этого все время испытываешь чувство неудовлетворенности: не так объяснил, не так проверил, как хотелось бы.

«Нельзя забывать о технической доступности онлайн-обучения»

Тамара Эйдельман, преподаватель истории школы № 1567, заслуженный учитель России

Надеюсь, онлайн-обучение, которое стало для нас вынужденным, после кризиса станет желанной формой с новыми интересными находками и неожиданными открытиями. Только нельзя забывать о технической доступности этого формата (высокоскоростной интернет в школе и дома) и готовности учителей к применению информационных технологий и ресурсов: с этим будет связано еще много сложностей.

Тамара Эйдельман

«Нужно помогать родителям, которым теперь нужно во многое вникать»

Елена Маханова, учитель русского языка и литературы московской школы

Нужны единые требования к ведению онлайн-уроков для ряда предметов.

  • обзор тем, которые ученики должны рассмотреть самостоятельно, подача нового материала с использованием презентаций (схожих по стилю и оформлению), опорных конспектов, четких схем, таблиц;
  • выстраивание диалога с учениками по проблемным вопросам;
  • разбор трудных разделов на примерах, подробно пояснять выполнение ДЗ — всего того, что сложно было бы, по мнению учителя, изучить ученику самостоятельно.

Учителям нужно дать право выбора формы ведения видеоурока, проверки знаний и контроля, оценивания домашнего задания. Где-то ему требуется помогать родителю, которому теперь нужно во всё это вникать: как организовывать день ребенка и следить за тем, чтобы он вовремя выполнил домашние задания, не прогулял онлайн-урок или не опоздал на дистанционное мероприятие.


Какие выводы должны сделать школы по итогам дистанционного обучения

Научные сотрудники Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС Елена Семионова и Галина Токарева, которые оперативно исследовали готовность российских школ к дистанционному обучению в условиях пандемии, пришли к следующим выводам.

«Во-первых, учителям необходимо оказать методическую помощь в организации дистанционного обучения. Наши опросы показывают, что педагоги очень заинтересованы в этом и готовы развиваться в данном направлении.

В связи с этим необходимо обеспечить массовое если не обучение, то консультирование учителей по использованию дистанционных образовательных технологий в тех регионах, где это возможно, а также дать педагогам возможность пользоваться ресурсами, которые есть у организаций, имеющих опыт проведения дистанционных занятий со школьниками. В частности, необходимо оповестить учителей, что крупнейшие российские EdTech-проекты бесплатно открыли свои сервисы для школ по всей России, стремясь помочь учащимся школ продолжить обучение в режиме самоизоляции.

Во-вторых, переход школьников к дистанционному обучению требует, чтобы не только учителя, но и родители были проинструктированы, как помогать детям, особенно младшим школьникам, в их обучении в новых, непривычных условиях.

Особого внимания требуют те семьи, в которых родители в силу разных причин не могут помочь ребенку в освоении материала, который подается в дистанционном формате

По причине стресса, который сейчас характерен и для школьников, и для учителей, было бы целесообразно отказаться на некоторое время от выставления учащимся оценок, пока новые технологии не будут освоены как взрослыми, так и детьми.

В-третьих, школы должны готовиться к тому, что при переходе к традиционным формам обучения значительной части учеников потребуется повторное прохождение того учебного материала, который был дан дистанционно. А это означает, что школы должны предусмотреть, как они будут организовывать образовательный процесс в новом учебном году с учетом решения нестандартных задач (которые они раньше не привыкли решать).

В-четвертых, необходимо совершенствовать образовательные платформы и улучшать техническое оснащение школ. Система образования должна двигаться именно в этом направлении».

Фото: Shutterstock (pio3)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(18)
Подписаться
Комментарии(18)
Живого общения никто не заменит. Оно восстановится после отмены обязательной самоизоляции. А начнется ли переход к активному использованию новейших возможностей, когда вместо бумажных учеников будет компьютер с доступом к интернету (https://mel.fm/blog/menedzhment-rynochny/70362-sotsialnoye-neravenstvo-i-internet)? Или так и продолжится, когда вместо обучения информатике будут требовать лишь зубрежку учебника по информатике?
Вы видели материалы ЕГЭ по информатике? Они а) требуют не зубрёжки, а глубокого понимания и б) совершенно не требуют использования компьтера. Вот когда в ЕГЭ будет задание — написать НУЖНУЮ для работы программу — тогда и начнётся «переход к использованию новейших возможностей».
«Во-первых, учителям необходимо оказать методическую помощь», — какую помощь? Вы хотя бы не мешайте! Оставьте уже учителей в покое. Окажите методическую помощь управляющим органам — чтобы они не выкручивали руки школам своим волюнтаризмом, и тогда учителя сами разберутся, как удобнее работать.
Ощущение заказной статьи. И учителя, и родители, и дети против дистанционного обучения.
Конечно заказная, в каждой строчке вкручено как надо дистант усовершенствовать и впихивать впихивать и навязывать. Надо же вшивым (ВШЭ) и этому ранхигс, которые развалили и уничтожили отличное эффективное образование, оправдаться и заявлять как они круто вписываются в современность. Ректор то вшивых муж набибулиной, вот и делайте выводы, что не должно у нас быть образованных людей-это должны быть рабы с кучей кредитов… Нельзя допустить всей этой цифровой школы, это психоз и отупление-это факт!
Показать все комментарии
Больше статей