Экономисты выходят из моды, а рекламщики — нет. 7 выводов о приемной кампании в вузы — 2023
Экономисты выходят из моды, а рекламщики — нет. 7 выводов о приемной кампании в вузы — 2023
Экономисты выходят из моды, а рекламщики — нет. 7 выводов о приемной кампании в вузы — 2023

Экономисты выходят из моды, а рекламщики — нет. 7 выводов о приемной кампании в вузы — 2023

Екатерина Иосифова

20.09.2023

Высшее образование нужно всем. По крайней мере, именно такую установку легко принимали в 2000-х и даже 2010-х. А сейчас все уже не так однозначно. Или нет? Социолог Иван Груздев, директор Центра внутреннего мониторинга ВШЭ, размышляет о приемной кампании в вузы — 2023.

1. В среднем люди по-прежнему ценят институт высшего образования. Не так давно мы проводили опрос общественного мнения — спрашивали население о том, хотели бы они, чтобы их дети получали высшее образование, если бы заработная плата никак не зависела от наличия диплома. Более 60% ответили, что даже при этих условиях хотели бы.

У нас есть лонгитюдное (долговременное. — Прим. ред.) исследование студенческого опыта: каждый год мы задаем одни и те же вопросы одним и тем же людям — студентам ведущих вузов четырех разных направлений подготовки. В прошлом году они только поступили, и по первому году у нас есть данные, что большинство идет получать высшее образование, чтобы приобрести какие-то навыки и инструменты и больше зарабатывать в дальнейшем.

70% опрашиваемых согласилось с утверждением «Высшее образование обеспечивает человеку успешную карьеру и облегчает достижение жизненных целей». При этом 75% тех же самых опрошенных склонны согласиться и с тем, что значимость высшего образования часто преувеличена — карьеру можно сделать и без него.

Студенты понимают, что могут обойтись без высшего образования — как Билл Гейтс или Оззи Озборн. Но также знают, что от высшего образования можно что-то получить и использовать это для улучшения уровня жизни.

На мой взгляд, помимо того, что высшее образование может помочь в построении карьеры, оно несет важную функцию социального контейнирования. Хотя учителя и родители говорят одиннадцатиклассникам на выпускном, что они вступают во взрослую жизнь, взросление ведь не наступает в момент, как только ты получил аттестат. В 17–18 лет человек еще очень мало чего понимает про себя и окружающий мир и в этом плане университет дает время юным людям на созревание. Причем в вузе взросление протекает интенсивно и разносторонне: человек обучается, практикует новые социальные отношения, играет в КВН, пробует себя в чем-то новом и так далее.

2. Спрос на среднее профессиональное образование, то есть учебу в колледжах и техникумах, все же превышает спрос на вузовское образование. За этим феноменом наблюдают уже давно, и у исследователей была гипотеза: мол, это своеобразный обходной маневр, чтобы поступить в вуз уже после колледжа. Но она не подтвердилась: данные показывают, что только небольшая доля учащихся на программах СПО в итоге поступает в университеты.

Однако я все же считаю, что с определенной точки зрения высшее образование — не самое плохое, что может случиться с молодыми людьми, даже если не все из них впоследствии станут успешными работниками и хорошими налогоплательщиками. Но это уже к вопросу о том, чего мы хотим от высшего образования — чтобы это был инструмент, который идеально встраивает людей в экономику, или инструмент, который поддерживает людей и помогает им избежать негативных жизненных сценариев.

3. Происходит спад интереса к экономическим, юридическим и менеджерским специальностям. В первую очередь мы оцениваем это исходя из того, готовы ли люди платить за программу, и мы видим, что количество поступающих на коммерцию по этим направлениям несколько снижается в последние годы.

Наибольшим спросом, конечно, сейчас пользуются STEM-специальности: компьютерные науки, инженерные направления, машиностроение, математика. Однако интересно, что реклама и связи с общественностью, сколько бы ни происходило изменений в мире, пользуется тем же огромным спросом, что и раньше. Я связываю это с устойчивым интересом молодежи к новым медиа и коммуникациям.

4. Раньше сам факт поступления в вуз был достижением, а сейчас важно, куда именно ты поступил. Количество вузов огромно, и качество образования в них может сильно отличаться. В этом плане обучение в ведущих университетах — МГУ, МГИМО, МИФИ, Физтехе, Финансовом университете, Высшей школе экономики и других- будет значительно более сильным и элитарным, чем в университетах так называемой второй лиги. При этом именно в региональных вузах Министерство науки и высшего образования реализует политику расширения контрольных цифр приема и увеличения числа бюджетных мест: основное количество новых мест приходится на хорошие региональные университеты.

У нас есть проект «Мониторинг качества приема в вузы» — это большое ежегодное исследование приемной кампании в вузах на основании представленных ими данных о поступлении. В этом году мы еще не успели подвести итоги, но в прошлом, 2022 году видели, что в большинстве случаев эта политика принесла свои плоды. Например, в том же Томском университете, где довольно сильно увеличилось количество бюджетных мест, не упал проходной балл.

5. Высшее образование становится доступнее. Количество бюджетных мест увеличивается, так что порой некоторые университеты даже не могут закрыть набор на отдельные специальности. Например, Камчатский государственный университет имени Витуса Беринга объявлял в этом августе дополнительный набор на программы бакалавриата, у них остались бюджетные места. И этот пример не единственный.

6. Вузы все еще обязаны отчитываться о трудоустройстве выпускников. Причем до недавних пор большое внимание уделялось тому, по специальности они трудоустроены или нет, хотя некоторые специальности в целом имеют очень размытую направленность. Лично я социолог, и для меня «работой по специальности» будет как работа в HR, так и работа в исследованиях рынка, маркетинге и других сферах.

К счастью, сейчас во многих дискуссиях получается отойти от этой жесткой привязки к специальности и говорить о более универсальных вещах: полезности полученных в университете навыков, культурном капитале и так далее.

7. Программы поддержки студентов-контрактников становятся разнообразнее. Не могу сказать, насколько эффективно работают на привлечение льготы и целевые направления — наша исследовательская команда этим не занималась, — но точно знаю, что большим подспорьем для студентов стал субсидируемый образовательный кредит, который выдается под 3% и имеет удобные условия по отсрочкам платежей. Он позволил многим студентам, которым не хватило баллов, чтобы пройти на бюджет, поступить в ведущие вузы (подробнее о том, как работает студенческий кредит, читайте в нашем материале. — Прим. ред.).

Также некоторые вузы, ВШЭ в частности, запускают свои программы помощи студентам, которые поступают с неплохими, но недостаточно высокими баллами. С учетом того, что есть высокоселективные программы с высоким конкурсом, куда средний проходной балл по трем предметам составляет 302 балла, без программ поддержки поступить было бы сложно. В ВШЭ эта программа называется «Социальный лифт», и она позволяет детям из малообеспеченных семей, у которых хорошие результаты ЕГЭ, получать стипендию и оплату обучения за счет университета. Я знаю, что похожие программы начинают появляться и в других университетах.

Фото: Jacob Lund / Shutterstock / Fotodom

Комментариев пока нет
Больше статей