«Сил на радость не оставалось». Студентка из России — об учёбе в США
«Сил на радость не оставалось». Студентка из России — об учёбе в США
«Сил на радость не оставалось». Студентка из России — об учёбе в США

«Сил на радость не оставалось». Студентка из России — об учёбе в США

Анна Григорьевых

24

17.11.2022

Пока российские университеты сворачивали международные программы, студентка из Москвы Даша Парфёнова успела поступить в магистратуру в Америке и параллельно устроиться на работу в своем вузе. Она рассказывает, как ей это удалось, как она привыкала обращаться к профессорам только по имени и как планировала жизнь в США, не имея больших накоплений.

«Может, попробуешь поступить в США?»

Даша всегда училась успешно. После 11-го класса она поступила на бюджет в НИУ ВШЭ на программу «Медиакоммуникации», а на 2-м курсе поехала учиться по обмену в Мадрид, на один семестр: с февраля по июнь 2020 года. Но началась пандемия коронавируса, границы стали закрывать — пришлось вернуться в Россию, а учебу по обмену завершать удаленно.

«Когда ты достиг того, чего так хотел, но это неожиданно прекратилось, ощущаешь огромное разочарование. Я поняла, что потом еще обязательно поеду за границу, ведь я только-только почувствовала вкус учебы там», — делится Даша.

Даша Парфёнова

На 4-м курсе девушка точно не знала, чем будет заниматься дальше, думала о российской магистратуре. Но как-то подруга спросила ее: «Может, попробуешь поступить в Америку?» К тому времени Даша отлично знала английский: в ВШЭ студентов готовят к языковым экзаменам. Уже был опыт учебы за границей, а в 2019 году Даша ездила в Майами и успела почувствовать, что США — место, где она не потеряется. Помимо этого, она мечтала оказаться в стране, где медиаиндустрия наиболее развита.

«Решение было спонтанным, — признается Даша. — Обычно абитуриенты готовятся два года, чтобы поступить. Мне оставалось меньше года».

«Повезло: экзамен отменили»

Самое трудное в поступлении — это выбор программы обучения. Даша отобрала около 30 университетов, расписала все их достоинства и недостатки в огромной таблице. Постепенно число университетов сократилось до восьми — в них она и подала документы.

За отправку заявки в вуз необходимо заплатить по 50–200 долларов — каждому университету. В заявку входит мотивационное письмо: оно содержит рассказ о том, почему студент хочет учиться именно в этом университете, что нового он хочет привнести, почему нужно принять именно его.

Также требуется резюме: образование, опыт работы. Для поступления на программу «Коммуникации» нужны еще и творческие работы, например публикации в медиа. Обязательны академические публикации: в магистратуру принимают людей, понимающих, какими исследованиями и в какой сфере они хотят заниматься. Не менее важны рекомендации: например, от профессора из университета, от работодателя и еще от кого-нибудь. Даша получила рекомендательные письма от научного руководителя ВШЭ и профессора университета в Мадриде.

Помимо документов, студент предоставляет результаты языкового экзамена — TOEFL или IELTS. Благодаря усиленной подготовке к IELTS в ВШЭ Даша сдала его на 8 из 9 максимальных баллов. Также при поступлении в магистратуру абитуриенты проходят GRE — экзамен, похожий по смыслу на ЕГЭ, но сдают его магистры и PhD, поэтому он гораздо сложнее. Он обязателен и для граждан страны, и для иностранцев. Даше повезло: сдавать GRE не пришлось из-за ковидных ограничений: «В 2021 году во многих странах были закрыты экзаменационные центры, поэтому некоторые университеты отменили экзамен для всех. Он крайне трудный, обычно люди готовятся к нему не один год».

И поступление, и образование в Америке очень дорогое. Перед Дашей встал вопрос, как себя обеспечивать: она привыкла не платить за образование и быть финансово независимой от семьи. Чтобы получить финансовую поддержку, Даша подала заявку на позицию Graduate Teaching Assistantship (ассистент преподавателя). В некоторых университетах эта программа позволяет не платить за обучение, если студент преподает, ведет исследования или выполняет функции менеджера. Для этого девушка написала дополнительное мотивационное письмо и указала в заявке уже имеющийся опыт преподавания (в Москве Даша была ментором в музыкальной школе, в ВШЭ — ментором продюсеров на учебном телеканале, также она разбирала олимпиадные задачи со школьниками).

«Не было ответа ни от одного из вузов»

Положительные ответы на заявки университеты присылают абитуриентам в конце февраля — начале марта. К тому времени ситуация в мире сильно изменилась, и Даша потеряла надежду на обучение за границей: «Я испытала ужас. Не было ответа ни от одного из университетов, я думала, что из-за политической ситуации меня никто не примет и вся моя работа пошла насмарку. Казалось, мой мир рухнул, как будто все мои мечты учиться там, где мне хочется, перечеркнули».

Однако вскоре Даше пришло приглашение из Университета Нью-Йорка — после этого посыпались ответы и от других вузов. Она ликовала, осознав, что на другом конце Земли ее все еще ждут.

Даша выбирала из пяти университетов, пригласивших ее, — это было непросто. Сначала она хотела поступить в Нью-Йорк: возможность найти престижную работу там наиболее высокая. Но программы Graduate Teaching Assistantship там не было. Руководство вуза сделало бы студентке из России скидку на обучение, но жизнь в Нью-Йорке все равно была бы очень дорогой, а взять кредит в другой стране Даша не осмелилась.

Она удаленно пообщалась со студентами каждого вуза — и ближе всего ей показались люди из Университета штата Иллинойс (Illinois State University) в городке Нормал недалеко от Чикаго. «В новой стране без поддержки людей будет трудно. Я поняла, что именно в этом университете я получу поддержку, и не ошиблась», — вспоминает Даша. К тому же там ее приняли на позицию ассистента преподавателя, что помогло ей покрыть стоимость обучения: «На своей должности я получаю стипендию и зарплату в 1300 долларов. Этого хватает на полную оплату обучения и на личные расходы».

Выбор был сделан, Даша собиралась в Иллинойс.

«Сил на радость не оставалось»

О переезде в США Даша рассказывает со смехом, считая, что ее история могла бы стать сюжетом для фильма. После согласия на поступление нужно предоставить форму I-20 — основной документ, где указана вся информация о программе для иммиграционных служб, а также сумма для проживания в США. Девушка сделала выписку счета из Сбербанка, но в итоге из-за санкций банк пришлось поменять.

Визу Даша получала с большим трудом. С начала пандемии в России перестали работать консульства США, поэтому девушка подала заявку на получение визы в Армении. Однако до оплаты визового сбора увидеть дату собеседования нельзя. Даше назначили его на… январь 2024-го, притом что обучение начиналось в августе 2022-го.

Несмотря на оплаченный консульский сбор, резко пришлось менять страну на Казахстан. С оплатой сборов тоже были сложности: так как российские карты за границей не работают, Даша поехала в Минск открывать валютную карту.

Переезд в США был недешевым. Чтобы подать заявку на визу, нужно заплатить 410 долларов, внести аппликационный сбор в 160 долларов и сбор для академической визы — 350 долларов. Семья Даши потратила на дорогу и пребывание в Казахстане около 50 тысяч на человека. Перелет из России в Чикаго обошелся в 56 тысяч только благодаря умению рисковать: Даша купила билеты еще в мае, даже не зная, полетит ли она. В июне билеты стоили уже 150 тысяч.

Оказалось, что жилье лучше начинать искать за год до переезда. Тем не менее девушке повезло снять апартаменты недалеко от университета вместе с тремя американками.

Она уехала в США только с двумя чемоданами: поместить российскую жизнь в них было нелегко

Даша летела с пересадкой в Стамбуле, потратив на дорогу больше суток. После изматывающего пути она попала в свою комнату, где был только матрас, шкаф, стол и стул. «Я проделала огромный путь, и у меня было опустошение внутри. Полгода до этого я жила желанием приехать. Но когда я оказалась в конечной точке, не почувствовала счастья. Я ощущала усталость и страх перед неизвестностью. Сил на радость уже не оставалось», — признается Даша.

Как бы ни было трудно, она вспоминала слова мамы, сказанные еще в начале пути: «Если ты переживаешь из-за малейших пустяков, подумай, готова ли ты двигаться дальше, потому что будет только сложнее. Принимай трудности как данность». Даша получала огромную поддержку и помощь от родных. Расстаться с ними было тяжело, особенно с братом-двойняшкой, о котором она говорит с особой любовью.

«Здесь каждый человек — личность»

Сейчас Даша учится в Университете штата Иллинойс по программе «Коммуникации». В американских вузах студенты сами строят свой «образовательный маршрут»: на каждой программе необходимо выбрать базовые предметы, после этого — дополнительные, исходя из своих интересов. По словам Даши, выбор предметов огромный. Это хорошо и плохо одновременно, ведь студенты сами рассчитывают, успевают ли они посещать выбранные пары, нет ли накладок в их расписании. При этом они ощущают свободу действий.

По наблюдениям Даши, за границей акцент в обучении делается на теорию, в то время как в России было много практики. «Система здесь более академичная, но при этом она человечнее», — замечает она. Человечность выражается в сокращении дистанции между учащимися и преподавателями. Преподаватели относятся к студентам как к коллегам: могут принести пиццу и общаться с ними на академические темы, рассказывать, как выживать в студенческом городке, обсуждать будущее.

«Мы не просто поток, слившийся в одну массу в аудитории. Здесь каждый человек — личность. Тебе не скажут: „Нет, твое мнение неправильное, твои знания и опыт ничего не стоят“. Студентов немного, но все заинтересованы в обучении, поэтому преподавателям интересно с нами. Мне даже бывает некомфортно от их открытости: они просят называть их просто по имени, например Фил», — делится Даша.

«В университете с 9 утра до 9 вечера»

В этом же университете студентка Даша из России работает преподавателем — она ведет базовый курс по коммуникациям три раза в неделю у студентов бакалавриата: учит их правилам устной коммуникации, умению преподносить себя аудитории. Помимо этого, Даша работает в лаборатории речи (speech lab) — это услуга на базе университета, с помощью которой студенты репетируют речи и получают отзыв преподавателя. Перед началом семестра она прошла двухнедельный тренинг для преподавателей, где ей выдали все необходимые материалы и учебники.

До приезда в Америку Даша очень боялась отсутствия опыта преподавания на английском — ей до сих пор страшно, что что-то не получится или студенты ее не поймут. Но каждый день учебы и работы Даша перешагивает через эти страхи, постепенно они уходят. «Меня эмоционально очень заряжает преподавание, оно дает выброс адреналина. После урока я обычно чувствую огромный прилив сил. Вероятно, именно это помогает», — говорит она.

В обучении других Даша старается следовать примеру старших преподавателей: ей нравится гуманный американский подход к студентам. Девушка хорошо знакома с американской культурой, она смотрела немало американских сериалов и редко испытывает трудности с поиском понятных примеров на занятиях. «Когда я себя представляла, я сказала, что я тоже студентка, я тоже учусь, только в магистратуре, поэтому все, что я преподаю, я использую сама. Я не строгий препод и очень часто иду навстречу. Например, могу принять работу даже если кто-то опоздал с дедлайном», — рассказывает она.

Самый трудный день для Даши — среда. В 9 утра она приходит на занятия к ментору, который помогает новым преподавателям справляться с обязанностями. Благодаря ему Даша понимает, как взаимодействовать с местными студентами. После этого она идет в свой офис готовиться к проведению занятий. Они начинаются в 12 дня, сразу после — офисные часы и перерыв на обед. С 15 до 18 часов девушка курирует студентов в speech lab. Через полчаса после работы начинается студенческая жизнь: до 21:30 у Даши занятия. В остальные дни нагрузка меньше.

Хотя в Америке есть проблема с общественным транспортом и почти всем, кто живет в провинции, приходится покупать машину, Даше повезло: она живет рядом с университетом и не тратит ни время на дорогу, ни деньги на бензин. Все необходимое для жизни (кафе, зоны для коворкинга, библиотеки, карьерные центры) в студенческом городке есть. Но в Чикаго, столицу штата, она выезжает редко.

«Каждый день здесь — это вызов»

По словам Даши, в Америке «все зациклены на этичном отношении к другим». Американцы всегда спрашивают: «How are you?» Но это вопрос для галочки: на него нужно ответить, что все хорошо, и не делиться своими проблемами — они мало кому интересны. Почти все общаются на абстрактные темы и не очень готовы сближаться.

Со стереотипами по отношению к русским и тем более с неприязнью девушка не сталкивалась. «По крайней мере открыто», — уточняет она. Однако и поддержки в трудные моменты не получала: «Американцы как будто стараются избегать разговоров о том, что происходит сейчас в России и Европе. Я очень переживаю, когда читаю новости, но потом мне приходится натягивать улыбку и делать вид, что ничего не происходит». Переживания Даши понимают лишь русскоязычные ребята — несколько учатся в ее университете, с остальными она может общаться только онлайн.

Несмотря на радость от долгожданного переезда, Даша скучает по России, особенно по российской культуре

Например, «старыми» американцы считают постройки XIX века. «Да, церковь XIX века не назовешь новой, но в Москве есть церквушки 1500–1600 годов — такого историзма мне здесь не хватает», — говорит Даша.

Еще она скучает по российским молочным продуктам: по ее словам, в Америке они все странные, «пластиковые» на вкус. Хотя ее рацион не сильно изменился, она замечает, что во всей еде слишком много сахара и соли: «Сладкое я не покупаю, потому что печенья или кексы, например, ядрено сахарные». Она старается обедать дома, так рацион получается полезнее. Стереотип, что американцы любят фастфуд, подтвердился: «Они могут съесть большой бургер и запить его милкшейком».

Летом Даша покинет США для обновления визы. Русским дают академическую визу только на год, тогда как ребятам из других стран — на 3–5 лет.

Она преодолела границы и добилась мечты, несмотря на сложные времена, и называет этот опыт уникальным. «С ребятами, приехавшими из России, мы обсуждали, какой же у русских запас прочности, — рассказывает Даша. — Нас даже сравнивать нельзя с американскими студентами: мы обязаны работать в 100–200 раз больше, чтобы догнать и перегнать их. Каждый день здесь — это вызов, но он делает нас сильнее».

Фото: личный архив Даши Парфёновой

Комментарии(24)
На том абзаце, где было сказано, что она не получала одобрений от вузов в феврале–марте я обрадовался, что её никуда не пустили, но увы, пустили. Скучает она по русской культуре и работать много надо в Америке, сил на счастье не осталось. Это карма, заслужила.
Что за токсичный комментарий, почему нельзя искренне порадоваться?
Искренне рада её успеху. Старается и видит результат этих усилий. Но не одобряю рекомендацию от сотрудников ВШЭ для иностранного уч заведения: девушка училась на бюджете, т е гос-во оплатило её образование, а значит нужно было как-то привлекать к ответственности за потраченные на неё деньги. Остаёшься работать в стране, оплатившей тебе образование — ок, так и задумано. Но вот если студент решил все эти знаниия везти в другую страну — извиняйте, давайте пообщаемся о том, как вы планируете вернуть потраченные на вас деньги.
А может она захочет вернуться с полученными в штатах знаниями в Россию? И вообще, что значит вернуть потраченные деньги? У нас есть (пока еще) социальные гарантии, выполнил условия к поступлению — можешь учится на бюджете. Она ведь не по целевому набору училась. А с Вашей логикой, можно начать выставлять уехавшим из страны людям счета за школу и поликлинику.
Я очень рада за девушку и за всех, кто смог уехать учиться за границу. После отмены Болонской системы наше и без того ужасающего качества высшее образование скатится еще ниже. Для желающих возразить: работаю в разных вузах более 25 лет и ситуацию знаю.
Согласна с вами, а если ещё и закроемся от мира, то не на кого будет равняться
Показать все комментарии
Больше статей