«Директор тоже должен учиться прятаться под стол». Что не так с безопасностью и атмосферой в школах
«Директор тоже должен учиться прятаться под стол». Что не так с безопасностью и атмосферой в школах
«Директор тоже должен учиться прятаться под стол». Что не так с безопасностью и атмосферой в школах

«Директор тоже должен учиться прятаться под стол». Что не так с безопасностью и атмосферой в школах

От редакции

2

08.12.2023

7 декабря 14-летняя восьмиклассница открыла стрельбу в Брянской гимназии № 5, погибли ее ровесница и сама стрелявшая. Как минимум 5 человек были ранены и находятся в больницах. Каждый такой случай заставляет нас задуматься не только о подростках и причинах, толкнувших их на это, но и о взрослых, которые должны нести ответственность за случившееся.

Что не так с безопасностью в школах

Трагедия, произошедшая в Брянске, — не первый такой случай в России. Ижевск, Казань, Керчь — «Мел» практически каждый год с ужасом пишет о подобных событиях. И каждый раз после очередной стрельбы депутаты, общественники, директора много и красноречиво говорят о том, как важно усилить меры по безопасности детей в школах. На бумаге выходят новые положения, постановления и правила, уставы школ редактируются, директора получают методички по организации антитеррористических учений — и даже проводят их с учениками и персоналом. А потом трагедия случается опять. Просто в какой-то другой школе.

Произошедшее в Брянске поразило многих тем, что школа (точнее даже, гимназия, то есть учреждение очевидно престижное) действительно не была готова к ЧС с точки зрения базовой безопасности. Известно, что стрелявшая девочка пронесла в здание дробовик (большое охотничье ружье) и приличных размеров охотничий нож. Даже самая обычная рамка с металлодетектором должна была распознать такое оружие. Но рамка в школе не работала. Не было в брянской гимназии № 5 и пропускной системы с турникетами. И охранника с ручным металлоискателем, который в случае неисправности рамки должен был осматривать всех входящих и точно не пропустил бы подростка с оружием, идущего не в общем потоке к началу урока, а отдельно — уже после звонка (стрелявшая девочка поступила именно так).

При этом СМИ также пишут о том, что у школы с неким местным ЧОП был заключен договор об услугах по осуществлению охраны. Были ли они оказаны и в каком объеме, предстоит разобраться. Сами же школьники уже успели рассказать журналистам, что в день трагедии никакой охраны в гимназии не было: и 7 декабря, и в другие дни на входе сидела лишь пожилая вахтерша.

В этой связи правила, которые из раза в раз повторяют после таких трагедий, не кажутся очевидными и банальными. Как выясняется, в ряде школ не соблюдают и их.

Мы попросили доцента Московского городского педагогического университета, руководителя клуба «Безопасная школа» Олега Зверева еще раз проговорить эти принципы.

  1. В школах должна существовать должность заместителя директора по безопасности. Это должен быть не учитель с дополнительной нагрузкой, а профессионал с опытом, способный анализировать потенциальные угрозы, разрабатывать стратегии их предотвращения, следить за техническим состоянием оборудования, взаимодействовать с охраной и так далее.
  2. Охранники в школах должны отличаться от охранников, которые работают на коммерческих объектах. Они должны понимать особенности работы в образовательной среде, уметь распознавать потенциально опасное поведение и иметь навыки работы с детьми и подростками.
  3. Раз в квартал нужно проводить учения по безопасности и действиям в экстренных ситуациях для персонала школы, а также для учеников младшей, средней и старшей школы: у каждой группы свои особенности эвакуации. Кроме того, важно обучать взрослых взаимодействию с детьми с ОВЗ при ЧС. Методам реагирования в чрезвычайных ситуациях необходимо учить педагогов, тьюторов, классных руководителей, даже директор школы должен учиться прятаться под стол вместе со всеми.
  4. Школа должна активно сотрудничать с семьями учащихся, предоставляя им информацию и ресурсы для обеспечения безопасности их детей. Педагоги должны информировать родителей о том, что в школе пройдет антитеррористическая тренировка, и объяснять, почему это важно и почему не нужно переживать, что такое учение испугает детей.

Эксперт также говорил о законодательной поддержке на федеральном и региональном уровне, которая помогла бы обеспечить достаточные ресурсы для безопасности в школах. И это один из ключевых аспектов: «Мел» часто пишет о школах в регионах России, где нет финансовых ресурсов даже на то, чтобы починить туалет или обеспечить ремонт в аварийном здании. О дорогих системах видеонаблюдения, найме профессиональной охраны, других способах контроля доступа в школу в таких ситуациях говорить не приходится.

Что не так с психологической поддержкой

Эксперт из МГПУ Олег Зверев также упоминал о психологической подготовке детей и учителей. По его словам, сотрудников школы важно научить распознавать буллинг и признаки деструктивного поведения у подростков, а детей — справляться со стрессом и осваивать техники самоконтроля и взаимопомощи.

И этот момент не менее (а может быть даже более) важен, чем обеспечение безопасности на организационном уровне.

Мы много и часто пишем о том, что профилактика буллинга и борьба с ним — это не пожурить конфликтующих детей в кабинете директора, и не вызвать туда родителей (а школы зачастую пытаются решить вопрос именно так). Это целый комплекс мер, главные из которых должны предотвращать травлю. Однако на практике даже самые продвинутые школы, как выясняется, не умеют работать с этой проблемой. А многие чаще всего просто закрывают на нее глаза.

«Справляться со стрессом и осваивать техники самоконтроля» дети тоже не могут научиться самостоятельно. Не научат их этому и школьные психологи, на которых зачастую ложится непосильная нагрузка: в штате множества российских школ по одному психологу на 1000–1500 человек. А где-то их нет вовсе. Вот интервью с одним из таких специалистов, из которого становится ясно: психологическая поддержка школьников должна быть организована как-то иначе.

В брянской гимназии № 5, по данным «Базы», две недели назад проводился очередной психологической мониторинг: детей проверяли на наличие суицидальных наклонностей и на уровень одиночества. Открывшая стрельбу 7 декабря восьмиклассница этот тест проходила вместе со всеми — эксперты не увидели в ее ответах и поведении каких-либо тревожных сигналов.

Один из психологов, к которым «Мел» уже успел обратиться за комментарием, пояснил, что девочка, скорее всего, находилась в состоянии аффекта, а значит, результаты диагностики, проведенной две недели назад, уже были не показательны. Но тогда сразу возникает вопрос: а зачем вообще проводятся подобные диагностики?

«Мел» планирует посвятить этой проблеме отдельный материал и разобраться, кто, как, а главное, для чего проводит психологические тестирования в школах, какие из этих тестирований делаются выводы и что за меры предпринимаются в итоге.

Что делать родителям

После стрельбы в казанской школе, случившейся в мае 2021 года, психолог Лариса Суркова написала колонку, которую мы, увы, уже вспоминали в связи с подобной трагедией в Ижевске. И вот теперь, после Брянска, возвращаемся к ней снова.

«Сейчас пошерстят школы, выдадут выговоры директорам, попиарятся чиновники перед выборами с плакатом „Каждой школе — охранника с пулеметом и тревожную кнопку“ — и все. Забудется и пройдет. <…> К сожалению, все эти дерганья смысла иметь не будут. Разовый (для власти) случай обязаны помнить мы! Каждый на своем месте… Выключая безразличие. Но не превращая свою жизнь в паранойю», — написала тогда Лариса и дала несколько советов родителям подростков, которые прямо сейчас очень напуганы и встревожены. Повторим их снова в кратком изложении.

  • Пойти к директору с просьбой/требованием провести учение по безопасности.
  • Поговорить с детьми. Самим, не дожидаясь, пока их напугают. О том, что такое бывает, что это беда, и о том, как нужно себя вести в чрезвычайной ситуации. Правила есть в сети, публикуют их сегодня многие.
  • Быть в контакте с ребенком. Если ваш ребенок в курсе произошедшего, он боится, особенно если ваши дети из этой школы, услышьте их, разрешите не ходить в школу до стабилизации психологического состояния.
  • Давайте ребенку высказаться, не перебивая. Больше обнимайте, гладьте по голове, целуйте. Сейчас детям понадобится заземление, то, что будет обеспечивать стабильность. А это прежде всего родители.
  • Посмотрите на своего ребенка любого возраста. Как он вообще? В контакте ли с миром? Стрелок же не просто так им стал. Даже по той мизерной информации, что есть в сети, звонков там было достаточно. Но, видимо, никто их не услышал.
  • Будьте внимательны к своим близким. Ведь стрелками не становятся просто так. Все чаще трагедии этого мира случаются от бесконечного равнодушия людей друг к другу.

Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Комментарии(2)
Индивидуализм, не способность согласовывать, отсутствие навыков коммуникаций — в этом проблема. А потом уже остальные проблемы, которые нужно решать и описаны в статье.
Должна быть реальная работа советов классов и советов школ, требующая взаимодействия https://nashedelo.ru/a/kompetentnosti-i-sovet-roditelei. Реальная работа — это обсуждение вариантов учебы. Для этого должен быть набор программ обучения с разным учебным материалом. Обсуждение на советах для выбора направления обучения воспитывает терпимость к другим мнениям, что снижает накал страстей в любой области взаимоотношений.
Ещё раз: единообразие по всей стране не улучшает, а ухудшает морально-психологическое состояние в стране. Оно нужно лишь для упрощения работы контролирующих органов, но не для повышения качества образования с обучением навыкам коммуникаций.
К вопросу о безопасности школ.
После трагедии в Ижевской школе (где я работала в тот год), школу отремонтировали и поставили новое оборудование для безопасности. Обещали, что ближайшее время начнут оснащать и другие школы необходимым оборудованием. Но в итоге, «На мероприятия по обеспечению безопасности в образовательных организациях в УР в бюджете запланированы на 24 год в сумме — 1,48 млрд. р, на 2025 и 26 годы — по 0,00 руб. При этом, в
прошлом году на 2023 год было выделено 1,9 млрд.р., на 2024 и 2025 годы планировалось по 1,4 млрд. рублей.
Но и этой суммы было недостаточно.» пишет правозащитница Ия Боронина. https://udm-info.ru/news/2023-11-29/iya-boronina-v-byudzhete-udmurtii-ne-zalozheny-dengi-na-mnogie-sotsialnye-stati-3113325
Больше статей