«Жирный, свинья!» Опыт мамы, которая пыталась остановить травлю сына в школе
«Жирный, свинья!» Опыт мамы, которая пыталась остановить травлю сына в школе
«Жирный, свинья!» Опыт мамы, которая пыталась остановить травлю сына в школе

«Жирный, свинья!» Опыт мамы, которая пыталась остановить травлю сына в школе

От редакции

3

05.12.2022

«Мел» поднимал тему школьного буллинга много раз: проблема была и остается актуальной. Недавно читательница написала в редакцию о систематической травле своего сына. Публикуем эту историю — и мысли экспертов, как повлиять на ситуацию.

«Вообще все надоело, поскорее бы сдохнуть»

Дамиру 10 лет, он учится в 4-м классе самарской гимназии. Его мама Елена рассказывает, что у мальчика есть врожденное заболевание — особенность развития гипофиза. У мальчика нарушен обмен веществ, благодаря правильному питанию и препаратам ему удалось замедлить набор веса, но его фигура все равно объект неприятного внимания детей и взрослых.

Когда Дамир пошел в школу, одноклассники стали обзывать его «жирным», «свиньей». Тогда Елена написала в родительский чат о физических ограничениях ее ребенка и попросила поговорить об этом с остальными детьми. По ее словам, просьбу проигнорировали и издевательства продолжились. Дамира закрывали в туалете, могли его там сфотографировать, давали ему подзатыльники, шлепали. Периодически он давал обидчикам сдачи.

Елена отмечает, что классная руководительница тоже подшучивала над Дамиром, могла позволить себе сказать: «Почему бы тебе не поехать в страну, где занимаются сумо?» Она часто выставляла его виноватым, заставляла извиняться перед одноклассниками.

В середине 2-го класса мальчик не выдержал оскорблений одноклассницы, схватил ее руками и стал трясти. Все это происходило рядом со стеной, девочка ударилась и очень испугалась, рассказывает Елена. Через пару недель после этого инцидента было внутришкольное собрание, где на Дамира жаловались родители его одноклассников.

После этого эпизоды травли стали происходить чаще. Когда Дамир перешел в 3-й класс, издеваться над ним стала группа мальчиков. По словам Елены, они тыкали его ручкой в живот со словами: «Давай мы тебя сдуем, как воздушный шар». Один из них угрожал разбить Дамиру очки, воткнуть их в лицо, порезать его ножом. Мама вспоминает, что сын приходил домой в слезах, хотя обычно он не плакал. Своему учителю по гитаре мальчик говорил, что ему «вообще все надоело, поскорее бы сдохнуть».

Ответственность за травлю

Ситуация, с которой столкнулся Дамир, — классическая история школьного буллинга. «Мел» писал о нем неоднократно: это целенаправленное и систематическое причинение вреда человеку стороной, которая заведомо сильнее (по численности, статусу). Проявляться он может и через физическое, и через психологическое насилие.

Понятие «буллинг» в российском законодательстве отсутствует, не существует его юридического определения. Доцент Финансового университета при Правительстве РФ, кандидат юридических наук Оксана Васильева говорит, что с юридической точки зрения понятию «буллинг» соответствуют действия, которые нанесли вред физическому либо психологическому здоровью человека (или его репутации, если речь идет о травле в рабочем коллективе).

Ответственность за такие действия зависит от последствий для пострадавшего: она может быть гражданско-правовая, административная и уголовная. «Допустим, ребенка толкнули, он упал и испачкал одежду, но он жив-здоров, физический вред не нанесен, — приводит пример Оксана Васильева. — Возможно, нанесен вред психологический — ребенок теперь боится заходить в класс, но он здоров: у него нормальная температура, нет синяков, не пострадало зрение, нет головных болей. Тогда будет гражданско-правовая ответственность: родители пострадавшего должны взять грязную одежду, отнести в химчистку, постирать ее, зафиксировать стоимость услуги, написать жалобу и в гражданском судопроизводстве требовать с родителей обидчика эти денежные средства».

Если пострадавший получил какие-то травмы, обидчик (в зависимости от тяжести вреда) должен понести административную или уголовную ответственность. Но есть нюанс: административная ответственность наступает с 16 лет, уголовная (по статьям о хулиганстве, оскорблении, нанесении побоев, угрозах, доведении до самоубийства) — с 14 лет.

В марте 2022 года, как рассказывает Елена, Дамира сильно избили несколько мальчиков — он смог тогда убежать в туалет и позвонить маме. Женщина подала заявление в полицию, у мальчиков, родителей и педагогов взяли показания, однако уголовное дело по статье 116 УК РФ (побои) возбуждать отказались (копия отказа есть в распоряжении «Мела») — по мнению сотрудников полиции, признаки преступления есть, но обидчики не достигли 14-летнего возраста, когда их можно судить по уголовной статье.

При этом к ответственности могут привлечь не только агрессоров или их родителей, но и школу

По словам Оксаны Васильевой, согласно ст. 41 закона «Об образовании» ученик, будучи в школе, находится под ее защитой — учебное заведение отвечает за состояние его здоровья. Например, летом 2022 года, как пишет издание Orenday.ru, в Оренбурге родители смогли доказать, что администрация школы не предотвратила ситуацию травли (было в том числе и физическое насилие). По ст. 5.57 КоАП РФ со школы взыскали 20 тысяч рублей.

В юридической практике Оксаны Васильевой тоже был случай, когда удалось доказать вину школьной администрации. В Москве над девочкой 12 лет издевались дети и учителя из-за того, что она была отличницей и очень хотела хорошо учиться. Из-за этого у девочки случился психологический срыв, некоторое время ей даже пришлось оставаться на домашнем обучении. Семья писала жалобы в школу и во все профильные ведомства — приходили отписки. Тогда родители обратились к психотерапевту, тот написал в заключении, что девочке нанесен моральный вред. Далее семья подала в суд гражданский иск о возмещении вреда и выиграла дело. Школа выплатила сумму, которая покрыла траты на лечение ребенка и на адвоката, а учитель принес публичные извинения.

Однако обстановка в учебном заведении после этого не улучшилась, и девочке пришлось перейти в другую школу.

Как собрать доказательства

По словам декана юридического факультета Финансового университета при Правительстве РФ Гульнары Ручкиной, доказательствами травли могут послужить:

  • сообщения в соцсетях и мессенджерах — их нужно заверить у нотариуса;
  • фотографии, заверенные у нотариуса;
  • видео- и аудиозаписи с территории школы — при обращении в правоохранительные органы или по адвокатскому запросу можно запросить видео со школьных камер, а при индивидуальной съемке важно оповестить об этом тех, кто попадает в кадр;
  • информация от свидетелей;
  • заключение врача о полученных травмах — побои нужно зафиксировать в течение суток;
  • заключение психиатра о состоянии ребенка.

Гражданские дела можно передавать в суд в течение трех лет. Если были насилие или угрозы его применить, заявление можно подавать в течение двух лет.

Что можно сделать для профилактики травли

Чтобы выйти из ситуации травли и предотвратить ее повторение, первым делом нужно идти разбираться в администрацию школы, рекомендует Оксана Васильева. Так и сделала мама Дамира: она фиксировала каждый акт насилия над ее сыном и писала заявления на имя директора. По словам Елены, эффективных мер защиты ее сына не последовало.

Если проблема никак не начнет решаться и школа не захочет в это вмешиваться, то придется «выносить сор из избы» — писать жалобы в Департамент образования, прокуратуру, уполномоченному по правам ребенка (формы заявлений произвольные). Елена так и поступила. И хотя, по ее словам, с ситуацией буллинга сталкивались и другие дети в школе, только она решилась придать истории огласку.

Службы примирения

Помимо этого, во всех регионах страны сейчас созданы школьные службы медиации, или службы примирения. Руководитель Ассоциации служб примирения Самарской области Татьяна Прянишникова рассказывает, что это региональные организации, НКО, которые транслируют идеи мирного решения конфликтов и руководствуются международной методикой, которая называется «восстановительная медиация». Суть в том, что любой конфликт можно решить через посредника (медиатора) — для этой роли специально обучают подростков 12–15 лет и педагога-куратора.

Когда в учебном заведении возникает конфликт, медиаторам поступает заявка, и они приглашают в пустой кабинет без посторонних сначала одну, потом другую сторону конфликта — садятся напротив и беседуют по методике активного слушания («Мел» писал о том, как этому научиться). Когда обе стороны выслушаны, медиаторы приглашают их одновременно и помогают найти компромисс.

Конфликт считается исчерпанным, когда люди находят совместное решение и обе стороны все устраивает. Этому предшествуют искренние извинения. Восстановительной такая практика называется потому, что она помогает восстановить разрушенные связи.

Ассоциация служб примирения Самарской области сотрудничает со школами, колледжами и интернатами по всему региону. После жалоб Елены в профильные ведомства в школу ее сына пригласили Татьяну Прянишникову. В сентябре 2022 года она провела обучение для одного педагога начальной школы и трех учеников 7–8-х классов. Так в школе появилась служба примирения — и Татьяна надеется, что она сможет изменить подход к решению конфликтов. Эксперт говорит: «Важно не сталкивать людей лбами, не обвинять и не наказывать, а помогать им сделать так, чтобы это не повторилось».

Антибуллинговая хартия

Другой метод профилактики школьной травли — это антибуллинговая хартия, которую программа «Травли NET» разработала вместе с юристами и адвокатами в 2019 году. Это образец локального школьного документа, посвященного профилактике травли.

«Каждая школа имеет право принимать локальные нормативные акты, — говорит соавтор хартии, юрист, эксперт программы „Травли NET“ Анна Копылова. — Мы предлагаем школам принять такой документ, который целиком будет посвящен тому, как школа работает с травлей и как ее предотвращает. Это такой школьный закон о том, что такое травля и как школа с этим явлением будет разбираться».

Чтобы антибуллинговая хартия работала, команда «Травли NET» рекомендует не просто формально принять документ, а собрать инициативную группу и сделать текст этого документа реально работающим, понятным для всех. Привлечь к работе над ним можно всех заинтересованных, ответственных взрослых — представителей школьной администрации, педагогов, родителей, психологов.

«Мы сами готовы проконсультировать школы по составлению текста такого документа. Образец, который мы разработали, не является обязательным или жестким, можно его менять или вообще создать собственный документ. Главное, чтобы такой документ был и чтобы он не стал просто какой-то бумажкой, а по-настоящему применялся школой постоянно», — говорит эксперт.

Закон о травле

Чтобы понятие травли появилось не только в школьных актах, но и на государственном уровне, инициативная группа разработала поправки в закон «Об образовании» и в другие нормативные документы. Соавтор проекта изменений Анна Копылова отмечает, что, помимо определения «травли», в нем прописаны условия для создания серьезной системы ее профилактики. По словам эксперта, целью этой системы будет «предотвращение травли и работа с ней, а не поиск и наказание виновных» («Мел» публиковал тезисы разговора с соавторами проекта в эфире «Радиошколы»).

Проект изменений в законодательство пока не внесен в Госдуму и не получил официального статуса законопроекта. Он около месяца планируется к внесению, но когда это случится — непонятно.

Чем закончилась история Дамира

Летом 2022 года после жалоб Елены в профильные ведомства в школе, где учится Дамир, провели прокурорскую проверку — специалисты установили, что в школе проводят профилактические меры против травли (ответ прокуратуры есть в распоряжении «Мела»). По словам Елены, после этого классного руководителя ее сына отстранили от работы в классе — сейчас она ходит к детям на домашнем обучении. На ее место позвали педагога из другой школы. Большинство детей, которые участвовали в конфликте, перевелись в гимназический класс — вместе с Дамиром остались учиться всего 16 человек.

«В классе сложилась совершенно другая обстановка», — делится Елена. Однако иногда Дамир встречается в коридоре с бывшими одноклассниками, и конфликт возобновляется. Кроме того, мама опасается, что, когда сын перейдет в 5-й класс и начнется предметное разделение, конфликтные ситуации станут случаться еще чаще.

Елена планирует в ближайшее время привлечь к решению проблемы новую службу медиации и надеется, что ситуация в школе изменится.

Иллюстрации: Mind Pixell / Shutterstock / Fotodom

Комментарии(3)
А у нас обычная школа на периферии. Ни тьютеров вам, ни психологов, один учитель начальных классов ведёт 2 класса, и ей конечно не до их воспитания.
А Вы его и правда на сумо отдайте! Или дзюдо. Оьясните тренеру (заплатите), пусть занимается, как сможет. Там он найдет новых друзей и они помогут. А может и сам разберется
Моя дочка к сожалению столкнулась с травлей из-за лишнего веса, это очень больно для родителей, а для ребенка настоящая трагедия ((дети очень жестоки. Я тоже долго боролась за то, чтобы прекратить травлю, но, когда даже учителя подшучивают над ребенком, о каком здоровом отношении может идти речь? В той ситуации я еще раз убедилась, что взрослые — это просто дети больших размеров. До сих пор вспоминаю то время с болью. Я забрала дочку на семейное обучение, она наконец-то полюбила учебу, заинтересовалась всерьез биологией. Спасибо преподавателям Онлайн-школы, в которой мы теперь учимся, что показали моей дочке правильные отношения учителя и ученика, привили любовь к науке
Больше статей