Написать в блог
«Разрешить себе „сопрягать далековатые идеи“ — кайф, который быстро ловят и дети»
школа

«Разрешить себе „сопрягать далековатые идеи“ — кайф, который быстро ловят и дети»

Как и чему учат в московской «Новой школе»
6 429
10

«Разрешить себе „сопрягать далековатые идеи“ — кайф, который быстро ловят и дети»

Как и чему учат в московской «Новой школе»
6 429
10

«Разрешить себе „сопрягать далековатые идеи“ — кайф, который быстро ловят и дети»

Как и чему учат в московской «Новой школе»
6 429
10

1 сентября в Москве открылась «Новая школа», созданная при поддержке благотворительного фонда «Дар». Сергей Сдобнов узнал у директора школы Кирилла Медведева и главы кафедры словесности Сергея Волкова, чем эта школа отличается от других и чему они собираются учить детей.

Кирилл Медведев — директор «Новой школы», кандидат физико-математических наук
Сергей Волков — руководитель кафедры словесности «Новой школы», учитель русского языка и литературы в школе № 57 (1992–2017), доцент факультета филологии ВШЭ (2011–2015)

Как появилась «Новая школа»

Кирилл Медведев: Мы придумывали «Новую школу» не для каких-то особенных детей, а для всех вообще. Она общеобразовательная, на вступительных испытаниях у нас — русский язык и математика. Но было и собеседование с психологом, чтобы определить интерес ребёнка к учёбе, к знаниям, любопытство и в хорошем смысле неуспокоеннось.

В прошлом ноябре фонд «Дар», благодаря которому появилась Новая школа, купил здание на Мосфильмовской, 88. Это не так далеко от центра, как могло бы быть, рядом река и МГУ, с которым нас немало связывает: многие преподаватели Новой школы — его выпускники, а кто-то и сейчас работает там на разных факультетах.

Коллеги с первой недели организуют мастер-классы международных специалистов, придумывают, как дополнить биологию информатикой (и наоборот), устраивают тематические недели. Очень интересно, что будет дальше, если мы в самом начале взяли такой темп. Нам важно создавать такую среду, где было бы интересно каждому: и учителю, и ученику. Главное — быть в диалоге с учеником, выстраивать горизонтальные отношения с коллегами, вместе чему-то учиться. У нас молодой коллектив, учёба только началась, а я уже вижу, что в школе сразу всё завертелось.

Школа платная, но стоимость (40 000 рублей в месяц) даже близко не покрывает наших расходов. Разницу субсидирует фонд «Дар». Школа — некоммерческий благотворительный проект, и одна из наших задач — сделать качественное образование доступным для детей и семей разного достатка. У нас есть специальная стипендиальная программа, по которой можно учиться в школе за 12 000 рублей в месяц. Мы планируем зарабатывать и с помощью программы дополнительного образования, которая будет открыта не только для наших учеников, но и для всех желающих.

Сергей Волков: Программа дополнительного образования нужна для того, чтобы качественное образование стало доступно не только нашим ученикам, но и тем детям, которые по каким-то причинам не поступили в «Новую школу».

Почему школа стала «Новой»

Кирилл Медведев: Когда мы создавали «Новую школу», то не противопоставляли себя кому-то. Мы думали о том, чего не хватает нам самим: чтобы в школе царила атмосфера неравнодушия и интереса к новому, чтобы мы смогли научить детей получать нужные им знания и самим решать, что по-настоящему важно. Во многом для этого у нас работает институт тьюторства. Каждый ученик может выбрать своего тьютора, который сопровождает ребёнка во время учёбы, помогает разобраться в себе и своих интересах и сделать правильный выбор. Вместе с тьютором школьник учится находить нужную информацию о том, что интересует его сегодня, и выбирать будущую профессию. Для этого мы постарались организовать как можно больше дополнительных занятий.

В стоимость обучения уже входят занятия в гончарной и кулинарной мастерской, занятия в лаборатории физических и химических экспериментов, математические кружки и занятия по литературе, курсы по написанию киносценариев и съёмке анимационных фильмов, футбол, борьба и гимнастика, кружки 3D-моделирования и хенд-мейд мастерские, курсы игры на музыкальных инструментах и многое другое.

Обычные школьные предметы в дополнительной программе тоже будут, главное, что мы хотим дать детям свободу выбора с одной стороны и ответственность за этот выбор — с другой. Ребёнок не обязан семь лет учиться игре на фортепиано, если на каком-то этапе он понял, что это не его, но важно понять и этот выбор, и отказ от него. Мы воспитываем субъектную позицию и одновременно стараемся формировать у учеников ответственное отношение ко всему, что происходит вокруг.

В частной школе больше свободы в составлении учебного плана, выборе учебников и подхода к образованию. Нашим ученикам так же, как и всем остальным, предстоит сдавать государственные экзамены в 9 и 11 классах. Мы, конечно, учитываем требования итоговой аттестации при разработке образовательной программы. И рассчитываем, что особые, доверительные отношения с учениками и с их родителями, которые мы выстраиваем в «Новой школе», помогут детям раскрыться и не сводить свою учёбу только к подготовке к выпускным экзаменам. Что касается лета, то июнь у нас учебный — практики, стажировки, защиты проектов, аттестация, лагерь.

Сергей Волков: Мы постарались сделать пространство школы максимально комфортным, а где-то даже неформальным. Это должно стать местом для общения и творчества, и мы хотим убрать как можно больше сдерживающих факторов. Двигать парты не запрещено, сидеть во время урока на мягком диване — тоже, как и выйти попить воды. А ещё у нас можно писать на стенах — всё, что пожелается: вот вам чёрная стена, вот белый маркер, каждую неделю обновляем настенные росписи. Когда ребёнку не запрещают рисовать на стенах, ему почему-то не хочется писать что-то неприличное. Во всяком случае, пока там стихи, задачи на логику, рисунки котов и, кажется, чья-то тайная переписка.

Наш театральный зал всегда открыт, и в какой-то момент ребятам стало там удобно делать домашние задания. Там нет столов и стульев, но есть ряды с подушками. Дети решили, что им там комфортнее, чем в кабинетах. Приятно наблюдать, как здесь и сейчас придумываются собственные правила.

Общение с родителями

Кирилл Медведев: Для нас важно, чтобы родители чувствовали себя сопричастными. Когда мы отбирали учеников, то ориентировались на общие ценности, которые есть у нас с детьми и их мамами и папами. Мы планируем открывать двери для взрослых в «третьей половине дня», как мы это в шутку прозвали, то есть вечером.

Сергей Волков: В середине сентября у нас стартовали курсы по литературе от Дмитрия Быкова, и на них могут записаться даже взрослые. Родители получают от нас информационные рассылки, мы проводим встречи с учителями, тьюторами и кураторами параллелей. Мы хотим формировать партнёрские взаимоотношения с родителями и избегать включения режима односторонней потребительской или экспертной позиции.

Что входит в учебную программу

Кирилл Медведев: У нас очень сильные руководители кафедр. Каждый из них сам вместе с сотрудниками своей кафедры готовит программу, которую мы на методическом совете обсуждаем и утверждаем. При этом у нас нет задачи обязательно разработать оригинальные программы или обязательно взять какие-то готовые. Скорее мы стараемся брать самое важное из лучших практик, смотрим, как это работает, и совершенствуем по ходу.

Что касается обязательных предметов, то список несильно отличается от других школ. Но подход к предметам может быть разный. Мы хотим, чтобы у детей не было «обязаловки», а было желание пойти на урок. Расписание мы составляем так, чтобы у детей, особенно старшеклассников, была возможность самим решать, на каком предмете сделать упор. Ребёнок при помощи тьюторов выбирает себе специализацию, а окна в расписании школьной программы и дополнительные курсы помогают ему найти единомышленников и работать в группе.

Сергей Волков: Мы многому учимся у одной из самых сильных гуманитарных школ Москвы — школы № 1514, — которая с конца 90-х работает по программе МИРОСа. Программа построена так, что позволяет год за годом осваивать новые «этажи» произведения. Есть «этаж» героев и сюжета, есть «этаж» стиля, жанра, эпохи, в которую создаётся произведение, литературное направление, с которым ассоциирует себя художник. Мы последовательно учим разбираться в этом устройстве. Много внимание уделяем классике: к началу историко-литературного курса ребята прочитывают почти всего Гоголя, много из Пушкина, Чехова, Булгакова, много лирики. Помимо этого, у нас большой список современных книг для детей и подростков. Мы стараемся построить изучение литературы так, чтобы оно давало простор для споров, дискуссий, собственного творчества.

Наши учителя выбрали книги для «летнего чтения». Коллеги делились своими списками, составленными за годы преподавания. В этом списке и наших программах мы рифмуем всё со всем. Просто не всегда в школе это замечают и используют. Гомер откликается в Тютчеве и Мандельштаме, мифы и сказки разных народов прорастают в литературу, Гамлет будет высовываться из-за спин Печорина и Раскольникова… Разрешить себе «сопрягать далековатые идеи» — в этом есть безусловный кайф, который быстро ловят и дети.

Как устроена система оценок

Кирилл Медведев: Самое важное в системе оценивания в школе — честная и понятная обратная связь. Мы в любом случае уходим от неосознанных отметок. Получая тот или иной балл или комментарий, ученик должен понимать, что это характеристика не его самого, а работы, которую он выполнил. При этом нам всем важно осознавать, за что именно получена оценка, как с этим работать дальше.

Что мешает в работе

Кирилл Медведев: Мешает то, что в сутках всего 24 часа, а в неделе семь дней. Не хватает только времени на осуществление всего задуманного. Все остальное у нас есть.

Сергей Волков: Мешает недостаток времени, сил и веры в осмысленность бытия как такового. Ещё я бы не отказался от мгновенной телепортации из школы домой — московское метро в час пик не для меня.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(10)
Комментарии(10)
Написано все очень красиво, но смущает факт, что почти весь преподавательский состав сформировался на основе работников 57 школы, прославившейся скандалом домогательства учителя к ученику...ну и еще слышала информацию, что детей берут не по тестам, а в зависимости от платежеспособности родителей...
написано все красиво конечно, и в сми активно раскручено... Искуственно или же все на самом деле так светло и ясно, покажет время.
Мне все-таки не ясно, так в чем же преимущество этой школы? Обычная общеобразовательная школа за такие деньги? В штате вагон психологов и всяких руководителей, совершенно не понятно, кто и чему будет учить. А оправдывать пустые белые стены кабинетов «свободой» и раскрепощенностью детей это вообще знаете ли! Может у ...
Показать полностью
Показать все комментарии
Больше статей