«Экзамен ты сдашь только через мой труп!». Должен ли учитель быть принципиальным
Блоги17.06.2022

«Экзамен ты сдашь только через мой труп!». Должен ли учитель быть принципиальным

Быть верным своим принципам — это хорошо. А если от твоей принципиальности страдают другие и остальные люди твои ценности не разделяют? Наш блогер Вадим Мелешко пообщался с учителями и узнал, важна ли для них принципиальность в работе и в жизни.

Когда о ком-то говорят «Он очень принципиальный человек», обычно это считается положительной характеристикой. Мол, у товарища есть своя система ценностей, он ее не скрывает и никогда не пойдет на сделку с совестью. Таких обычно приводят в пример, являют миру как образец для подражания: Джордано Бруно мог отказаться от убеждений, но предпочел смерть на костре; Муций Сцевола добровольно сжег свою руку в огне алтаря, но не выдал врагу свои замыслы; тысячи и тысячи репрессированных в 30‑е годы прошлого века людей даже под пытками и угрозой расстрела не согласились оговорить своих близких. И так далее.

А вот Талейран, наоборот, стал хрестоматийным примером отсутствия всяких принципов и убеждений, ибо всегда был готов предавать и продавать кого угодно ради собственных интересов. ​Поэтому «беспринципность» — характеристика, однозначно, отрицательная.

В школе мы сталкиваемся с принципиальностью, как правило, когда дело касается оценок. «Сидоров не учит уроки, не выполняет задания, вызывающе плохо ведет себя на занятиях. А потом еще и требует, чтобы ему поставили четверку за работу, которую он при мне же списал у соседа! Так вот, я ни за что его не аттестую в этой четверти!» И ведь, что интересно, многие действительно идут до конца, то есть не аттестовывают, несмотря на угрозы вплоть до увольнения.

А некоторым все это совершенно не важно — они абсолютно спокойно могут поставить кому угодно что угодно в зависимости от внешних факторов и независимо от уровня знаний школьника. Впрочем, такую позицию тоже можно считать своего рода принципом: дескать, главное — не причинить вреда ребенку, остальное — мелочи! Точно так же можно вспомнить и тех, кто принципиально не жалуется родителям на детей, не пишет докладные директору, не говорит плохого о коллегах за глаза, всегда возвращает долги (или никогда не берет взаймы), не собирается агитировать детей за ту или иную партию только потому, что «есть разнарядка на школу», и так далее.

С одной стороны, каждый из нас понимает: надо иметь некий внутренний стержень из ценностей, убеждений, принципов, ведь они формируют наш нравственный фундамент, без которого невозможно расти и развиваться. С другой — если у всех стержни будут направлены параллельно, а у одного тебя перпендикулярно, жить будет, прямо скажем, некомфортно и тебе, и окружающим. И рад бы согнуться, да проглоченный кол мешает.

Я поговорил с несколькими учителями (нынешними и будущими) и узнал, что они думают об этих понятиях — принципиальности и беспринципности?

Алексей Боровских, профессор, заместитель декана факультета педагогического образования МГУ:

«Я стараюсь быть принципиальным. У меня есть несколько понятий, к которым я всегда и везде принципиально отношусь очень серьезно, — это вопросы жизни и смерти, чести и достоинства, совести и справедливости, любви и верности. Надеюсь, мое отношение к этим понятиям, мои взгляды и принципы не изменятся.

Что касается остального, то принципы ведь существуют для принятия решений и управления своим поведением. Есть иерархия принципов — одни подчинены другим, и что сейчас важнее, то и главнее. Но на сделку с совестью я никогда не пойду.

Применительно к моей работе, тут все просто: если студент выучил материал, он получит зачет, а нет — так нет. Ничего личного. Некоторые мои коллеги полагают, что имеют право заявлять: «Экзамен ты сдашь только через мой труп!» Но, по мне, это не принципы, а амбиции. Принципы — вещи гораздо более серьезные.

Страдал ли я когда-либо от своих принципов? Пожалуй, нет. Ведь если они важнее всего, то все остальное не важно. А если ты понимаешь, что все делаешь правильно, в полном соответствии с собственными представлениями о добре и зле, то незачем жалеть о чем-то».

Анастасия Губанова, студентка 2-го курса факультета иностранных языков МГППУ:

«Я, наверное, человек принципиальный. Но в зависимости от ситуации. Думаю, что всегда может произойти такое, что приведет к полному пересмотру принципов, отказу от старых в пользу новых. Сегодня я, например, спокойно меняю свои принципы и приоритеты в зависимости от того, какой информацией владею. А информация поступает постоянно, она меняет представления о происходящем. Среди моих знакомых есть такие, которые никогда не согласятся поменять свои взгляды. Но я не считаю, что их позиция лучше, чем моя. Я только знаю, что все, с кем я общалась тесно, рано или поздно соглашаются идти на уступки, если с ними нормально поговорить, изложить им свои доводы. Они не обязательно примут чужую позицию, но, по крайней мере, узнают о существовании иного мнения. А следующий этап — компромисс, консенсус».

Елена Ревякина, учитель иностранного языка, аспирантка из Ирландии:

«Я человек принципиальный, но гибкий. У меня есть устоявшиеся взгляды, но я допускаю, что и они могут поменяться. В наше время надо быть гибким. У меня есть ценности, которых я придерживаюсь, — мне важно быть честной с самой собой и с окружающими, по возможности. Этому принципу я не изменю. Я не буду врать ни себе, ни людям, потому что это противоречит моему внутреннему «я».

Конечно, нередко мои же принципы мне вредят, но я не жалею, что осталась в гармонии с самой собой, ведь я всегда поступаю по совести. Не исключено, что пройдут годы и отношение к этому у меня изменится. Но, уверена, и на тот момент я буду честна как внутренне, так и внешне. А с детьми надо постоянно говорить на тему ценностей и принципов, обсуждать, почему человек поступил так, а не иначе. Надо помочь им выработать собственное мировоззрение, в котором они бы точно так же вели себя, соразмерно со своими внутренними убеждениями».

Владислав Виноградов, заведующий кафедрой педагогики Елабужского института Казанского федерального университета:

«Я иногда бываю принципиальным. И стараюсь поступать так, как велит мне совесть. Но в силу врожденной конформности готов долгое время терпеть посягательства на мои принципы. Никогда не доверял людям, которые заявляют, что готовы отстаивать свои принципы до последнего. Как правило, это дубовые и ограниченные люди с проблемами.

Нет таких принципов, которые бы находились вне того или иного контекста. А все мы, как известно, существуем именно в контексте, который постоянно меняется. И в определенных условиях любой принцип может оказаться нерабочим, абсурдным и ненужным. Принцип — это же определенная установка, лежащая в основе человеческой деятельности.

Взять, к примеру, всем нам знакомый принцип «не навреди». Но что такое вред? Достоевский писал, что иногда человеку на пользу бывает причинить вред самому себе. То, что для одного вред, для другого польза, и наоборот. Или же принцип честности: если человек утверждает, что он всегда и везде говорит одну лишь правду, то надо помнить, что в тесте Айзенка подобное заявление означает, что он лжет.

Я предпочитаю не быть столь категоричным, не делить мир на черное и белое, не оценивать людей с позиции принципиальности и беспринципности. Жизнь гораздо более сложна, чем кому-то хотелось бы ее представить».

Марина Николаева, заведующая кафедрой педагогики и психологии начального образования Волгоградского государственного социально-педагогического университета:

«Я человек гибкий. У меня есть принципы, но я их не выпячиваю. Не задумывалась, готова ли я ради них идти на костер. В любом случае, наличие принципов — это наличие неких убеждений, без которых невозможна гармония человека с самим собой. С другой стороны, гибкость не менее важное качество, которое позволяет жить в постоянно меняющемся мире. Допускаю, что для кого-нибудь гармонией может стать именно полное отсутствие всяких принципов. Но тогда мне нужно уметь найти с ним общий язык и принять его таким, каков он есть. Хотя это вовсе не означает, что я должна принять и перенять его позицию. И вообще каждый человек должен быть осознанным, делать что-либо не потому, что ему так велят, а потому, что он понял важность этого действия. А у детей надо формировать не принципы, а ценности — семья, дружба, любовь».

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Фото на обложке: Джованни Баттиста Тьеполо / Public Domain Mark 1.0

Комментарии(1)
Я преподавал студентам, пришедшим за вторым образованием. Они платили сами или за них платил работодатель.
Я на экзаменах не ставил двоек, если был усвоен тот материал, знание которого не требовалось для понимания учебных курсов у других преподавателей. На чем студент хочет сосредоточиться? Какой материал считает для себя второстепенным? Это он решает для себя. Моя задача была показать ему состояние его знаний по моему предмету. В этом смысле на экзаменах применял трехбалльную систему: удовлетворительно, хорошо и отлично.
Я не мог выпустить студента, если это создаст проблемы моему коллеге, другому преподавателю. Обсуждал со студентом проблему, давал возможность пересдать в удобные для него сроки лишь по тем разделам, которые называл ему после экзамена. Сдача лишь части моего курса был достаточно для получения удовлетворительной оценки.