«Мы начали носить маски задолго до ковида». Что гложет учителей-миллениалов

«Мы начали носить маски задолго до ковида». Что гложет учителей-миллениалов

Да, это почти что манифест
Время чтения: 3 мин

«Мы начали носить маски задолго до ковида». Что гложет учителей-миллениалов

Да, это почти что манифест
Время чтения: 3 мин

Часто мы говорим очень общее — «учителя». Как будто бы все педагоги одинаковы. Разумеется, это не так. И в педагогическом сообществе тоже люди чувствуют разрыв — не только технологий, но и поколений. Об этом сегодня наш блогер, педагог Дарья Дягелец. Даша, спасибо за честность.

Я — миллениал. На мою жизнь и ценности цифровые технологии оказали огромное влияние. Разве могло быть иначе? Мы вместе росли, я и мои ровесники видели и видим за ними будущее.

Шесть лет назад учителя-миллениалы растворялись в коллективах почти полностью состоявших из людей другого поколения. Я чувствовала сильное одиночество. Но всё менялось, стоило мне попасть в коллектив моих учеников — взаимопонимание, причастность, радость совместного творчества наполняли наши занятия. Почему так? Почему мне было не по себе с коллегами?

Белой вороной я перестала ощущать себя только полтора года назад — вместе со сплошной цифровизацией образования. Этот процесс переосмыслял роль учителя, его место в школьном процессе. И мой преподавательский опыт не только перестал быть аутсайдерским, но стал трендовым. Спустя год после локдауна я смогла сформулировать что не так с системой, в которой одиноко не только мне.

Иерархия

Власть разлита по капиллярам школьной системы от министерства образования до школьного охранника. Частная инициатива поощряется только в случае соответствия её магистральным воспитательным/образовательным/подставьте прилагательное планам. Если бы Коменский оказался сегодня на уроке в муниципальной школе, скорее всего, не обнаружил бы разницы. Учитель стоит над учениками, и даже групповая работа не спасает.

Легко ли мы можем представить себе учителя, который просит своих учеников научить его чему бы то ни было?

Пожалуй, такой учитель — исключение из правил. Если же он интересуется жизнью своих учеников, при этом не навязывая своего мнения, не советуя ничего без спроса, то угодит в юные сердечки с подписью «любимый учитель».

Почему? Потому что это будущее — горизонтальные связи, которые стимулируют стихийные объединения по интересам и занятиям. Стимулируют критическое мышление, инициативность, творчество.

Но разве может это появиться в школе, где все взрослые находятся в строгой вертикали, которая передаёт сигналы исключительно сверху вниз?

Формальность

Двойные стандарты с соблюдением указаний — горькая школьная реальность. Выполнение указа или распоряжения не потому, что это облегчит кому-то жизнь, сделает работу удобнее, а потому что «так надо».

Думаете маски в школах носят только в этом учебном году? Нет, это началось гораздо раньше — маски формализма каждый носит в рюкзаке или сумке уже много лет. Душа школы держится на энтузиастах, готовых день ото дня обходить бесчеловечные ограничения и формулировки.

Устаревание

Программы обучения и воспитания не успевают за миром. Узнаешь об открытиях в нейробиологии: вот! Об этом нужно говорить на уроках! Осваиваешь приложение, которое облегчает проверку работ или создаёт автономный сервис по твоему предмету, оказываешься чудаком-одиночкой со странными методами.

Учеников готовят к миру, который перестал существовать. А у нас появляется ощущение жизни в матрёшке: нереальная школа в реальном мире. Чтобы усидеть на двух стульях — подготовить занятие полезное для учеников и удовлетворяющее требованиям программы каждый изощряется как может.

Ловушка

Что будет после работы в школе? Кажется, что учитель остаётся без карьеры. Если движение по лестнице только вверх и вниз, что делать тем, кто не хочет наверх? Как развиваться? Почему выгоревшие учителя не уходят, а продолжают ходить на уже не любимую работу? Потому что торжествует убеждение в своей ненужности и неактуальности, которое передаётся в учительской воздушно-капельным путём. Спасением здесь могут быть новые профессии, появившиеся вместе с цифровизацией.

Разобщенность

Отсутствие поддерживающего сообщества, учительских тусовок превращает миллениалов не только в одиноких, но и беспомощных, замкнутых профессионалов. С течением времени, когда проходит спортивный интерес к налаживанию отношений с детьми или освоению своего предмета, наступает ощущение отчуждения, которое невозможно преодолеть, потому что упираешься в проблемы иерархичности.

Как быть?

Можно объединиться в неформальное профессиональное сообщество по интересам. Такая мера кажется утешающей, но временной. Мой опыт захлебнулся в общей системе.

Можно найти поддерживающее сообщество вне школы, которое будет питать энтузиазм.

Можно работать в школе, где с частью коллектива будут совпадать ценности, но проблема формальности будет нависать как дамоклов меч.

Можно поменять своё отношение и сделать вид, что «ну и пусть так, я делаю, что могу». Но мысли о всём перечисленном будут периодически жалить, вгоняя в депрессивное состояние.

Рефлексирую, что нахожусь в состоянии выгорания. Эта заметка — попытка формулирования и структурирования причин. Возможно, кому-то покажется это близким. У меня нет убедительного ответа на вопрос «Что делать?» Но я очень хочу его найти.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Иллюстрация: Shutterstock / GoodStudio

Комментарии(1)
интересно, что преподает автор…