«Я его знала с детства»: история Насти, которая стала приемной мамой в 18 лет
Блоги07.04.2024

«Я его знала с детства»: история Насти, которая стала приемной мамой в 18 лет

Взять в семью ребенка — шаг непростой и ответственный. Решиться на него люди не могут годами. Но у Насти, героини этой истории, сомнений не было — в 18 лет она стала опекуном своего племянника, который младше ее всего на 11 лет. Об этой истории рассказали в блоге БФ «Дети-бабочки».

Диме 9, он умный, обаятельный и общительный. За словом в карман не лезет, в обиду себя не дает. Про таких, как он, говорят «без комплексов». Мальчик любит спорить, у него на все свое мнение. Насте приходится постоянно с ним договариваться. Настя — опекун Димы.

Своих биологических родителей мальчик не помнит: мама погибла, когда ему было 2 года, а отец лишен родительских прав. Дима рос в семье бабушки. Настя — его тетя, она старше мальчика всего лишь на 11 лет.

«Так сложилось, — рассказывает Настя, — что изначально перевязывать Диму стала я. Еще до его появления я помогала маме ухаживать за бабушкой, Диминой прабабушкой, которая несколько лет была парализована после инсульта. Мама всегда боялась ран и крови, а я нет. Сначала я обрабатывала пролежни у бабушки, а потом начала перевязывать Диму. Он был маленький, плакал, иногда сопротивлялся — например, не давал прокалывать пузырь. Но у меня получалось его убалтывать.

Мы даже как-то втроем в НЦЗД лежали — мама, Дима и я, потому что только я могла его нормально обработать и перевязать. Он у меня засыпал во время перевязки — врачи говорили, что первый раз такое видят».

Поначалу ежедневные перевязки занимали больше 3 часов, но со временем Настя стала укладываться в час-полтора. Да и Дима подрос — не сопротивляется и многое уже умеет сам.

Как и когда Дима узнал о своем диагнозе, Настя не помнит: «Это произошло само собой. Думаю, определенную роль сыграла болезнь бабушки. Дима помнит это. Он рано понял, что люди болеют, поэтому ему было проще принять, что у него тоже есть заболевание. Если его спрашивают: „Что с тобой?“ — отвечает, что у него „болезнь бабочек“ — очень тонкая кожа. Но особо в подробности вдаваться не любит».

Когда Насте было 17 лет, ее мама умерла. На полгода, до Настиного совершеннолетия, их взял под опеку дядя, но, как только Насте исполнилось 18, она начала процедуру оформления опеки над Димой. Сделать это пришлось, потому что никто из взрослых родственников не рвался усыновить Диму. Приемный ребенок, да еще и с тяжелым диагнозом — это труд и ответственность. Но Настя в таких терминах не рассуждала — Дима не был для нее обузой, он был ее семьей: «Мама всегда просила: „Если со мной что-нибудь случится, не бросай Диму!“ Поэтому, когда в феврале 2022 года мамы не стало, у меня не было сомнений, брать или не брать Диму под опеку. Был только вопрос, как это сделать. К счастью, мы собрали все документы. С декабря 2022 года Дима официально стал нашим ребенком».

«Наш» — это Насти и ее мужа Саши. Саша старше Насти на 2 года, они поженились, когда Насте исполнилось 18, а до этого дружили и встречались несколько лет. На вопрос, как Саша отнесся к перспективе стать в 20 лет приемным отцом первоклассника, Настя отвечает: «Саша знал мою ситуацию, когда мы начали встречаться. Он понимал, что Дима — моя семья. Это просто было константой с самого начала».

При друзьях Дима зовет Настю с Сашей «мамой» и «папой», но Настя считает, что это скорее во избежание лишних вопросов. А так их отношения детско-родительскими в чистом виде не назовешь. Разница в возрасте у Насти с Димой небольшая, да и Дима с его характером безропотно слушаться не станет. Поэтому им и приходится все время договариваться. Пока получается неплохо.

Так и живут: Саша работает, Дима учится, а Настя оканчивает 4-й курс медицинского колледжа. Думает поработать пару лет медицинской сестрой и пойти на высшее — учиться на дерматолога.

Дима хорошо учится, обожает математику, да и вообще любит все техническое, включая гаджеты. Музыка, пение, рисование — и тут он в первых рядах! И еще спорт: Дима сердится, что его не допускают до школьной физкультуры. Он мечтал заниматься боксом, и новость о том, что это невозможно в принципе, стала для него серьезным ударом. Отрывается Дима, гоняя на самокате. Правда, и это увлечение требует постоянных компромиссов — падать-то мальчику нельзя. Насте приходится Диме об этом все время напоминать.

Эта молодая семья не справилась бы без поддержки: фонд «Дети-бабочки» помогает Диме с самого его детства перевязочными средствами. Мальчик несколько раз лежал в отделении для детей с генодерматозами в ФГАУ «НМИЦ здоровья детей», где проходил комплексное обследование и симптоматическое лечение. Все это дает ему возможность оставаться любознательным, лукавым мальчишкой, очно учиться в школе и спорить с Настей о важности трюков на самокате в жизни 9-летнего человека.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Фото: личный архив Насти

Комментарии(2)
Люди, самые оказавшиеся в тяжёлой ситуации, более чувствительны к проблемах других. Рада за мальчика!
Какие молодцы! Счастья их маленькой семье!