ТРИЗ-педагогика: заменить смекалку алгоритмом

ТРИЗ-педагогика: заменить смекалку алгоритмом

Что будет, если учить детей по методикам для советских изобретателей
2 634

ТРИЗ-педагогика: заменить смекалку алгоритмом

Что будет, если учить детей по методикам для советских изобретателей
2 634

Есть дети, которые не знают какой-то теории, но обладают природной смекалкой и всегда могут решить сложную задачу. Наш блогер, мама Анастасия Миронова, взяла интервью у ТРИЗ-педагога из Тюмени и поговорила о том, как можно научить детей мыслить и решать нестандартные задачи.

Давным давно я услышала о советском изобретателе Генрихе Альтшуллере, который, ни много ни мало, изобрёл алгоритм изобретательства — теорию решения изобретательских задач (ТРИЗ). Альтшуллер заявлял, что создал систему алгоритмов, которые помогут любому стать изобретателем. В советское время ТРИЗ оставалась в рамках инженерно-технической среды, и лишь позже теория пошла в массы.

Появилась ТРИЗ-педагогика, набор методик, направленных на развитие изобретательского мышления. Альтшуллер учил изобретать, а основанное на его идеях педагогическое мышление пошло дальше и взялось учить думать. В России появились частные школы с преподаванием ТРИЗ, во многих университетах занятия по ТРИЗ стали вестись на регулярной основе. Набирает популярность тризовский проект «Образование для Новой эры», появился сайт creatime.me с занятиями по ТРИЗ, лекции по ТРИЗ читают теперь детям и взрослым, на утренниках и корпоративах.

В какой-то момент слова «ТРИЗ» в России стало так много, что я захотела наконец разобраться, что же это такое. Мне лично идея с созданием искусственной смекалки казалась заведомо провальной, но раз столько людей ею увлеклись и даже готовы платить за уроки деньги, наверное, теория работает. Тут я как раз узнала, что моя давняя знакомая, Анна Кутузова из Тюмени, написала целую книжку ТРИЗ-задач. Она так и называется «Открытые задачи. География». Оказалось, что Анна преподаёт ТРИЗ детской Школе одаренных при моём родном ТюмГУ. Так что, когда я в очередной раз приехала в Тюмень, тут же отправилась на встречу с Анной: мне не терпелось спросить, неужели созданная советским инженером-фанатиком система работает, да ещё и на современных детях.

Анна Кутузова, ТРИЗ-педагог из Тюмени

Сразу предупрежу, это будет разговор с человеком, который до конца не понимает, что такое ТРИЗ. Для меня теория — набор инструментов, призванный заменить отсутствие интеллекта.

Изначально ТРИЗ развивалась на базе обычной инженерки и задача была простая: вот есть железка, надо сделать, чтобы она работала. Это была ТРИЗ как область применения интеллекта, а теперь есть и ТРИЗ-педагогика, она моложе, это разработка XXI века, по сути, это попытка приложить ТРИЗовское изобретательское мышление к школьному обучению. ТРИЗ сейчас — разветвлённая наука со множеством направлений. Мы же говорим о ТРИЗ как о попытке научить людей думать.

В чём состоит инструментарий ТРИЗ-педагога?

Мы работаем с открытой задачей. Сначала человек ставит исследовательскую задачу — это вопрос «почему». Например, почему бьёт молния? Ребёнок должен ответить на вопрос. В процессе он ищет информацию, сопоставляет факты и критически их осмысляет. Потом он готов переходить к изобретательским задачам: например, как можно использовать молнию. ТРИЗ-педагогика — это попытка приложить открытое мышление на базе открытых задач к любому предмету, изучаемому хоть в школе, хоть в вузе.

Когда мы сажаем ребёнка и диктуем ему: «Так, записали „электромагнитная индукция“ — это…» — это неэффективно. Ребёнок не понимает, если мы идём от термина, а если идти от открытых задач, у него возникает масса вопросов, ведь поиск ответов — это интеллектуальный процесс. Когда решаешь исследовательскую задачу, создаешь себе некий базис, после чего можешь ставить открытые изобретательские задачи.

ТРИЗ родилась как набор алгоритмов для изобретателей, чтобы помочь существующим изобретателям решать открытые задачи. Простые задачи умный человек, эксперт решать и так сможет.

Как на примере с молнией понять инструментарий ТРИЗ-педагогики?

Инструментарий завязан на двух основных понятиях: идеальный конечный результат (ИКР) и противоречие. Смысл в том, что мы сначала формулируем задачу, находим ресурсы, недостающую информацию, отсекаем ложную информацию. Потом формулируем конечный результат — чего мы хотим от задачи.

Та же молния может породить массу открытых задач. Надо сформулировать, что нам не нравится, чтобы обозначить противоречие и, разрешая его, пытаться решить. Если нам не нравится, что молния ударяет в крышу домов и провоцирует пожары, то это типичная изобретательская задача. Мы формулируем идеальный конечный результат, например, молния сама не ударяет в дома или что-то нейтрализует вред электрического разряда. Дальше мы смотрим, что нам мешает достичь ИКР.

Есть сорок способов разрешения противоречий, их сформулировал Альтшуллер, и они изначально относились к железу. Поскольку я преподаю у детей начиная с 10-летнего возраста, мы формулируем самые простые задачи, для которых не нужны специальные знания. Самая простая: я наливаю кипяток в чашку, он горячий, чашка обжигает руки. Я могу решить эту задачу кучей способов: подождать, если у меня есть время; взять прихваткой; сделать у чашки ручку, если я производитель. То есть, в ТРИЗ есть набор классических приёмов, которые работают для простых задач.

Мы пытаемся учить, начиная с простых задач. Когда дети подрастают и изучают физику, химию, они могут уже решать инженерные задачи. По сути, это алгоритм ТРИЗ, который был сформулирован Альтшуллером. Он действительно даёт результат, потому что когда правильно формулируешь цель, это уже половина решения задачи. Когда дети в средней школе начинают мыслить через любую проблему как задачу и через любую задачу как набор простых шагов, это очень полезно.

Такие дети ничего не боятся. На уроке говоришь им: «Сейчас я вам дам сложнейшую задачу». Они в ответ смеются: «Разве это сложно?» Мне нравится их самоуверенность, потому что я их уже убедила, что практически любая задача решается. Верю, что, когда они наберут экспертности в своих областях знаний, то сумеют переложить простой алгоритм для решения экспертных задач.

Много материалов ТРИЗ посвящено выявлению одаренности. Мне не очень понятно: ТРИЗ-педагогика позволяет одаренности появиться или проявиться?

ТРИЗ-педагогика для всех абсолютно и, может, даже в первую очередь для тех, кто не умеет решать задачи. Есть, конечно, природная смекалка. Есть тысячи людей, которые без ТРИЗ решают сложнейшие задачи. Тех, кто уже силен от природы, она подкрепляет методологией. Тех, у кого природных данных нет, ТРИЗ подращивает.

Я обеими руками за то, чтобы в общеобразовательных школах вводили хотя бы минимальный набор часов ТРИЗ. Чтобы дети знали, что есть такой способ решения задач, способ мыслить.

На одном из семинаров по ТРИЗ педагог Светлана Гин приводила пример про Буратино и Мальвину. Буратино, вообще-то, креативный, он здорово решает задачи, а Мальвина всё делает в рамках, шаг влево, шаг вправо для неё считается сложным. Гин спрашивала, кого надо учить изобретательскому мышлению? Получается, Мальвину, чтобы она к своей природной серьёзности и собранности добавила творческую составляющую. Но и Буратино тоже надо учить, потому что ТРИЗ его усилит.

Тем не менее, фундаментальный вопрос: даёт ли это направление людям с посредственными возможностями и посредственной смекалкой костыли, которые бы их немножко выровняли? У ваших троечников, например, есть в итоге прогресс?

Да. Даже в Школу одаренных приходят разные дети. Некоторые из них сильны во всех предметах. Некоторые — только в избранных, например, в математике. После трёх лет обучения щёлкать задачки начинают даже те, кто молчал или говорил полную чушь, например, предлагал позвать Гарри Поттера с волшебной палочкой или вызвать машину времени. После учёбы дети начинают видеть реальные задачи. Результат не взрывной, чудес мы не совершаем, но потихонечку, маленькими шажками, делаем так, что человек начинает любую проблему воспринимать как задачу.

Если представить, что у нас есть задача и пути её решения разбросаны вокруг на 360 градусов, то ребёнок, который позанимался ТРИЗ, начинает понимать, в какую сторону ему идти. У него уже не 360 градусов, а узкий сектор для выбора наиболее эффективных решений.

Я правильно понимаю, что ТРИЗ-урок предполагает более интенсивный контакт с педагогом, друг с другом, работу в группе, публичную работу?

Да, обязательно.

Тогда у меня вопрос по поводу интровертов. Есть версия, что у интровертов интеллект и творческие (креативные) способности выше. Как им работается в группе?

В Школе одарённых ко мне попадают дети, которые уже прошли отбор. Среди них много экстравертов. У нас отличники не тихони, большая часть детей такие. Конечно, есть дети, которым гораздо легче работать в одиночку и желательно письменно. Мы часто (60% времени) используем фронтальную работу и решаем задачу все вместе. Педагог много на себя берёт, комментирует.

Интроверты работают в больших и малых группах. Например, я им даю задачу «Железный дровосек попадает под дождь и ржавеет. Как ему помочь?» Они должны написать список идей и выделить две лучшие. Дети могут работать над задачей в группах по шесть человек, могут — по три. Мне кажется, что интроверту в такой группе проще, потому что экстраверты сразу накидывают множество очевидных идей, а когда у них заканчиваются мысли, интроверты добавляют неочевидные мощные решения, потому что, как правило, то, что приходит в голову в первую очередь, примитивно.

Какие дети наиболее успешны в решении задач? Как выглядят ваши звёзды?

Я бы честно сказала, что звёзды в ТРИЗ и по другим предметам звёзды. Это одаренные опережающие дети, которые здорово рассуждают, много знают.

Я почему об этом всё время спрашиваю. Среди родителей бытует мнение, будто можно взять троечника, который не имеет особой эрудиции, и тот после занятий начнёт фонтанировать идеями.

У нас не обычная школа, где большой процент слабых детей. У нас все дети выше среднего. Тем не менее, у меня в практике были такие, которых не назовешь очень умными, но кто в итоге тоже удивлял. Когда приходят дети с высоким интеллектом, знающие сложные термины, и они решают задачи, это одно. А когда удивляют такие вот, которые обычно не блещут, это другое.

Родители вообще понимают, чем вы занимаетесь?

В основном нет. Когда у нас идёт день открытых дверей, родители проходят и спрашивают, что мы делаем на ТРИЗ, им непонятно.

Какие у них существуют заблуждения насчёт ваших уроков?

Самое распространенное заблуждение пошло со времен Альтшуллера — якобы это только для инженеров и технарей. Либо же говорят, что это природная смекалка и она есть у каждого. Или ещё лучше: «У каждого русского человека».

С другой стороны, у одаренных детей, как правило, родители активно интересуются образованием. Таких родителей у нас больше, чем в муниципальной школе. Они понимают, зачем привели к нам детей, понимают, чего нет в обычной школе. Работу с родителями мы ведём постоянно, потому что ещё многое нужно разъяснять.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей