«Одного мальчика оштрафовали за нож, другого — за отсутствие формы». Как живут школы в Узбекистане
«Одного мальчика оштрафовали за нож, другого — за отсутствие формы». Как живут школы в Узбекистане
«Одного мальчика оштрафовали за нож, другого — за отсутствие формы». Как живут школы в Узбекистане

«Одного мальчика оштрафовали за нож, другого — за отсутствие формы». Как живут школы в Узбекистане

Екатерина Красоткина

06.09.2022

Ане (имя изменено) 15 лет, она с рождения живёт и учится в Ташкенте — и перешла сейчас в 9-й класс. На каком языке там преподают? Строже ли дисциплина? И действительно ли учеников штрафуют за отсутствие формы? Аня рассказала, как устроены школы в Узбекистане, мы — публикуем ее монолог.

«Школьники говорят по-русски, учителя —нет»

Мои мама и папа родились в Узбекистане, а вот два дедушки и одна бабушка переехали в республику во времена СССР — кто-то с Украины, кто-то из Татарстана. В нашей семье все говорят по-русски, а во дворе — уже как придется.

После распада СССР в Узбекистане появились узбекские и русские школы — в зависимости от основного языка, на котором там говорят и преподают. А недавно большинство русских школ стали русско-узбекскими: там говорят на двух языках. Моя школа изначально была русская — она даже носила имя Сергея Есенина, — но узбекских детей в моем классе больше, примерно 60%. Все они довольно хорошо говорят по-русски, русские ученики — по-узбекски, поэтому мы прекрасно друг друга понимаем.

Узбекский мы изучаем со второго класса: читаем, делаем упражнения, учим грамматику. В этом языке очень много правил спряжения. Мне, конечно, не особо понятен литературный узбекский, но на улице я общаюсь свободно.

Проблема еще и в том, что учителя узбекского не владеют русским (по остальным предметам стараются брать педагогов, которые свободно говорят по-русски). Я часто практически не понимаю их — мне приходится спрашивать все у узбекоговорящих одноклассников.

Межнациональной вражды — ты русский, ты узбек, ты татарин, а ты таджик — нет. Во многих узбекских семьях с детства учат, что к людям другой национальности нужно хорошо относиться, потому что мы все живем в одной стране, детей прямо наказывают, если слышат от них подобные оскорбления в адрес кого-нибудь.

«Телефоны под замком, хвостики под запретом»

Пользоваться телефонами в школе строго запрещено. На входе стоит отдельная коробочка, куда их сдают утром, — после этого до конца дня их убирают под замок, и даже принять звонок от родителей проблематично.

На перемене воспользоваться телефоном можно только в том случае, если ученик схитрил и не сдал его утром, — но, скорее всего, его все равно отберут.

Еще у нас очень строгие требования к школьной форме и внешнему виду — завуч проверяет учеников каждый день. У мальчиков должны быть классические брюки, белая рубашка и черная жилетка с эмблемой, стрижка — не длиннее трех-четырех сантиметров.

У девочек тоже белая рубашка и жилетка с эмблемой, черная юбка ниже колена на 15 см (ни выше, ни ниже). Девочки не могут ходить с распущенными или крашеными волосами. Допустимые причёски — косичка или пучок. Даже хвостики нельзя делать. Нельзя краситься, ну разве что немного туши и тонального крема — всё. Если есть пирсинг в носу, то нужно его снимать. Нельзя ходить в кроссовках — и у мальчиков, и у девочек должны быть туфли.

Однажды мой одноклассник пришел в школу в темно-синей жилетке, завуч это заметила. Он объяснил, что не смог найти жилетку чёрного цвета и не мог купить эмблему, потому что всё было раскуплено. Не помогло: завуч отвела одноклассника к директору, и тот выписал штраф в размере 500 тысяч сумов (около 2700 тысяч рублей. — Прим. ред.). Для Узбекистана это достаточно большая сумма. Родители приходили разбираться и даже вызвали полицию, но полиция сказала, что надо было слушать директора: «Здесь вы сами виноваты».

Если вы пришли в физкультурной форме и физра первым уроком, то могут пропустить, но если в кроссовках — вас отправят домой переобуваться, могут даже вызвать родителей в школу. Если на лице косметика — ее заставляют смыть.

Раз в один-два месяца в школе проверяют рюкзаки — на наличие ножей, сигарет, запрещенных веществ

У мальчиков рюкзаки (а также носки и обувь) проверяет мужчина, а у девочек — женщина. Из рюкзаков просят достать все учебники, пенал, ручки. У нас было очень много конфликтов, когда ребята носили в сумках ножи-бабочки, — после проверки рюкзаков звонили их родителям, и, пока те не приезжали, учеников не отпускали из школы. Однажды, насколько я помню, мальчика оштрафовали за нож на 150 тысяч сумов (примерно 830 рублей. — Прим. ред.).

За хулиганство могут поставить на внутришкольный учет — в моем классе такое было, когда ученики решили пострелять в спину учителю резинками. Учет — это когда за тобой следят, следят за твоим поведением, внешним видом в течение месяца и, если ты не делаешь выводов, тебя, возможно, переведут в другую школу. Очень много раз нас запугивали «детской колонией», но, я думаю, такие угрозы — неправда.

«Военная подготовка — даже для девочек»

Начальная школа у нас длится до 4-го класса, средняя — 5-й и 6-й, а старшая — с 7-го класса по 11-й. Помимо русского, математики и чтения (их ведёт классный руководитель), в начальной школе есть окружающий мир, изо и этика. Ученики сами ходят по разным этажам к разным учителям.

На этике разбирают правила этикета: как правильно разговаривать со старшими людьми, как вести себя за столом. Учительница объясняет, что мы не должны грубить старшим или оскорблять их, даже если они нам не нравятся, потому что они старше.

В 5-м классе у нас появляется алгебра с геометрией, в 6-м — физика и история Узбекистана, а в 7-м — химия. В 10-м классе начинается история религии и начальная допризывная подготовка, на которую обязаны ходить и мальчики, и девочки. Там рассказывают о том, что нужно делать во время военных действий, как пользоваться оружием, что нужно делать на границе.

У меня начальная допризывная подготовка еще не началась, но я уже второй год занимаюсь стрельбой у моего будущего учителя и занимаю первые места на соревнованиях.

Я знаю, как разбирать автомат Калашникова, и собираю его за пять секунд

Правда, для призовых мест на соревнованиях по сборке нужно будет делать это еще быстрее — за три секунды.

В школе есть дополнительные занятия по волейболу, баскетболу, дзюдо, шахматам и шашкам. Я ходила на дзюдо, мы платили по 120 тысяч сумов в месяц (около 660 рублей. — Прим. ред.), за волейбол — 150 тысяч сумов (около 820 рублей. — Прим. ред.), а на баскетбол я не ходила. В шашках и шахматах я участвовала в соревнованиях, но потом сконцентрировалась на стрельбе — занятия у меня три раза в неделю после уроков. Это меня очень расслабляет. Я прихожу, беру ружье, встаю в стойку и просто наслаждаюсь процессом. Мне очень-очень нравится.

«Две смены для 3 тысяч школьников»

Во всех государственных школах очень много учеников. В нашей — больше 3 тысяч. В первом классе обычно 41–42 ученика, потом кто-то может уйти. Классы, как правило, набираются до буквы «З», в параллели пятых классов есть буква «К», в параллели шестых — «И». Мы сидим по двое, обычно в классе три ряда по шесть или семь парт.

В частных школах учеников меньше: там не может одновременно учиться больше 2 тысяч детей. Но, конечно, не все родители готовы платить за образование. Одна из школ, в которую я хотела поступить, стоила 52 млн сумов в год (почти 300 тысяч рублей. — Прим. ред.). Школа была с уклоном в английский, химию и математику. Мы с родителями думали, что там есть стипендия и обучение там обойдется дешевле. Но стипендии не оказалось, и я туда не пошла.

В государственной школе мы учимся в две смены. 1-е и 3-и классы занимаются в первую смену, 2-е и 4-е, 5-е и 6-е — во вторую, а с 7-го по 11-й — уже в первую. Уроки у нас длятся по 45 минут круглый год и по 40 минут зимой — чтобы ученики второй смены не возвращались домой в темноте. Уроки первой смены начинаются в 08:00, второй — в 13:25.

Перемены у нас очень короткие, по 5 минут, и только одна за смену — 15 минут. Времени обедать в столовой как бы и нет — мы покупаем себе какую-нибудь булочку, водичку, шоколадку и сразу же уходим на урок.

«Учителя раздают шпаргалки на экзаменах»

Экзамены мы сдаем, как и в России, в 9-м и 11-м классе. В 9-м это алгебра и геометрия, русский, литература, история (Узбекистана и всемирная), биология и физкультура. После этих экзаменов кто-то переходит в колледж, кто-то остается. Экзамены в 11-м классе нужны уже для поступления в университет.

К экзаменам нас начинают готовить за 4–5 месяцев — дают решать типовые тесты и рассказывают о правилах, которые необходимо выучить. Мы переписываем это все в тетрадочку и учим. Письменные экзамены сдаем в спортзале родной школы: там размещают четыре ряда парт, учителя ходят между рядов, а за ними смотрят сторонние наблюдатели. И тем не менее иногда наши классные руководители все равно умудряются делать нам поблажки: они могут по-тихому раздать шпаргалки. Физкультуру мы сдаем на стадионе: бег на время, бросание мячей, приседания и отжимания.

В этом году я тоже буду сдавать экзамены, но я практически не волнуюсь — разве что за узбекский. Лучше всего мне даются физика, химия, биология и английский. После 9-го класса я не ухожу — буду учиться до конца, а потом хочу поступать на актерское мастерство.

В подготовке материала принимала участие стажерка «Мела» Елизавета Губина. Иллюстрации: suns07butterfly, mimibubu / Shutterstock / Fotodom

Комментариев пока нет
Больше статей