Купила щенка по объявлению и выбросила с балкона: откуда у детей жестокость к животным и что с этим делать
Купила щенка по объявлению и выбросила с балкона: откуда у детей жестокость к животным и что с этим делать
Купила щенка по объявлению и выбросила с балкона: откуда у детей жестокость к животным и что с этим делать

Купила щенка по объявлению и выбросила с балкона: откуда у детей жестокость к животным и что с этим делать

Анастасия Никушина

13.04.2022

Изображение на обложке: Helen Sushitskaya / shutterstock / fotodom

Недавно в одном из челябинских ЖК камеры наблюдения зафиксировали, как девочка вошла в подъезд с щенком, а затем он полетел вниз с 12-го этажа и расшибся насмерть. Зоозащитники предполагают, что девочка не впервые так поступает с животными, а эту собаку купила по объявлению, чтобы потом убить. Откуда берётся такая жестокость? Объясняет практикующий клинический психолог, сертифицированный гештальт-терапевт, канд. психол. наук Марина Дурнева.

«Жестокий» детский мозг

Сложно сказать, после какого возраста детская жестокость становится чем-то неадекватным и ненормальным. Лобные доли, которые отвечают за критическую оценку своих действий, активно созревают с семи лет — с их помощью сознание человека формирует произвольный контроль, саморегуляцию. Поэтому многим детям небрежность, которая может считываться как жестокость, свойственна в силу возраста.

Кроме того, структуры мозга, отвечающие за тонкие движения — мелкую моторику и координацию, — также формируются постепенно, минимум до 7 лет. Нормально, если ребенок дошкольного возраста неуклюже хватает или треплет животное, не может сам понять, больно ему или нет. Он еще не слишком владеет своим телом.

Другой вопрос — социальный интеллект, который развивают родители. В дошкольном возрасте, когда ребенок ведет преимущественно игровую деятельность, взрослый может повлиять на появление нежелательной небрежности по отношению к животным. Период до 7 лет — как раз то время, когда дети активно исследуют среду, в том числе пробуют ее на прочность.

Такие проверки начинаются задолго до домашних животных: ребенок кусает материнскую грудь, потому что там нет молока. Мама показывает и объясняет, что ей больно, — ребенок учится и понимает. По той же логике выстраиваются взаимоотношения с животными. Если родитель видит, что ребенок делает собаке больно, а собака не слишком явно реагирует на эту боль — например, только сжимается, — родитель может объяснить ребенку, что животному, вероятно, больно.

Такое поведение со стороны маленького ребенка еще не будет считаться жестокостью: это действительно способ познания мира, который человек познает не только радостно и по-доброму. Дети кусаются, пихаются, толкают друг друга. И то же самое пробуют делать с животными.

Объяснить боль

Роль родителя состоит в том, чтобы показать и рассказать, что на боль мы реагируем абсолютно по-разному. Ребенок может заплакать от боли, собака может оскалиться или убежать — тоже из-за боли. Важно объяснить, что боль — сигнал организма о том, что с ним что-то не так. Также необходимо донести, что причинять боль другим существам (как людям, так и животным) не нужно.

Некоторые родители пытаются показать это физически, как бы «в ответ». Например, если ребенок больно щиплет отца, тот разворачивается и щиплет его тоже. Это возвращает ребенку чувство боли, понимание того, что от определенных действий другим людям, как и ему самому, бывает неприятно.

Поскольку подобное действие происходит в форме игры, в этом нет ничего страшного: родитель дает безобидную обратную связь, которая формирует у ребенка понимание, что боль неприятна и что другой организм может на нее отреагировать. Важно объяснить, что собака, например, не всегда рассчитывает силу — она может и залаять, и лязгнуть зубами, огрызнувшись, и укусить.

Причины жестокости

Если ребенок даже после разъяснений повторяет действия, приносящие боль животным, можно выделить критерий ненаучаемости, систематичности. Это повод разобраться в происходящем. Возможно, жестокое поведение — сигнал бедствия.

Во-первых, нередко жестокое обращение с животными или игрушками становится следствием невозможности выразить агрессию непосредственному объекту агрессии. Им может быть родитель, который наказывает ребенка или держит его в страхе, а тот не может возразить и вымещает агрессию в форме, которая кажется ему игровой.

Во-вторых, ребенок может видеть пример жестокого отношения к себе самому и копировать эту модель поведения. Есть такой мем, где ребенок кричит на котика. Это иллюстрация вымещения агрессии на условно более безопасном объекте. О чем это сигнализирует? О том, что необходимо разобраться в семейной системе и понять, боится ли ребенок родителей, умеет ли выражать злость, разрешают ли это ему, учат ли его этому. В этом случае семья может обратиться к детскому психотерапевту, который поработает с семейной системой.

Фото: картина Ричарда Сарджента «Передача гнева»

Жестокое обращение с животными также связано с применением власти. Но это нормально: мы все — живые существа, основной задачей которых всегда было и остается выживание. Выжить в этом мире можно, если иметь в руках власть, получать ее. Если я, субъект власти, не угнетаю другого, речь идет о здоровой конкуренции.

Например, два ребенка бегут к качелям, один из которых просто быстрее и пользуется этим преимуществом. Но если он долго качается, видит второго, истошно плачущего, но отказывает ему в возможности покататься, — идет перекос в сторону злоупотребления властью. Родитель в таких ситуациях выступает лакмусовой бумагой: в глазах ребенка он регулирует, что можно назвать нормативным.

Предел нормальной реакции

Есть отдельная категория причин жестокости, связанных с психопатологическими изменениями. А если мы говорим, например, о расстройствах аутистического спектра, то надо учитывать, что они часто сопряжены с повышенной жестокостью — она может принимать непостоянный, несистемный вид, но может быть и крайне сильной. Ребенок просто не может отрегулировать свое поведение, но это не значит, что в подобной ситуации нет возможности обучения, перестройки психики.

Если ребенок не обучается, не переучивается — это повод показать его детскому психологу или психиатру

В моей практике был такой случай: семья с нормальным укладом жизни, родители все делают для развития ребенка. А он мучает попугайчика. В итоге оказалось, что у него расстройство шизофренического спектра, одним из признаков которого является повышенная враждебность, жестокость к живым существам. Но подобные случаи крайне редки.

Жестокость по отношению к животным действительно может быть маркером того, что у ребенка есть некие особенности психики и его необходимо показать специалисту. С другой стороны, ребенок не обязан плакать, если умирает Каштанка, — это нормально.

Во-первых, у него может быть недостаточно развит уровень самосознания. Во-вторых, все мы разные по уровню эмпатичности и, более того, даже чувствительные люди могут не плакать над «Бэмби». У меня, например, суперчувствительного человека, этот мультфильм слез не вызвал. Безразличие в ответ на жестокость может быть нормативной реакцией.

Но если родители замечают не просто отсутствие реакции, а некое искаженное реагирование — ребенок смеется, видя страдания животного, пытается повторить жестокие действия в игровой форме, — тогда за ним стоит присматривать и, возможно вместе сходить к детскому психологу.

При этом даже ненормативная реакция на жестокое обращение с животными или подобное систематическое поведение не свидетельствуют о том, что ребенок непременно вырастет маньяком или убийцей. Важно провести эту корреляцию и разобраться с тем, что происходит внутри семьи.

Наконец, жестокость к животным не означает, что ребенок будет жестоким повсеместно. Наоборот, он может абсолютно по-разному вести себя в школе, дома и на улице.

Реакция чужих взрослых

Обычно окружающие не проходят мимо издевательств — делают замечания, обращают внимание ребенка на его поведение. Это не плохо: ребенок получает обратную связь не только от значимых взрослых, но и от других людей. Например, ребенок встретил на улице женщину с собакой, та разрешила погладить питомца. Но если ребенок будет гладить слишком сильно, женщина обязательно скажет ребенку об этом: «Смотри, как у нее голова пригнулась, кажется, ей неприятно».

Это основополагающие моменты формирования социального интеллекта. Но все-таки взрослому нужно помнить, что это чужой ребенок, и здесь важно соблюдать границы, быть максимально мягким или сразу искать поблизости родителей ребенка, к которым можно обратиться более прямо. В таком случае обратная связь не окажется пагубной.

Если же посторонний взрослый реагирует резко, агрессивно, то его действия могут напугать ребенка

Родителю нужно будет помочь обработать и эту обратную связь, с которой ребенок в силу физиологических и социальных особенностей справиться не может.

Игнорировать ее точно нельзя: это важный маркер, который позволяет в том числе выживать в мире. Иначе ребенок вырастет, перестанет опираться на обратную связь и действительно станет жестоким. Не буду приводить известные примеры подростков-живодеров — в их случаях была своя специфика, которая, впрочем, включала в себя и этот аспект.

Конечно, резкая и агрессивная реакция может быть и у разумного взрослого человека. Нас как живых существ сильно пугает то, что выходит за рамки общепринятых правил и норм. Мы ведь как человеки разумные договорились не причинять друг другу боль, не делать плохо. Поэтому первая реакция взрослого, наблюдающего жестокость, — ужас, за которым часто следует агрессия.

Если мы видим, что щенка с крыши выбрасывает девочка, это влияет на интенсивность восприятия и силу реакции, увеличивая их. Кажется, что, если жестокость проявит мужчина, это будет воспринято более спокойно. Поэтому я думаю, что за агрессией в адрес живодеров стоит наш собственный ужас от осознания жестокости мира.

Изображение на обложке: Helen Sushitskaya / shutterstock / fotodom
Комментариев пока нет
Больше статей