«Это ваше безопасное пространство»: психолог — о том, зачем нам нужны семейные традиции

«Это ваше безопасное пространство»: психолог — о том, зачем нам нужны семейные традиции

4 596
1

«Это ваше безопасное пространство»: психолог — о том, зачем нам нужны семейные традиции

4 596
1

«Собойное» вашей бабушки, абонемент в консерваторию, новогодний оливье, крещенские купания и печеночный торт — в эфире нового выпуска «Радиошколы» психолог и психодраматерапевт Вита Малыгина размышляет, почему для нас так важны праздничные ритуалы, семейные традиции и городские легенды.

О городских традициях

Я родом не из Москвы, я сюда приехала в восемнадцать лет, но большинство моих однокурсников и однокурсниц были московские ребята. И если говорить о московских девочках и мальчиках, то у них точно были традиции, которых не было в провинции. Например, тогда обязательным считалось иметь абонемент в зал Чайковского или в консерваторию, причем ты можешь туда ходить или не ходить, но у каждого москвича должен быть этот абонемент. А в Питере каждый должен был ходить в школу при Эрмитаже.

Вообще, внимание к ребенку, как к человеку, с которым надо что-то делать — оно само по себе очень городское. Например, празднование детских дней рождения — это, конечно же, городская традиция, которая в какой-то момент дополнилась еще и западными элементами. В советской традиции это обычно был домашний утренник, где мама готовила или покупала тортик, газировка из сифона, маленькие подарочки и домашние игры, когда нужно откусывать яблоко на веревочке или с завязанными глазами срезать с нее подарки. А уже в девяностых, когда пришли новые времена, мы подключили сюда традицию, которую видели в американских фильмах: много шариков, какое-то специальное место, куда приводят именинника и его гостей, аниматор.

Праздничные ритуалы — «Ирония судьбы», оливье на Новый год и так далее — это потребность в том, чтобы все было как раньше, в постоянстве, в том, что жизнь продолжает развиваться в том русле, в каком мы хотим, чтобы она развивалась.

Ритуал (например, те же крещенские купания в проруби) порой исполняет такую же функцию: он объединяет, собирает, позволяет почувствовать общность, позволяет понять свою принадлежность к чему-то.

О традициях самовыражения

Есть простые кулинарные журнальчики, которые раньше выпускал издательский дом «Бурда», куда сами читатели присылают рецепты. И 15-20 лет назад это был обязательно майонез, обязательно много жареного, жирного, какие-нибудь блинные или печеночные торты. А недавно мне в руки попался журнал прошлого года, и там очень хорошо видно, что тенденция изменилась: не то чтобы там всякие авокадо и спаржа, но изменился сам подход к процессу. Я с интересом на это посмотрела и думаю: «Как любопытно, люди стали присылать другие рецепты, они по-другому стали к этому подходить». И опять-таки не про уровень достатка идет речь, а про подход: что мы теперь считаем самым вкусным, по-прежнему ли мы жарим картошку и поливаем ее майонезом или делаем что-то другое — это тоже к традициям относится, к традициям питания.

Или мода на одежду, которая распространяется с потрясающей скоростью. Наверное, благодаря интернет-торговле. Любая девочка из самого маленького городка может позволить себе выглядеть супермодной. Я недавно была в Иркутске — так там и юноши, и девушки выглядят так же, как московские студенты. У них теперь одна униформа, один код.

О ритуалах и о том, зачем они нужны

Со мной произошла интересная история. Мне надо было посмотреть новым взглядом на свой дом, но я постоянно думала: «Ну что я про себя не знаю?». И вот в очередной раз хожу я по квартире в попытке увидеть что-то новое и отмечаю, что у меня везде разложены стопки книг, причем они разложены так: около кровати одни лежат, в кабинете — другие, в гостиной — третьи. Где-то лежит одна книга, которую я периодически читаю, но знаю, что, если помощница по хозяйству или няня ее уберет, то я буду очень нервничать — и все это знают. Знают, что убирать ее не нужно. Я про себя это отметила, посмеялась, захожу в комнату к своему младшему сыну, которому сейчас десять лет и который читает гораздо меньше, чем я и его старший брат, и вижу — у него все то же самое. Везде разложены книжки. Я тут же вспоминаю, что перед сном он берет несколько книжек и выкладывает их около своей кровати или в стопочку складывает, и это меня очень веселит, потому что я понимаю — у него этот ритуал возник в очень раннем возрасте, он не знал, что делает, он не знал, почему это делает, но он знал, что так надо, что так делает мама и ему это дает спокойствие и уверенность в завтрашнем дне.

В общем-то, семью благополучную от семьи с серьезными проблемами можно отличить по количеству таких ритуальных вещей

Воскресные обеды или что-то еще, что нас всех связывает вместе, какое-то совместное осознанное действие: пока такая традиция существует, все знают, семья находится в более или менее благополучном пространстве.

Обычно в семьях, где очень много агрессии, где люди страдают от зависимостей, с традициями очень плохо. Там может быть желание эти традиции насаждать, но обычно из этого ничего не получается, потому что разрушены отношения или так разрушены люди, что невозможно это собрать.

Говорят же, что родители должны создавать своим детям безопасные границы и стоять на этих границах — нравится это детям в какой-то момент или не нравится, но тем не менее эти границы должны быть. Так и традиции: они создают вот это вот безопасное пространство для семьи.

О семейных традициях

Семейные традиции — это ритуалы, за которыми всегда есть какая-то очень простая жизненная история. Вы, возможно, видели, что у вашей бабушки или прабабушки в шкафу хранится отрез ткани. Вроде как неизвестно зачем, из него ничего не шьют, но практически в каждой городской квартире есть такой шкаф или хотя бы полка.

Так вот я совсем недавно узнала потрясающую вещь: эти отрезы ткани называются старинным русским словом «собойное». Это коллекция таких отрезов, которая естественным образом собирается у женщины в течение ее жизни. Потому что ткань довольно долго выполняла роль денег — с помощью отрезов в деревне, во-первых, можно было что-то оплатить, а во-вторых — это была общепринятая форма подарка.

И обычно у пожилой женщины к финалу ее жизни скапливалось это богатство, сундук с «собойным»

И она помнила про каждый отрез, как он к ней попал, кто его подарил: золовка, свекровь, подруга, кому она что в ответ дарила. Это ужасно любопытно, потому что у моей бабушки точно были эти отрезы, с которыми она не хотела расставаться. Я поговорила со своими подружками, сугубо городскими девушками, и оказалось, что в их квартирах тоже хранятся такие коллекции. Вот такая традиция. Мы про нее почти ничего не знаем, но она продолжает жить.

Еще в свое время в качестве меновой ценности выступали платки или скатерти, «собойное» или «приданое» — то, что девушка получала в дар или по наследству. У нас уже не будет этих стопочек, этих тканей, но даже у наших мам они еще были, они просто немножечко по-другому их называли, говорили: «Это отрезы на платья». И тем не менее эта потребность оттуда, она жила где-то в нескольких поколениях, прокаченная, если говорить современным языком. Это была такая потребность, которая существовала веками и до нас даже докатилась, таким образом, с очень понятным контекстом. Поэтому у любой традиции есть этот контекст. Мы можем его не знать, но он есть.

О традициях вести мемуары

Мы с подругой придумали долгоиграющую историю про семейный роман — хотим помогать людям записывать воспоминания и мемуары. С одной стороны, люди сейчас записывают чуть ли не каждый свой шаг в соцсетях, делают бесконечные фото, но на самом сейчас мы проживаем время, когда практически ничего не фиксируется: никто не распечатывает фотографии, никто не ведет записей на бумаге, которые можно было бы найти через много лет.

Если сейчас кто-то условный нажмет на некую кнопку и соцсети перестают существовать, то вся наша история рассыплется в прах

С тобой что-то происходит и тебе кажется, что ты это постоянно фиксируешь, но ты нигде это уже не хранишь и это очень странная история, ведь такое впечатление, что нам надо начинать записывать прямо сейчас, потому что наши дети не будут знать, как это все было, у них может не остаться даже фото и видео, если изменятся технологии и носители.

А еще семейные альбомы, летописи нужны для опоры. Так же как наука и история существуют для того, чтобы людям было на что опереться, история семьи — это инструмент для того, чтобы устойчивее стоять на ногах, чтобы лучше себя знать и понимать.

Полную запись интервью с Витой Малыгиной слушайте здесь. Разговор прошёл в эфире «Радиошколы» — проекта «Мела» и радиостанции «Говорит Москва» о проблемах образования и воспитания. Гости студии — педагоги, психологи и другие эксперты. Программа выходит по воскресеньям в 17:00 на радио «Говорит Москва».

Фото: Shutterstock / OLEGOLEGOLEG

Читайте также
Комментарии(1)
Семейные традиции — это важно. Жизнь стала другой, поэтому старые традиции дополняем, а не консервируем. Дневники с бумаги переходят в цифру http://nikolski.ru/vn_1.htm Формируем новые семейные традиции с учетом новых знаний и новых возможностей https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/7821-s-dnyem-sofiyazoyskoy-ery
Больше статей