Как школьная иерархия становится причиной травли: от «лохов» до «элиты»

Как школьная иерархия становится причиной травли: от «лохов» до «элиты»

Отрывок из книги «Травля» Барбары Колорозо
5 203
1

Как школьная иерархия становится причиной травли: от «лохов» до «элиты»

Отрывок из книги «Травля» Барбары Колорозо
5 203
1

Помните трёх школьных королев из «Дрянных девчонок»? Ну, тот фильм, где Линдси Лохан в итоге всех помирила. К сожалению, в реальном мире в историях о травле редко случается голливудский хеппи-энд. В своей книге детский психолог Барбара Колорозо рассказывает, как деление на «элиту» и «лохов» приводит к травле и почему школа поддерживает такую иерархию.

В фильме «Клуб „Завтрак“» («The Breakfast Club») несколько учеников старших классов в образовательном учреждении с жёсткой социальной системой были подвергнуты наказанию за разного рода «проступки» — им пришлось провести субботу в школе. При этом каждый должен был написать эссе на тему «Как ты думаешь, кто ты?».

Так или иначе, выходной день в школе превратился в череду приключений, которые позволили подросткам узнать друг друга, заглянув за кулису лицемерия и привычных ролей, увидеть друг в друге людей и понять, что сходства у них больше, чем различий, а сочувствия больше, чем «крутизны».

В финале фильма один из подростков читает эссе, составленное в виде письма помощнику директора от имени всех; они возмущаются жёсткой внутришкольной иерархией, которая была создана искусственно, но все слепо следовали ей до этой самой субботы.

«Дорогой мистер Вернон! Мы смирились с тем, что должны принести в жертву целый день в наказание за свои неверные поступки. Да, мы были неправы… Но мы думаем, что вы спятили, раз попросили нас написать эссе и рассказать вам, кем мы являемся по собственному мнению. Вы видите нас такими, какими хотите видеть в наиболее простых и удобных для вас определениях. Но мы выяснили, что каждый из нас — Умник, Атлет, Безнадёжный случай, Принцесса и Преступник. Разве это не ответ на ваш вопрос?

Искренне ваши, клуб «Завтрак»

В своей книге «Больше некого ненавидеть: Как учить состраданию после «Колумбайна» («Nobody Left to Hate: Teaching Compassion after Columbine») Эллиот Аронсон, социальный психолог, доктор философии Стэнфордского университета, пишет об этой отравленной атмосфере в средних и старших классах школы, которую он считает одной из главных причин насилия: «Именно характерная для группировок атмосфера неприятия и унижения формирует существенное меньшинство учащихся; по моим оценкам, от 30 до 40% из них очень, очень несчастны. Если дети, находящиеся на вершине пирамиды, начинают называть ребёнка ботаником, то дети из низшего слоя группировки начинают издеваться над ним, поскольку для них это единственный способ идентифицировать себя с сильной группой. А затем над ним начинают издеваться остальные.

В школе все знают, кто к какой группе принадлежит. Все знают, кого можно прогнать насмешками. Совершенно очевидно, что одна из главных причин многих случаев стрельбы в школе — это атмосфера, игнорирующая (тем самым неявно попустительствуя) насмешки, неприятие и вербальные оскорбления, от которых страдают многие учащиеся. Школа, ни во что не ставящая ценности эмпатии, симпатии и сострадания — или, что ещё хуже, на словах поддерживающая эти ценности, но не делающая ничего конкретного, чтобы их реализовывать, создаёт атмосферу, которая не только неприятна для «проигравших», но обманывает и «победителей».

Эрик Харрис и Дилан Клиболд писали о своём неприятии кастовой системы в школе, где учились, когда популярные спортсмены получали статус звёзд.

После стрельбы в «Колумбайне» другие учащиеся сказали, что тоже обеспокоены иерархией группировок, которая поддерживается учениками и к которой снисходительно относится администрация

Эван Рамзи, находившийся в самом низу жёсткой социальной системы своей маленькой школы, на протяжении нескольких лет был мишенью для оскорблений. Александра Ши писала о «принцессах-надзирательницах», заправляющих скрытой от глаз взрослых жизнью в загородных лагерях.

Подростки из «Клуба „Завтрак“» — представители разных социальных школьных групп, в обычных обстоятельствах не общающиеся, после проведённого вместе дня споров и откровений сблизились, сумели понять друг друга. В конечном счёте они смогли сделать так, что и их друзья стали воспринимать друг друга не одинаковыми, а уникальными в своей непохожести, ведь каждый обладает и достоинствами, и недостатками.

Каждый из этих пятерых внёс вклад в общую дискуссию — или проект (конечно, не все проекты «Клуба „Завтрак“» вам захочется поддержать, но именно совместная деятельность, необходимость оставаться человеком в глазах других начали разбивать стереотипы и нетерпимость, изначально имевшиеся у всех). Чем больше возможностей для совместной учёбы и досуга у учеников разного происхождения и интересов, тем меньше вероятность, что будут формироваться группировки, признаками которых являются исключение и осмеяние тех, кто «ниже». Чем настойчивее администрация и педагоги в школе отказываются возвышать — с сопутствующими привилегиями — одну из групп над остальными, тем менее вероятно, что у этих групп сформируется представление, что они могут травить тех, кто не входит в состав «элиты».

Я понимаю, что демонтировать социальную кастовую систему в средней и старшей школе — задача непростая, но согласна с Эллиотом Аронсоном: для противодействия травле мы должны искоренять её основные причины, к которым относится и жёсткая социальная система группировок. Объявлять о политике противостояния травле и одновременно потворствовать ядовитой социальной среде, которая неявно поддерживает расслоение и привилегии, что, в свою очередь, ведёт к несправедливости, угнетению, подчинению и унижению, значит молча способствовать усилению ярости тех, кто находится внизу.

Объекты травли

Независимо от того, рассказал ли ребёнок о травле, сообщили о ней родители его лучшего друга или вы нашли записку с подробностями мерзких инцидентов на заднем сиденье машины, после разговора с сыном или дочерью вы должны сообщить учителям о травле, которой они подвергаются в школе. В данном случае алгоритм действий таков.

Договоритесь о встрече с представителем администрации школы и приходите на неё вместе с ребёнком. Если в школе действует политика предотвращения травли и установлены соответствующие процедуры, в администрации может быть конкретный человек, имеющий должную подготовку, в обязанности которого входит эффективное вмешательство.

Важно, чтобы ваши сын или дочь, ставшие объектом травли, принимали активное участие в поиске решения проблемы. Если речь идёт о подростке, он может во время первой встречи играть даже ведущую роль, а вы — оказывать ему поддержку. Письменно изложите факты (дата, время, место, конкретные обстоятельства инцидентов и участвовавшие в них ученики), а также напишите, что пытался сделать ваш ребёнок, чтобы предотвратить травлю.

Отметьте, что его действия не дали результата и то, как отразилась на его здоровье — физическом и/или моральном — травля. (Заранее изложив всё в письменном виде, вы поможете себе и ребёнку эффективно представить факты, которые можно упустить во время эмоционально насыщенного разговора, если вы оба будете полагаться только на память.)

Вместе с сыном или дочерью и представителем администрации школы разработайте план, удовлетворяющий непосредственные потребности вашего ребёнка, чтобы он чувствовал себя в безопасности: что можно сделать, чтобы избежать травли, как сопротивляться возможным инцидентам в будущем, к кому обращаться за помощью. В плане следует отразить действия взрослых, направленные на обеспечение безопасности вашего ребёнка и других потенциальных жертв, а также на предотвращение травли в будущем.

Выясните, что планирует предпринять администрация по отношению к агрессору и ожидает ли школа поддержки от его родителей

На данном этапе вы можете обсудить возможность встречи вашего ребёнка и преследователя — позже, на третьей стадии дисциплинарного процесса, примирении. Никто не согласится на такую встречу прямо сейчас, но дайте понять представителю учебного заведения, что вы считаете важной возможность примирения после того, как обидчик (обидчики) пройдёт (пройдут) предыдущие стадии. Определите время, когда вы хотели бы вместе с представителем администрации проверить исполнение плана и при необходимости внести в него поправки. Если вы считаете, что школа не прилагает достаточных усилий для решения проблемы, можете высказать свою озабоченность и проинформировать преподавателя и/или представителя администрации, что собираетесь обратиться в районное Управление образования, а при необходимости — особенно в случаях жестокого обращения или расистской и сексистской травли — в полицию (в Соединённых Штатах Америки можно обратиться в Управление гражданских прав Министерства образования). Школа обязана защищать учеников и несёт ответственность за то, что не делает этого.

Переводить или не переводить?

Любой ребёнок имеет право получать образование в обстановке, свободной от страха и харассмента — прямых либо косвенных словесных оскорблений или угроз, недоброжелательных замечаний, грубых шуток, инсинуаций, нежелательных писем или звонков, показа оскорбительных или унизительных фотографий, запугивания, похотливых жестов, физического нападения или других подобных действий.

Если ребёнок долго подвергался травле, ему наверняка требуется серьёзная поддержка. Вы должны понимать, что ему может быть причинён физический и/или эмоциональный вред, он может быть в состоянии шока, боится повторения травли, очень напуган и не желает верить агрессору либо свидетелям травли, которые якобы ни при чём.

Возможно, он думает о мести, а среди его чувств преобладает ярость. Чтобы помочь жертве травли начать восстанавливаться, вокруг неё нужно создать атмосферу сострадания, доброты и терпения. И конечно, обеспечить ей безопасное окружение. В идеале такое окружение должно включать школу, где взрослые относятся к травле как к серьёзной проблеме, быстро и эффективно реагируя на сообщения о ней, ученики относятся друг к другу уважительно и дружелюбно, а агрессора ждёт процесс восстановительного правосудия.

Я не сторонница перевода жертвы в другой класс или другую школу, чтобы избавить её от травли

В новой школе травля может продолжиться, а жертва — остаться без должной поддержки. Впрочем, иногда смена учебного заведения становится хорошим решением. Я согласна с Джудит Рич Харрис, автором книги «Воспитательная ложь» («The Nurture Assumption»), которая писала: «Если бы мой ребёнок находился в самой нижней части местного тотемного столба и если бы все, кто находится выше, нападали на него, я бы захотела забрать его оттуда. Жертв мучают отчасти из-за их репутации жертв, а изменить представления группы сверстников о таких вещах очень трудно. При переводе ребёнок теряет свою группу сверстников и статус, даже не самый высокий. Но если группа сверстников делает его жизнь невыносимой, а статус у него нулевой, терять ему нечего…»

Решение о том, переводить или не переводить ребёнка в другой класс либо школу, не простое и не лёгкое. Искать учебное заведение, в котором вашим сыну или дочери будет комфортно, нужно, принимая во внимание четыре принципа Дэна Олвеуса, а также три П и пять общешкольных компонентов программы «Шаги к уважению». Эти составляющие в сочетании с вашим пониманием и его собственными усилиями помогут выбрать оптимальный вариант. Бежать — не самое хорошее решение, но иногда перевод в более доброжелательный класс или школу оказывается единственным выходом.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(1)
Подписаться
Комментарии(1)
Через так называемые «касты» проходят практически все социальные общности. (школа, армия, тюрьма и т. п.) даже в социуме есть классы и различные социальные группы, которые объединяются по определенным признакам. Это нормально. Другое дело, когда целью объединения является причинение вреда другому человеку. Видимо родите…
Показать полностью