«Мы очень сильно переоцениваем героизм и силу». Как воспитывать патриотизм на школьных уроках

«Мы очень сильно переоцениваем героизм и силу». Как воспитывать патриотизм на школьных уроках

Отрывок из книги «Вертикальный прогресс»
2 072
6

«Мы очень сильно переоцениваем героизм и силу». Как воспитывать патриотизм на школьных уроках

Отрывок из книги «Вертикальный прогресс»
2 072
6

Пока Министерство просвещения готовит новый проект о патриотическом воспитании, писатель и преподаватель Дмитрий Чернышев в книге «Вертикальный прогресс. Как сделать так, чтобы дети полюбили школу», вышедшей в издательстве «Альпина.Дети», рассуждает о том, что это вообще такое. О каких героях рассказывать детям в школе? И почему любая страна пытается «подправить» свою историю.

Давайте поговорим о патриотическом воспитании — этой священной корове любого государственного образования. В любой стране мира учителя считают долгом приукрасить историю своей страны. Её правители были мудры и справедливы, а народ — мудр и добр. Мужчины этой страны славятся трудолюбием, а женщины — красотой. Эта страна не вела захватнических войн, а только отражала набеги неприятелей. Или, в крайнем случае, следовало восстановить справедливость и вернуть себе свои законные территории.

Если у этой страны были колонии, то она несла в них лишь цивилизацию и процветание. Этой стране не очень везло с соседями, которые мечтали о её богатствах. Иногда судьба была сурова, и страна оказывалась на грани выживания, но она всегда выходила с честью из всех испытаний. Воины этой страны покрыли себя вечной славой. Культура и наука этой страны — гордость всего мира и так далее. Так говорят на уроках истории учителя почти во всех странах мира, ведь им нужно вырастить настоящих патриотов и защитников.

И почти всегда учителя врут. Социолог Джеймс Лоуэн в книге «Ложь учителя: ваши учебники истории ошибаются» рассказывает, что США о кровавых завоеваниях и геноциде коренных жителей предпочитают умалчивать или описывать отношения между индейскими племенами и переселенцами как спокойные.

Американский историк Джордж Хапперт утверждает, что в прошлом неудобные исторические факты замалчивались. Так, французские авторы не говорили о событиях, связанных с процессом над Жанной д’Арк, до XVI века, не упоминалось и о роли Церкви, практически всё повествование было посвящено королю. Кроме того, в XX веке стали игнорировать «брачный союз» с Бретанью, который оказался для Франции насильственным.

Бо́льшая часть программы в Испании сводится к изучению культурного и религиозного опыта. В одном из самых популярных учебников Антонио Альвареса Переса «Энциклопедия, первая ступень» больше половины материала посвящено истории духовности. Огромное внимание уделяют истории народных праздников, которых на счету у испанцев более трёх тысяч. Исторический процесс в Испании выглядит как долгая борьба страны за свободу. Однако по сей день замалчиваются такие события, как завоевание Мексики и Перу, уничтожение индейцев и рабство.

В книге Марка Ферро «Как рассказывают историю детям в разных странах мира» сравниваются главы из учебника истории республики Ганы.

Сначала идёт рассказ о своей стране.

Королевство Гана. Могущественная империя. Прибыльные торговые связи. Прекрасный город. Простое и выдающееся по своей точности наследственное право. Умеренные налоги. Государственная казна очень богата. Богатство страны. Активный торговый центр.

А потом — об истории христианского Запада.

Барщины, установленные сеньорами. Голод. Отсутствие излишков для торговли. Народонаселение в плачевном состоянии. Умирают молодыми. Болезни и эпидемии. Свободы ограничены. Крестьяне — жертвы социального устройства. Ухудшение положения сервов.

Показательно, как преподавали историю в нацистской Германии. В младших классах она рассматривалась в обратном порядке — удалялась от нынешнего времени в глубь веков

Адольф Гитлер, таким образом, являлся первым героем и как бы венчал собой историю. Затем следовал Лео Шлагетер, участник «сопротивления» французам во время «оккупации Рейнской области», расстрелянный французами в 1923 году, — «национальный герой и жертва версальского диктата». Затем шёл Бисмарк, «который, умирая, надеялся, что его дело будет когда-нибудь завершено». Затем Фридрих II, Лютер, Карл Великий и так далее. И, наконец, Арминий, который наголову разбил мощную римскую армию «в сумрачных германских лесах». Арминий желал, чтобы германцы объединились, но они оставались разделёнными.

«Раздоры дорого стоили немецкому народу, который мечтал об объединителе. И вот наконец он явился…»

А вся мировая культура была, разумеется, порождением германского гения. Отсюда перейти к мысли о необходимости жизненного пространства для спасения цивилизации совсем просто.

В чем состоит основная проблема с героизацией собственной истории? Она приучает детей к племенному мышлению — «мы самые лучшие». А за этой мыслью неизбежно идёт следующая: «а остальные — похуже». А значит, при необходимости наши героические солдаты (хорошие) могут и должны защищаться от чужих вероломных солдат (плохих). А лучший способ защиты — нападение. Но война — самое страшное занятие человечества. Самое глупое и самое преступное.

Война — это всегда массовые убийства людей. И от того, что такое убийство будет отлакировано героизмом, оно становится ещё страшнее.

Не надо рассказывать про священную войну. Любая страна говорит, что её дело правое и что её солдаты спасают свой народ

Ни в одной стране мира нет министерства нападения — везде министерства обороны. Все говорят о готовности умереть за свою страну, хотя на самом деле готовятся убивать. Необходимо прервать эту цепь милитаристского патриотизма. Нужно объяснять детям, что любой полководец — это серийный убийца. По его приказу стираются с лица земли города и солдаты идут на смерть.

Ребёнка накрутить до патриотической истерики гораздо проще, чем взрослого с его опытом и критическим мышлением. В книге Макса Хейстингса «Первая мировая война: Катастрофа 1914 года» рассказывается о том, насколько одинаковые приёмы для этого использовали враждующие страны:

«Французским школьникам предлагались такие темы для сочинений, как «Отъезд полка на фронт», «Письмо от неизвестного старшего брата, который сражается за нас», «Прибытие поезда с ранеными», «Немцы убили маленького семилетнего мальчика, который играл в поле с деревянным ружьём» и «Немцы заняли твой город. Опиши свои чувства». Географию требовали вести по ежедневно обновляющимся картам боевых действий. Раненым учителям, возвращающимся в школы, отводилась особая роль. Уроки немецкого сменил английский, а в курсе истории упор делался теперь на римских и греческих героев.

Выпускники немецких школ отвечали на экзаменах на вопросы: «Если жизнь борьба, что есть наше оружие?», «Что побуждает каждого годного для строевой службы гражданина Германии ответить на призыв Отечества?». Одна из берлинских школ предложила сочинение на тему «Война как образовательный процесс». В каждой стране детей отправляли на сбор металлолома, который можно было переработать в боеприпасы. Детей приучали к мысли, что кастрюли и сковороды, которые они выпрашивали у соседей, переплавят в пули».

Изучать историю своей страны можно и нужно, а вот героизировать войну — нельзя. У нас сбиты нравственные ориентиры. Мы очень сильно переоцениваем героизм и силу. И недооцениваем ум и доброту. Нельзя воспитывать детей, как в советское время на подвигах пионеров-героев.

Примером для подражания для детей не может быть человек, который убивает людей

Ни при каких условиях. Даже на войне. Даже защищая свою страну. Потому что таким образом мы приучаем детей к тому, что убивать можно. Что война в принципе возможна. Если, конечно, за правое дело. А до концепции священной войны отсюда рукой подать. Потому что с нами Бог и Правда на нашей стороне. Только не забывайте, что солдатам противника говорят в точности то же самое: с нами Бог, и Правда на нашей стороне. За святое дело воюем.

Однажды итальянского писателя Джанни Родари пригласили возглавить жюри детского кинофестиваля. Фаворитом конкурса был фильм «Неуловимые мстители», но Родари наотрез отказался голосовать за эту картину. Он заявил, что скорее со скандалом покинет фестиваль, чем станет вручать главный приз советскому боевику: «Этот фильм нельзя показывать детям. Как вы этого не понимаете? Ведь в этом фильме дети убивают людей!»

Похожая история произошла с фильмом Спилберга «Инопланетянин», 1982 год. Финляндия, Швеция и Норвегия запретили показывать его детям до 12 лет. Потому что в фильме взрослые были врагами детей.

У человечества должны быть другие герои: учителя, врачи, пожарные, учёные, спасатели, изобретатели, гуманисты, просветители. Героем можно считать человека, спасающего людей. Например — пловца Шаварша Карапетяна. На его глазах с дороги в озеро слетел переполненный людьми троллейбус. Множество людей оказались в ледяной воде на глубине десяти метров. Шаварш нырнул и выбил ногами заднее стекло, стал доставать гибнущих людей. Он спас жизни двадцати человек.

Герой — это польский педагог Януш Корчак, который мог спастись, но решил не оставлять своих воспитанников одних и пошёл с ними в Треблинку. В газовую камеру.

Герой — это Сергей Сотников, который в течение 12 лет после закрытия аэропорта «Ижма» в одиночку сохранял взлётно-посадочную полосу в рабочем состоянии. Это спасло жизни 81 человека при аварийной посадке самолёта.

Назову ещё несколько человек, которые могли бы быть примером для подражания наших детей.

Френсис Олдхэм Келси

Первое задание Френсис Келси как сотрудника Управления по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов США было довольно простым. «Талидомид» — медицинский препарат, одобрение на использование которого ей необходимо было выдать, — уже имел соответствующую лицензию в Канаде и более чем в 20 странах Европы и Африки.

В августе 1958 года от компании-производителя Grünenthal поступило письмо, в котором отмечалось, что «„Талидомид“ — лучшее лекарство для беременных и кормящих матерей». И уже к началу 1961 года в Германии «Талидомид» стал самым продаваемым седативным средством. Келси должна была просто подписать бумагу, разрешающую продажу лекарства в США. И всё. Единственным подозрительным обстоятельством было то, что токсикологические исследования в большинстве своём проводились на крысах. При этом лекарство не оказывало на крыс никакого воздействия. Возможно, лекарство крысиным организмом не усваивалось, а значит, и токсикологическая экспертиза была некорректной по сути.

В соответствии с установленной процедурой Келси не могла отказать в регистрации препарата, не имея на то оснований. А срок рассмотрения заявки на сертификацию препарата был ограничен 60 днями. Всё, что она могла, — затребовать у производителя дополнительную информацию, что позволяло «обнулить» шестидесятидневный счётчик.

Каков же был её ужас, когда вслед за запросом на дополнительные данные токсикологического исследования, в нарушение всяких процедур, ей на личную почту и домашний телефон пошёл поток писем и звонков сначала с уговорами, а потом с откровенными угрозами. Компания-производитель, используя свои связи, давила на неё через вышестоящее руководство, ссылаясь на её низкую квалификацию. Она держалась, шесть раз отклоняя заявку как неполную.

18 ноября 1961 года страшная новость пришла из Германии. Группа исследователей назвала «Талидомид» причиной физических уродств у новорождённых

Малыши рождались без конечностей, многие умирали в течение первого года жизни (более 4000 зарегистрированных случаев). 29 ноября 1961 препарат был изъят с рынка Германии. 8 марта 1962 года, после полутора лет борьбы, производитель сам отозвал заявку на регистрацию «Талидомида» в США.

8 августа 1962 президент Кеннеди вручил Френсис премию за выдающуюся гражданскую службу — высшую невоенную награду США. Она стала второй женщиной в истории, удостоившейся такой чести. 10 октября 1962 года президентом США был подписан указ об ужесточении контроля в области сертификации пищевых продуктов и лекарственных препаратов. Газета The Washington Post писала о Келси: «Она предотвратила рождение сотен, а может быть, и тысяч безруких и безногих детей».

Лоуренс Чамберс

Капитан Лоуренс Чамберс (первый афроамериканец, командующий авианосцем ВМФ США, и первый афроамериканец — выпускник Военно-морской академии США, ставший адмиралом), командуя авианосцем «Ми- дуэй», отдал приказ сбросить в воду несколько вертолётов UH-1 «Ирокез» (стоимость одного такого составляла около 10 миллионов долларов). Только для того, чтобы посадить на палубу маленький самолёт «Сессна», в котором находились майор армии Южного Вьетнама, его жена и пятеро детей.

Нелли Блай

Американская журналистка. Провела одно из первых настоящих журналистских расследований. Симулировала безумие в общежитии для рабочих, всё время сидя перед зеркалом. Отказывалась ложиться спать. Была доставлена в полицию и предстала перед судом. Судья решил, что она наркоманка, и назначил медицинское освидетельствование. Консилиум докторов вынес приговор «безусловно безумна».

Нелли поместили в женскую больницу на острове Блекуэлл. Женщин кормили отбросами: заплесневелым хлебом и жидким бульоном.

Больных привязывали к койкам, избивали и окатывали ледяной водой. Всех заставляли сидеть без движения. Повсюду была грязь, валялись объедки и ползали крысы

Блай провела в сумасшедшем доме десять дней, после чего её вытащила оттуда газета New York World, в которой она работала.

Из её репортажа: «Что, кроме пытки, сделает человека безумным быстрее, чем это лечение? Сюда присылают лечиться женщин с отклонениями психики. Я бы хотела, чтобы врачи-эксперты, которые осуждают меня за мои действия и сами доказали свою компетентность, попробовали отправить туда вменяемую и физически здоровую женщину, заставить её молчать, сидеть с шести утра до восьми вечера на скамейке с прямой спинкой и не разрешать ей двигаться или разговаривать, не давать ей читать и не рассказывать, что происходит в мире, плохо её кормить и жестоко лечить, и посмотрели, сколько времени пройдёт, прежде чем она станет безумной. Два месяца сделают её психическим и физическим инвалидом».

Статья Блай «Десять дней в сумасшедшем доме» произвела колоссальный эффект и серьёзно повлияла на отношение к людям с психическими отклонениями.

Лоуренс Отс

Капитан кавалерии Лоуренс Отс. Один из участников британской антарктической экспедиции «Терра Нова», возглавляемой Робертом Скоттом. Один из пяти человек, которых Скотт отобрал, чтобы покорить Южный полюс. Через 78 дней путешественники достигли полюса и обнаружили там покинутый лагерь норвежца Руаля Амундсена, который опередил их на 35 дней.

На обратном пути британская экспедиция столкнулась с большими трудностями. Отс получил сильное обморожение обеих ног, у него началась гангрена, он еле шёл и стал обузой для экспедиции. Понимая, что он резко снижает шансы остальных вернуться, он вышел босиком из палатки в 40-градусный мороз со словами: «Пойду пройдусь. Может быть, не скоро вернусь».

Джеймс Цверг

Молодой белый студент, боровшийся против расизма в Америке. Он участвовал в акциях Freedom Riders — совместных поездках на транспорте белых и чёрных американцев для борьбы с сегрегацией. Участники рейда за свободу прибыли в Алабаму утром 20 мая 1961 года. Ку-клукс-клан оповестил своих членов об этом, и местные расисты собрались в полном составе. Их было около 300 человек.

Демонстрантов, едва они выходили из автобуса, начинали жестоко избивать. Полиции не было видно. За несколько дней до того губернатор штата Джон Пэттерсон фактически выдал белой толпе карт-бланш: «Народ Алабамы настолько возмущён, что я не могу гарантировать защиты этой горстке возбудителей черни».

Расисты прогнали всех фотографов — они не хотели быть запечатлёнными на снимках. Первым из десяти демонстрантов, покинувших автобус, был Джеймс Цверг. Несколько женщин закричали: «Убейте этого сукиного сына, любителя черномазых!» Его окружили шестнадцать белых юнцов, вооружённых палками. Женщины продолжали их натравливать. Парни сбили Цверга с ног.

Он поднялся. Они снова сбили его, затем ещё раз и ещё. Цверг не предпринял попытки ударить в ответ — он не защищался. Он только все время повторял псалом 26: «Господь — свет мой и спасение моё: кого мне бояться? Если ополчится против меня полк, не убоится сердце моё». Нападавшие ногами выбили ему передние зубы. Цверг пролежал на земле более часа уже после прибытия полиции.

Журналист попросил комиссара полиции Салливена вызвать скорую помощь. Комиссар ответил: «Все белые станции скорой помощи в городе заявляют, что у них нет исправных машин»

Журналист продолжал настаивать: «Но человек нуждается в медицинской помощи». Салливен ответил жёстко: «Он её не просил».

Сам Цверг говорил потом: «Ничего особенно героического я не сделал. Героем был негр, который спас мне жизнь, — человек в комбинезоне, который случайно проходил мимо. У него хватило мужества подойти и сказать: „Прекратите бить этого ребёнка. Если вам нужно избить кого-то, избейте лучше меня“. И эти парни так и сделали. Тот негр оставался ещё без сознания, когда я вышел из больницы».

Станислав Петров

В ночь на 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Петров был оперативным дежурным командного пункта «Серпухов-15», находящегося в 100 км от Москвы. Петров получил сигнал — с одной из американских баз стартовала ядерная ракета. Совпали все 30 уровней проверки. И вслед за этим были зафиксированы ещё несколько запусков. Система оповещения предупреждала о «ракетном нападении».

У Петрова было два варианта. Либо нажимать на красную кнопку, и тогда окончательное решение должен принимать Андропов со своим чемоданчиком — зная, что минут через пятнадцать уже прилетят американские ракеты. Либо доложить начальству: «Мы получаем ложную информацию» — и отвечать за последствия самому. Если, конечно, будет кому и перед кем отвечать.

Станислав Петров принял решение не нажимать красную кнопку. Расследование потом установило, что причиной послужила засветка датчиков спутника солнечным светом, отражённым от высотных облаков.

В 2006 году в ООН Станиславу Петрову была вручена статуэтка с надписью «Человеку, который предотвратил ядерную войну».

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(6)
Подписаться
Комментарии(6)
Поддерживаю позицию. Мой опыт воспитания патриотизма — это понимание ценности жизни на русской классике https://mel.fm/blog/menedzhment-rynochny/89271-uchimsya-lyubit-russkuyu-klassiku-3
Сергей Гаврилов, председатель Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений, координатор межфракционной депутатской группы по защите христианских ценностей, президент Межпарламентской Ассамблеи Православия (КПРФ) много говорил по этому поводу. Наберите в поиске и почитайте. По его инициативе были вставлены слова о воспитании патриотизма. К примеру: Депутат также отметил, что армия не только институт обороны России, но и «воспитательный институт по подготовке патриотических кадров» (https://govoritmoskva.ru/news/237059/). Теперь не надо сомневаться, кого школа будет готовить после внесения поправок в Конституцию.
какой Бог и какая Правда топтать уничтожать чужую страну? почему так много ссылок на иностранную литературу? в России как ни в какой стране накоплен такой пласт и литературы и опыта и героев которым несть числа. И мы, и участники, не все они ушли, и мы, дети войны, той, самой страшной многое помним и доносим своим детям и внукам. Мне кажется, что опираться надо на собствненный опыт и идеалы. Вот вам пример. Сейчас по ФМ87.6 Сергиенко В.В.темка именно «темка» в сегодняшней ГЕрмании вскрываются такие методы школьного обучения, целая философия, школы, где педофилам отдают на воспитание беспризорных детей. А прошло то всего-навсего 75 лет. А это разврашение продолжается 30 лет и немецкое общество помалкиевает. Что вы всё про Америку, да Европу! Вот вам и ЕВропа, вот вам и АМерика с целованием сапог молодыми белыми женщинами здоровым квадратным афроамериканцам! Вот вам патриотизм и в педоЕвропе, и черного расизм в Америке!
Можно, конечно, списать на возраст то, что вы не брезгуете информационными помойками. Сколько сейчас «детям войны», которые могут что-то помнить о войне? И что они передают своим внукам, которые уже сами давно родители? Речь в тексте о том, что для того, чтобы приводить пример героизма, не обязательно впадать в милитаризм.
Показать все комментарии
Больше статей